WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

5. Возрастание значения правового регулирования, расширение сферы действия права и изменение его роли в механизме социального регулирования приводит к тому, что право испытывает воздействие и других нормативно-регулятивных систем, тесно взаимодействует с ними. В связи с этим материальные критерии имеют значение с точки зрения решения вопроса о целесообразности (экономической, политической и т.д.) отнесения той или иной области общественных отношений, тех или иных объектов к сфере частного или публичного права.

6. Интеграция права в частноправовой и публично-правовой блоки, не подменяя традиционного отраслевого деления права, дополняет его, определяя новые грани общности и различия отраслей, входящих в эти блоки, укрепляя их взаимосвязи, расширяя возможности взаимодействия в деле обеспечения эффективной правовой регламентации.

7. Публичное право активно воздействует на развитие частного права, оно определяет пределы частноправовой деятельности, обеспечивая реализацию прав и свобод личности своими методами. Свобода личности в сфере экономических отношений не может быть гарантирована одними лишь частноправовыми средствами. Поэтому многие традиционные институты частного права (в том числе такие, как собственность) подкрепляются нормами публичного права. В то же время само публичное право испытывает на себе воздействие частного.

8. Освобождение общества от чрезмерного государственного вмешательства в частную жизнь и возрождение в России идеи частного права свидетельствуют не об ослаблении публичных начал в деятельности государства, а о более полном раскрытии его социальной сущности, социального предназначения, его закономерной эволюции в направлении формирования правовой государственности, усилении публичного характера его функций, ведущей среди которых является выполнение общих дел и поддержание баланса интересов в обществе, создание и обеспечение оптимальных условий существования социума.

Теоретическая значимость диссертации заключается прежде всего в том, что в ней на основе критического анализа и обобщения материалов общей теории и истории права и государства, ряда отраслевых юридических наук анализируется в историко-теоретическом контексте проблема становления и развития частного и публичного права. Положения и выводы, сформулированные в работе, развивают и дополняют соответствующие разделы общей теории права и государства, истории правовых учений, отраслевых юридических наук.

Практическое значение диссертационного исследования. Материалы диссертации можно использовать в учебном процессе при чтении курсов общей теории права и государства, истории правовых учений, истории государства и права, философии права.

Выводы диссертационного исследования могут быть использованы в научно-исследовательской работе при анализе современного состояния и перспектив развития отечественной политико-правовой и экономической теории. Они также имеют практическое значение для законотворческого процесса и правоприменения.

Апробация результатов диссертационного исследования. Теоретические выводы и практические рекомендации, сформулированные в диссертации, ее основные положения обсуждались на кафедре теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России, получили отражение в опубликованных работах автора, докладывались на: научно-практических конференциях “Международное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью и наркобизнесом” (Санкт-Петербург, 25 июля 1997 года); “Правоохранительная деятельность и конфессии в России” (Санкт-Петербург, 22 октября 1997 года); “Право в жизни современного общества” (Псков, 1997); “Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс” (Санкт-Петербург, 9-10 апреля 1998 года); “МВД России – 200 лет” (Санкт-Петербург, 28-29 мая 1998 года); “Новое гражданское законодательство России” (Псков, 1998); “Правоохранительная деятельность в Псковской области: история и современность” (Псков, 1999); “Кадровая и воспитательная работа в правоохранительных органах: состояние, проблемы, перспективы” (7 апреля 2000 года); “МВД России – 200 лет: история, развитие, перспективы” (22-23 сентября 2000 года); “Актуальные проблемы борьбы с преступностью” (3-4 октября 2001 года); региональном семинаре “Милиция общественной безопасности: состояние и актуальные проблемы деятельности” (29 марта 2002 года) и др.

Материалы исследования используются в учебном процессе Санкт-Петербургского университета МВД России, Северо-Западной академии государственной службы, Псковского государственного педагогического института, Псковского юридического института Министерства юстиции РФ, Псковского филиала Московского открытого социального университета, Псковского филиала Академии права и управления (г. Москва).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих 8 параграфов, заключения и списка литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются ее цели и задачи, методологические и теоретические основы, раскрывается научная новизна исследования, формулируются основные положения и выводы, выносимые на защиту, выявляется теоретическая и практическая значимость результатов работы.

