WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Вместе с тем российский менталитет (и это очень важно для правового) обладает голосом совести, национальной терпимости, патриотизма. В этом следует искать духовно-правовые основания государственно-юридической системы России. В частности, большую роль может сыграть патриотизм как один из важнейших духовных «нервов» России.

Глава III. Типология правосознания

В первом параграфе автор выдвигает идею о том, что теоретически и практически важно проводить типологию правосознания. Данная типология, к сожалению, не стала объектом пристального анализа в современной теории права. В то время как выделение понятия «тип правосознания» позволяет взглянуть на это правовое явление с таких позиций, сторон, которые в устоявшейся в литературе теоретической конструкции правосознания были в определенной мере упущены.

Исходя из существования в правоведении двух основных направлений – естественно-правового и позитивистского, вполне правомерным будет выделение естественно-правового и позитивистского типов правосознания. Данные типы можно обозначить в качестве родовых. На наш взгляд, существует и духовно-культурный тип правосознания, который был рассмотрен выше.

Но проблему здесь необходимо поставить предельно широко. Все дело в том, что и естественно-правовое сознание, и позитивистское являются совершенно реальными факторами повседневной правовой жизни. Люди порой просто не замечают, а в большинстве случаев не знают, что выражают тот или иной тип правосознания в зависимости от того, каких правовых взглядов они придерживаются.

Основной (мировоззренческой) проблемой, образующей «водораздел» в общественном правосознании, выступает соотношение права и закона, а точнее сказать, перед индивидом встает вопрос: «Право, установленное государством и действующее в нем, есть единственное и настоящее или нет» Естественно-правовой и позитивистский типы сознания соответственно дают разные ответы на этот внешне простой, а на самом деле фундаментальный вопрос правовой действительности.

Тем самым классификация правового сознания на типы проходит на теоретико-идеологическом, мировоззренческом уровне, где определяются фундаментальные, базисные, принципиальные идеи, положения, установки, идеалы и т.п.

Во втором параграфе главы исследован естественно-правовой тип правосознания.

Данное правосознание не дало единого общего определения естественного права. Правовая поливариантность – это характерная особенность естественно-правового мировоззрения. Внутренняя идеологическая и ментальная неоднородность современного естественно-правового сознания не позволяет создать целостную концепцию естественного права. В общем смысле под ним понимается определенная совокупность неких абстрактных принципов, положений, понятий в виде справедливости, свободы, безопасности, неотчуждаемых прав человека, общего блага и т.д.

Естественно-правовой тип сознания весьма остро критикует позитивистское отождествление права и закона, непонимание различий между ними, «наступая» тем самым на наиболее в методологическом плане уязвимые места юридического позитивизма, отрицающего то, что юридические предписания, нормативные образцы поведения, установленные государством волевым образом, не есть еще право в его духовно-культурном, истинном, жизненном, объективном значении.

Естественно-правовое сознание понимает это, но у него обоснование права иное – абстрактно-нравственное, что неизбежно приводит к морализации правовых явлений. Оно «вырывает» право из юридического контекста социума, удаляя его от общежизненных и этноисторических условий человеческого бытия.

Естественно-правовой тип сознания подчас смешивает моральную и правовую сферы общества, не проводит четкой разграничительной линии между правом и моралью, что неизбежно приводит к путанице в определении права вообще и позитивного закона в частности.

В третьем параграфе раскрываются особенности и сущность позитивистского типа правосознания.

Он прямо противоположен естественно-правовому, ему присуща иная философия, методология, мировоззрение, стиль научного мышления.

Фундаментальным положением позитивистского юридического сознания является отрицание метафизических начал права, рассматриваемые как внеправовые. К таковым относятся природа, сущность, ценность права, его детерминированность иными факторами и условиями. Позитивистское правосознание рассматривает право как самодовлеющий, самодостаточный феномен. В контексте такого подхода позитивное право есть лишь определенная юридическая форма бытия логически построенных норм.

Вечная проблема правоведения – соотношение права и закона – для позитивистско-нормативного правосознания также не существует. Право трактуется исключительно как нормативный приказ, веление, предписание суверена (государства), исходящее от него. Это – устанавливаемое и санкционируемое им позитивное законодательство, поэтому для юридического позитивизма нет разницы между правом и законом.

