WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

В диссертации отмечается, что частное и публичное право – системы регулирования, обеспечиваемые правовыми образованиями (блоками), что подразумевает иной подход к их идентификации, чем по отношению к отраслям права. Вместе с тем этот подход не должен “разрушать” сложившуюся систему права России, ориентированную на предмет и метод правового регулирования.

Акцент в процессе подразделения на частное и публичное право перемещается на метод правового регулирования, поскольку в сфере частного права правоотношения преимущественно возникают, изменяются и прекращаются по волеизъявлению их участников (чаще всего из договоров) и строятся на принципе равноправия и координации субъектов.

В публичном праве государственные органы выступают как носители властных (публичных) полномочий, так как предполагается, что они действуют в интересах общества и государства на началах субординации. Соответственно основной метод правового регулирования в этой сфере – отношения власти и подчинения, возникающие чаще всего из издаваемых компетентными государственными органами административно-правовых актов. Поэтому большая часть норм в публичном праве является императивными, тогда как в частном праве – диспозитивными.

Приоритет метода не означает, что предмет правового регулирования исключается в качестве критерия разграничения. Именно предмет призван определить границы использования того или иного метода, исключить произвольность его применения, учесть целесообразность (политическую, экономическую и т.д.) регулирования того или иного круга отношений.

Деление права на частное и публичное, не подменяя традиционного отраслевого деления права, дополняет его, расширяет потенциал, определяя новые грани единства и различия отраслей, входящих в частно- и публично-правовые блоки, свидетельствуя о многомерности системы права.

Проведенное исследование позволяет прийти к выводу об отсутствии субординационной связи между частным и публичным правом как целостными образованиями, а также между каждым из них и охватываемыми ими отраслями права. В последнем случае связь носит координационный характер.

Формирование и развитие в современных условиях системы права предполагает перераспределение сфер частного и публичного права, перемещение ряда объектов публично-правовой сферы в частноправовую и наоборот, отражающее глубинные системные связи этих явлений и затрагивающее традиционное отраслевое деление, но вместе с тем предполагает и устойчивость частного и публичного права как систем децентрализованного и централизованного правового регулирования.

Во втором параграфе – “Международное публичное и частное право в правовой системе России” – анализируются место и роль международного публичного и международного частного права в правовой системе России.

В контексте проблематики диссертационного исследования международное право связано с вопросом об имплементации норм и принципов международного права во внутригосударственное право (публичное и частное).

Особое значение соотношение международного права и внутригосударственного права – частного и публичного – приобретает в контексте вопроса обеспечения прав и свобод личности, т.к. появляются новые возможности, инструменты эффективного решения этой “вечной” проблемы.

Сегодня правовая система Российской Федерации становится объектом пристального внимания правоведов, т.к. она существенно расширяется за счет включения в нее общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, а также поскольку речь идет о приоритете международного права, его определяющей роли, ведь в соответствии с п.4 ст.15 Конституции РФ “если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора”.

Известное со времен Римской империи деление права на публичное и частное характерно именно для стран романо-германской (континентальной) правовой семьи и это, в свою очередь, требует изучения особенностей правовых семей, в которых можно обнаружить предпосылки решения вопроса об объективных причинах указанного деления.

Для континентальной (романо-германской) правовой семьи, к которой близка правовая система России, характерно стремление выработать общий идеальный принцип, а затем при помощи него регулировать общественные отношения. Доктринальность и логичность – особенность этой семьи. Англо-американское право формировалось под влиянием королевских судов Вестминстера, что объясняет его прагматичность, практичность и, в определенной мере, стихийность. Здесь нередко отсутствует строгая логика, систематизация, рациональное начало; поэтому это право развивалось казуистично; для него характерна инкорпорация как форма упорядоченности правового материала.

Для романо-германского права характерна систематизация, из чего вытекает и склонность к кодификации как форме упорядоченности права. Структурной особенностью романо-германского права является последовательное отраслевое деление норм, их привязка к конкретным отраслям права и правовым институтам. В соответствии с юридической доктриной все принимаемые нормативные положения получают соответствующую отраслевую “прописку” с учетом предмета их регулирования и особенностей приемов и средств (метода) воздействия на субъектов права. Такая логическая последовательность подразделения различных элементов нормативно-правового материала обусловлена рациональной природой, “университетскими корнями” данной правовой семьи.

В континентальном праве законодательство считается высшим источником права, т.е. соблюдается принцип первичности законодательства (господства закона) и вторичности судебной практики.

Принцип господства закона как воли государства приводит к превращению многих аспектов общественных отношений в правоотношения. Структуры государства глубоко проникают в личную и деловую жизнь гражданина. Подобное усиление роли государства и повышение его значимости в обществе соответственно сужает сферы личной автономии и зоны общественной жизни, где не должно чувствоваться присутствие государства (гражданское общество). В противоположность этому, в системах англо-американского права действует принцип деэтатизации общества, т.е. минимального вмешательства государства в личную и деловую жизнь гражданина.

В подобных условиях актуальной становится проблема сдерживания государства, получающего в праве, и через него – в обществе, доминирующее положение.

Можно сделать вывод, что структурное построение нормативно-правового материала по типу “частное право – публичное право” позволяет обеспечить ограничение государственной власти, гарантировать “область свободы” в условиях наличия широких предпосылок всевластия государства. На это деление объективно выходят в связи с идеей правового, конституционного государства.

В диссертации отмечается, что включение в правовую систему России общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, с одной стороны, расширило круг источников национального частного и публичного права, по-новому высветило соотношение международного публичного и международного частного права и их роль в обеспечении прав и свобод личности, а с другой – существенно осложнило структуру этой системы.

