WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Первой книгой, составленной из ремизовских переложений фольклорных сказок, стала «Докука и балагурье» (1914). Ее «протографом» и своеобразной «идеальной» проекцией была книга Н. Е. Ончукова «Северные сказки» (СПб., 1908). Основная идея этого сборника, выраженная, среди прочего, и в его названии, заключалась в том, чтобы представить собирательный образ русской народной сказки.

Группируя тексты по шести разделам, Ремизов предлагал тем самым собственную, отличную от научной, ее классификацию. В названиях первых четырех разделов обозначены главные герои этих циклов: русские женщины, царь Соломон и царь Гороскат, воры, хозяева (т. е. представители мира низшей демонологии и нежить). Пятый раздел «Мирские притчи» состоит из сказок, по своему пафосу тяготеющих к нравоучительной литературе. Шестой раздел «Глумы» (т. е. потеха, забава, шутки, смех) имеет кольцевую композицию: он открывается и заканчивается сказками про скоморохов, которые воспринимаются не только как персонажи этих двух сказок, но и как рассказчики остальных шести сказок цикла. Таким образом, соединяя в циклы тексты с определенным типом персонажа, Ремизов моделирует своеобразную «социальную парадигму» народной сказки.

Весьма показателен в этом отношении цикл «Русские женщины», который вырос в самостоятельную книгу и был опубликован отдельным изданием в 1918 году. Его название, бесспорно, является отсылкой к известной поэме Некрасова, так как писатель развивает ту же тему русской литературы. Однако сама трактовка заметно отличается от некрасовской. Ибо гендерная проблематика берется Ремизовым в весьма специфическом ракурсе: «Тут все, что русским народом сказано. О матери, сестре, жене. От желанного до злого».2 То есть его интересуют не лучшие, как у Некрасова, а все возможные качества национального женского характера, какими их видит русский народ в своих сказках. Как и в «Докуке и балагурье», Ремизов озабочен прежде всего парадигматикой и потому создает своеобразный «каталог женских образов», т. е. монтажный по своей сути текст.3 Принципиальность установки на «каталогизацию» подчеркивается еще и однотипностью большинства названий конкретных сказок цикла. Эти названия не совпадают с номинациями протографов, и следовательно, возникают в результате продуманного подхода к организации материала. Причем, если в «Докуке и балагурье» монтажные «швы» соответствуют границам разделов, то в «Русских женщинах» как таковые можно рассматривать в том числе и отступления от доминирующего типа названия.

Сборник сказок «Укрепа» (1916) во многих отношениях является переходным и демонстрирует дальнейшее развитие и усложнение системы монтажных приемов в творчестве Ремизова. На его выделенность в ряду других указывает уже нетипичное жанровое определение в подзаголовке («Слово»), хотя основную массу включенных сюда текстов продолжают составлять сказки. «Протограф» этого сборника – «Сказки и предания Самарского края» (СПб., 1884), подготовленные Д. Н. Садовниковым.

Идея «Укрепы» отражена в ее композиции и сформулирована в подзаголовке: «Слово к русской земле о земле родной, тайностях земных и судьбе», т. е. данность «страдной России» соотносится здесь с «земными тайностями» одушевленной материи, воплощенной народным сознанием в образы низшей демонологии, и с тайнами духа, высоким нравственным императивом христианского смирения со страдой мира («На все Господь»).

Этот сборник можно считать началом систематической работы Ремизова над большой темой своего творчества – легендарным образом Николая Чудотворца в русской культуре, которая впоследствии нашла отражение в таких его книгах, как «Николины притчи» (1917), «Никола Милостивый» (1918), «Звенигород окликанный» (1924), «Три серпа» (1927) и «Образ Николая Чудотворца» (1931). Первые четыре включали в себя и Николины сказки, опубликованные в «Укрепе».

Другая не менее важная новация «Укрепы» по сравнению со всеми предыдущими сборниками – так называемые солдатские сказки, включенные в основном в первый раздел «Страдной России» (впоследствии они составили специальный раздел в итоговом сборнике 1923 года «Сказки русского народа, сказанные Алексеем Ремизовым»). Их появление в ремизовском сказочном репертуаре именно в 1914 году вполне закономерно. Вместе с тем «Укрепа» стала первой попыткой писателя ответить сказкой на политическую, а не культурную «злобу дня».

Еще один помещенный здесь текст «Яйцо ягиное» восходит к ламаистскому источнику и тоже является приметой переходного характера сборника. Но знаменует смену вектора интересов Ремизова непосредственно в области сказки, а именно: обращение от русского материала к международному.