В первой главе “Частное и публичное право: из истории становления и развития” – выделены два параграфа.

В первом параграфе – “Становление и развитие частного и публичного права в зарубежных странах” – автор отмечает, что в истории становления и развития права первоначально правовой порядок предстает достаточно единым, отсутствуют попытки противопоставить общество и личность друг другу. Вместе с тем частные и публичные начала обнаруживаются в праве, тесно переплетаются.

Первым известным сборником законов, освещавшим частную собственность, явились Законы Хаммурапи (XVIII в. до н.э.). При составлении сборника в его основу было положено обычное право, шумерийские судебники, новое законодательство. Тексты составлены в основном в казуистической форме, не содержат общих принципов, нет системы в изложении.

Государство и религия еще не представлены как самостоятельные объекты преступных посягательств наряду с личностью, имуществом и семьей. Исковая форма процесса как по уголовным, так и по гражданским делам свидетельствует о неразличении частно- и публично-правовой сфер.

Вместе с тем законами следовало руководствоваться царским судьям в решении дел, которые не регулировались обычным правом, и в случаях, которые выходили за рамки обыденной юстиции, представляли особый интерес для власти и государства, что говорит о постепенном формировании публичной сферы.

Введением талиона достигалась цель индивидуализации наказания и разрушения древней общинной круговой поруки, что способствовало укреплению личности как самостоятельного участника правоотношений, создавало предпосылки становления сфер как частного, так и публичного права.

Определенное размежевание частно- и публично-правовой сфер наблюдается в Древнем Риме, где, например, суд по частным спорам не носил государственного характера, и римская юстиция почти с самого начала пошла по пути третейских, строго ограничивающих свою роль в предмете разбирательства, судов. Это подтверждается нормами Законов XII таблиц (V в. до н.э.), согласно которым “на чем договорятся, о том пусть (истец) и просит (на судоговорении)”.

Уголовное право и уголовная юстиция Древнего Рима развивались собственным путем. Во многом это происходило потому, что главным источником римского уголовного права стали законы (в виде постановлений народных собраний, сенатус-консультов, императорских конституций); важные для частного права преторская юстиция и юриспруденция оказали на сферу уголовного правоприменения небольшое влияние.

О различии сфер частного и публичного права свидетельствует и то, что предпосылкой правоспособности в области имущественных, семейных отношений является определенное положение человека в семье. Это вытекает из разделения членов римской семьи (не имевшего значения в публично-правовой сфере) на две категории: “лиц своего права” (persona sui juris) и “лиц чужого права” (persona alieni juris).

Дальнейшее развитие международных экономических связей обусловило тенденцию постепенного предоставления иностранцам элементов правоспособности в частноправовых отношениях, которая в конце концов имела своим следствием забвение статуса гражданства как предпосылки правоспособности в сфере римского частного (гражданского) права. В период империи уже утвердилось равенство свободных частных лиц независимо от их национальной принадлежности, зафиксированное в Кодификации Юстиниана (VI в.).

Публично-правовую сферу этого периода незаслуженно обходят вниманием, т.к. в последующих формах государственности можно увидеть преемственность некоторых общих принципов республиканского строя: постоянный парламент (каким был римский Сенат), система сдержек и противовесов, выборность и подотчетность должностных лиц перед народом, парламентом и судом, участие народа в решении важнейших государственных дел. Более того, в современных условиях публичный характер власти даже предполагает утверждение таких элементов властвования, как гласность, открытость, подконтрольность обществу, ответственность перед личностью.

Уже в период действия Салической Правды (VI в.) власть заботится о “чистоте” своих рядов, что опровергает представления о власти как инструменте обеспечения своекорыстных интересов ее чиновников и свидетельствует о формировании устойчивой сферы публичных интересов. Об ответственности представителей власти можно судить из положений статьи 51, согласно которой “если…граф, приглашенный по упомянутому делу (для конфискации чужой вещи – С.В.), осмелится взять что-нибудь сверх законного и справедливого долга, пусть или выкупится, или заплатит жизнью”. И это при том, что смертная казнь вообще не характерна в качестве наказания для Салической Правды.