По нашему убеждению, формально-догматический юридический позитивизм ярко выражает правовой нигилизм, ибо праву отказывают в наличии духовной и культурной автономности, самостоятельности в отношении государства. Положительное право в данном контексте не может выражать (насколько это возможно для его формы) социокультурные, моральные, религиозные, политические, экономические и иные ценности, устои. Отсюда его аксиологичес­кий статус в обществе сводится на нет, оно превращается в простой придаток публичной власти, не имеющий жизнеутверждающего начала и культурной перспективы.

Также регулятивные свойства позитивного права резко понижаются, перестают быть адекватными существующей в обществе системе отношений. Поэтому стоит говорить о правовом нигилизме юридического позитивизма и неопозитивизма в отношении действительного права.

Важной отличительной чертой позитивистского типа правосознания является его формализм и догматизм. Крайнюю форму формально-юридический догматизм принял в так называемой аналитической юриспруденции (Д. Остин, К. Бергбом, Г. Харт и др.). Данное правосознание рассматривает формально-догматический метод юридического анализа в качестве основного, единственно возможного для познания позитивного права. Для него главное – это форма, а не содержание. Все сводится к форме права, ее догме.

Таким образом, позитивистское правосознание сознательно формирует юриспруденцию правовой догмы, формального права.

Глава IV. Принципы и аксиомы правосознания

В первом параграфе главы анализируется понятие принципов правосознания, которые автор определяет как наиболее важные, основные, базисные, исходные идеи, начала, положения, в которых концентрируется правоментальная духовная сущность, идейно-юридическая направленность правосознания.

Правовое сознание выражает в форме идей объективные начала права, формулируя их в качестве принципов. Без правосознания весьма проблематично говорить о существовании правовых принципов. Тем самым принципы правового сознания включают в себя все принципы права, обладая при этом собственными духовными началами.

Следует также иметь в виду, что в принципах заложен немалый культурологический, общегуманитарный, правоэнергетический потенциал правосознания. Их реальное действие способствует осуществлению целей, задач позитивного права, что обязательно создает в обществе эффект лучшей отрегулированности общественных отношений. Это связано прежде всего с тем, что при реализации правовых предписаний субъект руководствуется не только нормой права, но и собственным, личным правосознанием.

Во втором параграфе изучены наиболее важные смыслообразующие принципы правосознания – духовность, гуманизм, справедливость. Принцип духовности предполагает, что правосознание это явление духовное, ментально-пси­хологическое, обладающее известной культурологичностью, связано с духовным миром людей. В духовных устоях жизненного бытия правовое сознание «черпает» источники своего внутреннего развития, душевного успокоения, имманентного раскрытия своих потенций и ресурсов.

Духовность обуславливает наличие у правосознания таких качеств, как духовная возвышенность, моральная твердость, культурная нацеленность, волевой характер, разумность, принципиальность, прогрессивный, общечеловеческий настрой. Данные ценности выражают духовную сущность правового сознания, позволяют ему быть ментально-идейным регулятором общественной жизни, оказывать адекватное воздействие на все без исключения юридические явления.

Духовность позволяет «выжить» правосознанию в периоды социально-исторических катаклизмов, радикальных, революционных потрясений устоев общества, во времена религиозного «одичания» и нравственной опустошенности. В виде принципа правосознания духовность есть юридический базис созидания духовно целостного позитивного права, устремленного к реальной защите и охране субъективных прав и свобод человека, к внедрению в общественное сознание элементов правовой духовности, правоаксиологических структур, достижений юридической мысли и культурной традиции.

Духовно развитое правосознание не может отрицать гуманность, ибо без нее становится бессмысленным процесс нормотворчества, реализации права. Гуманность как принцип оттеняет общечеловечность такого правосознания, его акцентированность на созидание человечного права и закона. Имманентная гуманистичность данного правосознания есть отправная точка движения юридической традиции в сторону человека. Именно человек для истинного правосознания есть ориентир, его жизненные интересы, адекватные духовности, должны в юридическом законе выходить на первый план.

Гуманизация отечественного правового сознания есть необходимая мера, позволяющая в определенных аспектах строить новое общество и государство на человеческих началах, на уважении человека.