Наиболее принципиально от всех других произведений сборника отличается заключительный рассказ «Семь бесов», который впоследствии на правах подлинного мемуарного свидетельства в переработанном виде, но под тем же названием был включен в книгу воспоминаний «Иверень». Такой прием, когда к фольклорному по своим источникам материалу подключается текст, в основе которого лежит мифологизированная автобиография, и тем самым они уравниваются в пространстве книги, свидетельствует не только о расширительном толковании Ремизовым понятия «сказка», но и о начале принципиально нового, с точки зрения литературной стратегии, этапа в его творчестве, подготовленного работой над русским фольклором. Таким образом, «Укрепа» в известном смысле выступает в роли связующего звена между ремизовской прозой 1910-х годов и его большими «монтажными» произведениями эмигрантского периода, к которым принадлежит и «Иверень». Поэтому сборник заслуживает внимания прежде всего как определенный этап в развитии эпической формы.

Сборник «Сказки русского народа, сказанные Алексеем Ремизовым» (1923) является своеобразной «репликой» знаменитого собрания «Народные русские сказки» А. Н. Афанасьева. Императивом ремизовского издания стало окончательное утверждение сказки как актуального жанра русской прозы ХХ века. Вместе с тем этой книгой писатель подводил итоги своей многолетней работы с материалом фольклора. Более он уже никогда не обращался к сказке в таких масштабах.

Параграф 3.2 «Сказки нерусские: “Лалазар”, “Сибирский пряник”, “Ё”» посвящен еще одному уникальному проекту Ремизова: создать в pendant к «Сказкам русского народа» не менее грандиозное собрание «Сказок нерусских» (ИРЛИ. Ф. 256. Оп. 1. Ед. хр. 9). В полной мере он так и не был осуществлен.

Появление подобных произведений в творчестве писателя стало закономерным результатом его обращения к фольклору, который, как известно, не знает границ. К тому же та научная среда, с которой контактировал Ремизов, побуждала его к сравнительно-историческим экскурсам в инонациональный материал, что неизбежно вело от интересных аналогий к работе над самими текстами. В первую очередь в этой связи следует назвать имя ученика А. Н. Веселовского Е. В. Аничкова, но, конечно, и других активных участников культурной жизни начала XX века из числа представителей гуманитарной науки, например, П. Е. Щеголева.

Еще одним важным фактором, бесспорно, является тот исторический контекст, на фоне которого произошел поворот Ремизова к «нерусским» сказкам. В 1913 году Россия отмечала 300-летие Дома Романовых и подводила итоги своего трехвекового развития. В числе прочих праздничных мероприятий была и вызвавшая широкий общественный резонанс выставка в Этнографическом музее в Петербурге «Народы России», заставившая современников по-новому осмыслить масштабы и разнообразие Империи, владеющей огромными «экзотическими» территориями. И ремизовские циклы, о которых речь пойдет далее, стали опытом ее культурного освоения. Первым в этом ряду следует назвать кавказский сказ «Лалазар», который был создан в основном в 1915 году, но опубликован отдельным изданием только семь лет спустя уже в Берлине.

В XIX веке кавказская тема прочно обосновалась в русской литературе, причем разрабатывалась многими корифеями. Это было особенно важно для Ремизова, так как позволяло ему органично ввести сказки кавказского извода в соответствующую литературную традицию и одновременно по-своему обыграть ее. В отличие от предшественников, писателя интересовала в данном случае не столько ориентальная экзотика и тем более не романтика завоевательных войн, сколько Кавказ как древняя земля – колыбель христианской цивилизации, о чем свидетельствовали переложенные им записи фольклорных текстов.

Вместе с тем этот цикл, как и большинство произведений Ремизова, не в последнюю очередь возник под влиянием ряда личных обстоятельств. Так, в летние месяцы 1915, 1916 и 1917 года он лечился в Ессентуках в санатории доктора Зернова, посещал Пятигорск и Кисловодск. Кроме того, что также традиционно важно для этого писателя, его сказы стали результатом контактов с конкретным собирателем – начинающим поэтом и переводчиком с грузинского языка Н. А. Чернявским, который снабжал Ремизова фольклорным материалом и принимал самое живое участие в создании кавказского цикла.

Следующим в этом проекте стало собрание сибирских сказок. Цикл появился в период революции и по масштабу первоначального замысла был соразмерен эпохе. Подобно Ермаку Ремизов намеревался вновь «открыть» Сибирь, сделать мифы ее коренных народов частью культурного ландшафта России. Однако в результате этот грандиозный замысел так и не был осуществлен. Вместо него на свет появился менее масштабный, но по-своему уникальный проект. Ранее отечественная словесность еще не знала прямого обращения к сказкам нерусских народностей, живущих за Уральским хребтом, как самостоятельному целостному сюжету.