Сегодня высокое значение международных договоров Российской Федерации в международном частном праве определено законодательно. Необходимо отметить положения п.3 ст.1186 ГК РФ, согласно которым если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается.

Можно сделать вывод, что современное соотношение международного публичного права и международного частного права характеризуется их сближением, взаимопроникновением, поскольку, с одной стороны, международные отношения с участием физических и юридических лиц вышли за гражданско-правовые рамки, охватив административно-правовую, уголовно-правовую и иные сферы, а с другой стороны, международные договоры стали играть более существенную роль в регулировании такого рода отношений, непосредственно устанавливая правила поведения физических и юридических лиц, находящихся под юрисдикцией различных государств.

В четвертой главе“Взаимодействие частного и публичного права” – выделены два параграфа.

В первом параграфе – “Объективные предпосылки взаимодействия частного и публичного права и формы его проявления” отмечается, что вопрос взаимодействия частного и публичного права не является только теоретическим. Он имеет важное практическое значение, поскольку его решение влияет на определение пределов государственного вмешательства в частную жизнь, в экономическую и иные сферы деятельности общества.

Крупнейшие преобразования в России и в государствах Восточной Европы в конце 80-х – начале 90-х гг. и сокрушение тоталитарных основ государственности дали повод для жесткой критики отраслей публичного права. Усилились деструктивные процессы, когда частные интересы в их гипертрофированном выражении деформировали общественное сознание и права людей. Следствием этой же тенденции стали экономический хаос и политический сепаратизм.

В современных условиях роль публичного права и публичных интересов возрастает, поскольку сильное государство, демократическое общество, взаимодействующее мировое сообщество выступают как объединения частных интересов, гарантирующие их. С помощью публичного права государство реализует и охраняет те общие устои, без которых невозможны развитие экономики и культуры, целостность и устойчивость страны. Возрастает значение публичных начал в деятельности государства, меняются социальная сущность государства и его назначение, усиливается публичный характер его функций, ведущей среди которых является выполнение общих дел и поддержание баланса интересов в обществе, создание и обеспечение оптимальных условий существования социума.

За все более сложным и динамичным переплетением частных и публичных начал в праве просматривается влияние не только “внешней” по отношению к праву целесообразности (политической, экономической и т.д.), но и взаимодействие частного и публичного права как объективно существующих правовых феноменов.

Институты публичного права проникают во все отрасли, придавая им устойчивость и социальную ориентацию. Публичное право активно воздействует на развитие частного права, устанавливает пределы частноправовой деятельности, обеспечивая реализацию прав и свобод личности. Только частноправовыми средствами невозможно гарантировать реализацию правового статуса личности. Поэтому многие традиционные институты частного права (собственность, договор) вовлекаются в сферу публичного права, обеспечиваются его средствами защиты.

Публичное проникает в частное в договорных отношениях, отношениях собственности и брачно-семейных. Например, в гражданском праве появилось понятие публичного договора (ст. 426 ГК РФ).

В отношениях собственности допускается отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка, на котором оно находится, для государственных или муниципальных нужд либо ввиду ненадлежащего использования земли путем выкупа ее государством или продажи с публичных торгов.

Государство четко устанавливает правовые стандарты в сфере брачных и семейных отношений в интересах граждан (официальный порядок и условия заключения брака, прекращения брака, права и обязанности супругов, основания возникновения прав и обязанностей родителей и детей, алиментные обязанности, режим опеки и попечительств и др.), определяет порядок наследования и т.д.

В то же время публичное право испытывает на себе воздействие частного права, о чем свидетельствует, например, конституционное закрепление прав и свобод личности как высшей ценности, внедрение начал саморегуляции в сферу публичной власти, осуществляемой местным самоуправлением.

Динамичное развитие понятия публичной власти после сформирования в Российской Федерации местного самоуправления, власть которого имеет свою специфику, определяемую широким проникновением начал саморегулирования, самоуправления в публичную сферу свидетельствует о глубинных системных связях частного и публичного права.

Укрепление частноправовых начал в публичной сфере просматривается в увеличении удельного веса саморегуляции в общей нормативной системе и посредством договорного регулирования, проникающего в сферу отношений органов власти; сужении зоны административного управления и регулирования в деятельности предприятий и иных хозяйствующих субъектов; расширении области проявления человеческой свободы и укрепления гарантий прав гражданина, гражданско-правовой ответственности субъектов публичного права (государственных органов, органов и должностных лиц местного самоуправления).

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о диалектическом характере взаимодействия частного и публичного права, обязывающем учитывать как специфические, так и общие черты публичного и частного права, их различие и взаимопроникновение.

Частное право регулирует область реализации частных интересов индивидов и их объединений, их свободы и автономной воли. Задача публичного права – гармонизировать отношения между индивидами и обществом, своевременно снимать возникающие противоречия, не допускать конфликтности в их развитии, упорядочивать их, подчиняя определенным правилам, которые обеспечат нормальное существование общества в целом.

Во втором параграфе – “Опосредствование экономических отношений в законодательстве России (частно- и публично-правовой аспект)” – анализируются вопросы отражения частного и публичного в позитивном праве, связанном с экономической сферой, показывается влияние частно- и публично-правовых начал на экономические процессы.

Выбор анализируемых законодательных актов представляется оправданным. Например, целями Закона о конкуренции (ст.1) является определение организационных и правовых основ предупреждения, ограничения и пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, что требует широкого применения публично-правовых мер воздействия со стороны органов государства. С другой стороны, Закон направлен на обеспечение условий для создания и эффективного функционирования товарных рынков, что предполагает меры по обеспечению частных интересов хозяйствующих субъектов. Объективно встает вопрос об оптимальной мере сочетания первого и второго.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»