Также духовно зрелое правосознание выражает справедливость. В литературе накопилось множество положений, характеризующих с различных позиций общее понятие справедливости. В частности, это: «Каждому по труду», «Каждому по заслугам», «Каждому в соответствии с его усилиями и жертвами», «Каждому в соответствии с требованиями общего блага», «Каждому в соответствии с особой оценкой их социально полезных услуг в связи с их редкостью, недостаточностью». Именно духовно развитое правосознание в сфере правовых явлений диктует данные идеи, ориентиры, установки, придавая им надлежащий вид. Через позитивное право данное правосознание в формально-определенной, нормативной форме объективирует идею справедливости, необходимую для развития самого же правосознания.

В третьем параграфе рассмотрены аксиомы духовно-культурного правосознания, которые представляют собой его ментально-психологические, интеллектуальные атрибуты, очевидные свойства. К таковым относятся следующие.

Актуализация, предполагающая непрерывное, неустанное, постоянное, систематическое самосовершенствование интеллектуально-умственных, ментально-культурных, эмоционально-психологических, волевых структур индивидуального правосознания.

Творческий характер, т.е. способность к правовому творчеству, к нестандартному, оригинальному юридическому мышлению.

Свобода показывает его внутреннюю цельность, онтологическую обоснованность, способность к ментально-правовому развитию, определению.

Чувство достоинства – одно из важнейших психолого-смысловых характеристик духовно-культурного правосознания, без которого его нельзя назвать таковым. Достоинство как смысловая ценность выражается в способе, стиле, формах проявления жизни субъективного правосознания, в его взаимоотношениях с иным правосознанием. Одна из целей духовно-культурного правосознания состоит в ориентировке государства на защиту и уважение человеческого достоинства.

Терпимость – это душевно-психологическое начало правосознания. Суть данной аксиомы состоит в спокойном, нормальном, человеческом, доброжелательном отношении, восприятии правосознанием иных традиций права, правокультурных структур, правовых систем, взглядов, представлений, идей, чувств, носящих гуманный, справедливый характер.

Разумная консервативность предполагает здравое консервативное начало, присущее духовно-культурному правосознанию, поскольку последнее не может и не желает подвергать юридический социум бессмысленному правовому хаосу и беспорядку. Ибо по своей природе правосознание есть культурно-юридический феномен, который нацелен на согласование правовыми средствами разнообразных личных, групповых, общественных и государственных интересов.

Лабильность (подвижность) дополняет вышеизложенную аксиому – разумную консервативность. Имманентные структуры правового сознания по своей природе сочетают в себе статику и динамику, постоянство и изменчивость. Оно не может только на основании консервативных, статических начал выполнять функции, участвовать в регулировании общественных отношений, адекватно воспринимать и отражать социальную реальность и т.д. На определенных исторических этапах развития общества наступают такие эпохи, когда настоятельно требуется смена юридических идей, взглядов, представлений, положений и даже мировоззрения. Вот здесь и выступает на передний план лабильность правосознания, подвижность его ментальных подсистем, которые оперативно отвечают на запросы общественной жизни, своевременно реагируют на изменившиеся условия государственно-правовой действительности.

Критичность предполагает проявление конструктивной (духовной) критики как вовне, так и во внутреннем юридическом мире духа. Духовно-культурное правосознание настроено на такую критику, которая бы приводила к позитивным результатам, целям. Органика данного правосознания не терпит внешне формально приличной критики, на самом же деле преследующей низкие, антидуховные интересы.

Сильная энергетика очень важна для правосознания, ибо совершение мыслительных, интеллектуально-психологических и волевых актов предполагает расход духовной и правоментальной имманентной энергии.

Глава V. Правовая психология и правовая идеология
как внешние элементы правосознания

Первый параграф главы посвящен исследованию правовой психологии.

Без правовых эмоций правовой реальности не бывает. Каждый индивидуальный субъект права – это одушевленное лицо, имеющее определенное эмоционально-психологическое отношение к правовой действительности. Регулирующее воздействие правосознания обязательно предполагает включенность в данный процесс правовых чувств, настроений, переживаний личности.

Важным элементом правовой психологии выступает юридический мотив, который побуждает, стимулирует его на совершение соответствующих действий юридического характера.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»