Ремизов опубликовал первую сказку цикла еще в 1916 году. Она имела печатный текст-источник – запись чукотской сказки, сделанную И. П. Толмачевым, причем заимствованный из того же выпуска «Живой старины», что и тексты-источники цикла «Ё», над которым писатель работал летом 1916 года.

Почти через два года, весной 1918-го Дм. К. Соловьев передал Ремизову для обработки свои неопубликованные записи двух карагасских и трех манегрских сказок, а также предоставил ему сведения этнографического характера, которые впоследствии были помещены в примечаниях к циклу. Якутские сказки, полученные писателем от С. А. Новгородова, очевидно, тоже никогда не публиковались. Таким образом, как и «Лалазар», этот цикл по большей части был основан на рукописных источниках.

В 1919 году его выпустило в свет петербургское издательство «Алконост» под названием «Сибирский пряник. Большим и для малых ребят сказки. Сибирские сказки». Обложка этой книги была выполнена по эскизу самого Ремизова.

Когда в 1922 году «Сибирский пряник» был переиздан Александром Шрейдером в берлинском издательстве «Скифы», Ремизов изменил название сборника, использовав для него имя шамана из сказки «Стожары» – Чакхчыгыс-таасу, что значит Трескучий камень (Сибирский пряник. С. 11) или Кремень (Чакхчыгыс-таасу. С. 32) Само якутское имя шамана писатель убрал из текста, сделав название своей книги сродни глоссолалии – абсолютно непонятным читателю, что, вероятно, должно было символизировать «закрытость» данной этнокультурной традиции для европейца.

Сказки о зайце, входящие в книгу «Ё», были написаны в 1916 году и затем публиковались в разных повременных изданиях. Смысл названия этого цикла Ремизов пояснил в примечании к одной из публикаций в журнале «Огонек»: «заяц по-тибетски – Ё». Действительно, его фольклорным источником были записи тибетских сказок, сделанные Г. Н. Потаниным и опубликованные в «Живой Старине» (1912. Вып. II–IV).

Первое отдельное издание «Ё» появилось якобы без ведома автора в 1921 году в Чите под маркой издательства «Скифы». В августе 1921 года Ремизов навсегда покинул Россию. А в 1922 году вышло в свет второе и последнее прижизненное отдельное издание цикла. Книгу выпустило берлинское издательство «Русское творчество».

Тема «заяшных сказок» чрезвычайно занимала Ремизова в начале 1920-х годов. Недаром в сборнике современной русской прозы под редакцией Вл. Лидина «Литературная Россия» (М., 1924. Т. 1) вместе с автобиографией писателя в качестве образца его творчества был приведен фрагмент сказки «Заячий указ». В последующие десятилетия сказки о зайце Ё, как и некоторые другие концептуально важные циклы, находились в «рабочем портфеле» Ремизова. И это не случайно, так как они напрямую связаны с магистральными темами его творчества эмигрантского периода, и особенно 1920-х годов. Мы имеем в виду прежде всего семантику образа главного героя этих сказок – кровожадный и безжалостный тип «нового человека» революционной эпохи, который вскоре будет описан в романе Анатолия Мариенгофа «Циники». Сам цикл был острым политическим памфлетом, хотя при этом ремизовские сказки до мелочей следовали тексту-источнику. Тем самым писатель еще раз продемонстрировал истинные возможности своих пересказов.

Таким образом, в отличие от «Посолони» с ее жестко заданной композицией, сборники 1910-х – начала 1920-х годов организуются по совершенно иному принципу. Они представляют из себя свободную «рамочную» конструкцию, структурируемую посредством тематических разделов, как правило, подразумевающих либо конкретный тип персонажа, либо определенный тип текста. Или же, как в случае с циклом «Русские женщины», «каталог образов». Эта тенденция к каталогизации и классификации прослеживается во всех сборниках русских сказок. Причем отдельные тексты, являющиеся пересказом конкретного фольклорного источника, включаются в них на правах цитаты, а сами сборники, таким образом, являются центоном. Но, что характерно, в то время как отдельно опубликованные сказки могут быть восприняты как плагиат, помещенные в сборник, они попадают в созданный автором контекст и приобретают все права авторского текста.

Вместе с тем цитатный характер этих сборников предполагает особый род «игры с традицией». Каждый из них проецируется на конкретный «идеальный протограф» – научный источник, из которого заимствуется основная часть материала для переложения. В отдельных случаях Ремизову важна еще и территориальная принадлежность помещенных здесь записей, поскольку она соотносится с эпизодами его биографии.

Стремление писателя превратить свои пересказы народных сказок в актуальный жанр современной литературы напрямую влияет на отбор текстов. Предпочтение отдается в первую очередь бытовой сказке, быличке, анекдоту, т. е. наиболее близким к литературе фольклорным жанрам.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»