В период Средневековья как публичное право особого общества, образуемого церковью, можно назвать право каноническое, явившееся ветвью европейского феодального права. Под влиянием церкви в публичную сферу проникают договорные начала, являясь первым опытом публичных договоров, скреплявшихся религиозной клятвой. Император и короли получали власть из рук католической церкви, за что обязывались силой оружия распространять христианство.

Кодификация права, издание единых законодательных актов в XVI-XVII вв. в ряде европейских государств может быть расценена как решительный шаг на пути его систематизации, централизации правового регулирования, укрепления публичных начал прежде всего в сфере уголовной юстиции.

Cвод “Каролина” 1532 г в Германии предусматривает наказания за государственные преступления (измена, мятеж, нарушение земского мира и др.) и преступления против религии (богохульство, колдовство и др.). При этом явным становится усиление государственной репрессии, публичности и жестокости наказаний, служащие подтверждением укрепления “монопольного” положения государства в этой области.

Как серьезный вклад в становление важнейшего отраслевого сегмента публично-правовой сферы – защиты прав человека – следует рассматривать Habeas Corpus Act, предоставивший заинтересованным лицам право в некоторых случаях требовать доставки в суд задержанного или заключенного для проверки оснований лишения свободы.

Кодификации в частноправовой сфере открывает Гражданский кодекс Франции 1804 года, который, определяя круг субъектов гражданского права, исходит из принципа юридического равенства, устанавливая, что всякий француз пользуется гражданскими правами, а осуществление гражданских прав не зависит от качеств гражданина.

Дальнейшим шагом в процессе систематизации частноправовой сферы явилось Германское гражданское уложение 1896 г., которое, в отличие от ФГК, структурно построенного по институционной системе под влиянием римского права, использует так называемую “пандектную” систему, когда общие для всех институтов нормы содержатся в общей части (первой книге). Кроме того, еще четыре книги посвящены обязательственным отношениям, вещному, семейному и наследственному праву, что определяет ключевые сегменты частноправовой сферы. Признание в качестве субъекта гражданского права юридического лица явилось удобным способом не только оформления концентрации капитала, но и становления институтов гражданского общества.

В современных условиях объединительные процессы дают небывалый толчок развитию частного и публичного права. Формируется Европейское частное право, организующее экономические отношения в рамках Европейского Союза. Его основой служат общие институты частного права: свобода контракта и конкуренции, свобода ассоциаций и гарантии прав собственности, а также сходные базовые идеи в юридической аргументации конфликтов в частных отношениях.

Общая европейская сфера публичного права – защита прав человека. Права человека предстают как фактор более глубокой и четкой практической и моральной идентификации принципов европейского правопорядка, как элемент европейского публичного порядка.

В области политико-территориального устройства федеративное государство и право в Европе пока не сложились, но активно функционируют общеевропейские экономические и политические структуры, а в 1986 г. принят единый свод законов.

Во втором параграфе – “Становление и развитие частного и публичного права в России” – автор отмечает, что в отечественном праве ввиду его специфики размежевание публично- и частноправовой сфер, не говоря уже о делении права на публичное и частное, исторически не было выражено столь отчетливо, как в других государствах.

Форма первого памятника светского писаного права Русской Правды (XI-XIII вв.) еще не свидетельствует о развитых публичных началах права: это не закон, а лишь запись обычного права и судебной практики, носит казуистический характер, отсутствуют общие положения.

Подтверждением укрепления публичных начал в содержании права является выделение субъектов государственно-властных отношений. Например, все вопросы наказания уполномоченных лиц феодальной администрации (огнищан, тиунов, мечников) относились к компетенции специального княжеского суда (ст.34 Краткой Правды).

Частные начала права проявляли себя в распространенности самозащиты интересов: санкционировалась самоуправная реализация уже состоявшегося судебного решения, разрешался самовольный захват присужденной земли.

Значительная часть Судебника Ивана III (1497 г.) посвящена процессуальным правилам, что позволяет сделать вывод: укрепление публичных начал в праве прежде происходило посредством централизации судебной юрисдикции.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»