WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Эта идея прослеживается в учениях почти всех мыслителей естест­венно-правового направления. Но только у Джона Локка она получает ло­гическое завершение. В Англии концеп­ция индивидуальных прав подданного имела многовековую правовую традицию использования, на­чиная еще со времен Великой хартии вольностей. Локк обосновал в своих трудах четко выраженную либеральную концепцию о неотчуждаемых, естественных правах личности. Ему удалось соединить теорию естественного права и общественного договора, учение народного суверенитета и разделения властей и на основе этого обосновать философскую концепцию личных прав и свобод и показать роль и значе­ние государственной власти в общественной жизни. Таким образом, тео­рия естественного права Локка имеет новое качественное содержание. Дж. Сэбайн писал, что взамен старой теории естественного права, предписы­вающего общее благо общества, Локк ввел «совокупность прирожденных неотчуждаемых личных прав, которые ограничивают полномочия общест­ва и стоят как преграда для покушений на свободу и собственность част­ных лиц»29

.

Теория индивидуальных прав и свобод Локка покоится на концепции естествен­ного права. Естественное право - правила, которые во все времена опреде­ляют поведение человека и диктуются разумом. Локк называет естествен­ное право то законом Бога, то законом разума, то законом природы30

. По существу в учении Локка естественное право представляется как должное право, как правосознание, присущее человеку и побуждающее его воспри­нимать свои запросы и требования как неотъемлемые права. Теория естественного права Локка предполагает право равенства свободных индивидов, равенство возможностей, которое не уничтожает естественное неравенство, а наоборот, оберегает и защищает это неравен­ство, т. е. существует формальное равенство, или равенство возможностей.

Законодательное закрепление естественных прав личности в Декла­рации прав человека и гражданина, принятой Учредительным собранием Франции в 1789г., оказало большое влияние на развитие политической и правовой мысли в мире, а буржуазные преобразования во Франции были с симпати­ей встречены передовыми людьми Европы и Америки, определили выбор общественных перемен во многих странах мира.

История русского правового либерализма показала определенную закономерность его идейной эволюции: сумма идей последовательно сме­нялась от концепции естественного права в борьбе против несправедливых привилегий сословного общества в конце XVIII - начале XIX в. к теорети­ческому формулированию принципов консервативного либерализма в по­реформенный период после отмены крепостного права и к «возрождению» философии естественного права в начале ХХ столетия.

Идея личности как высшей социальной ценности - одна из цен­тральных в философии права выдающегося русского правоведа П.И. Новгородцева. Она разделялась многими его совре­менниками (Н.М. Коркуновым, П.Е. Казанским, И.В. Михайловским, Б.А. Кистяковским, Н.А Бердяевым, С.Л.. Франком и др.). Франк проводил в этой связи следующий основополагающий тезис: «Личность для нас священна сама по себе, в силу присущего нам морального сознания, которое гласит, что человек должен всегда рассматриваться как цель и ни­когда - как простое средство, и требует от нас уважения ко всякой челове­ческой личности как таковой. И личность, - продолжает он, - для нас свя­щенна, как живая и вечная лаборатория духовного творчества, как единст­венная на земле реальная точка, в которой и через которую действует Бо­жественный дух»31.

Понятие свободы, индивидуальных прав, их законодательное закре­пление имели значение базовой категории философии права, теории права, начиная с эпохи Нового времени и включая труды крупнейших русских юристов, особенно тех, кто разделял подходы «обновленной теории есте­ственного права».

В теоретическом обсуждении личных прав человека и гражданина интересную позицию занял М.М. Ковалевский, опубликовавший в 1906 году брошюру «О гражданских свободах», в связи переменами в политической жизни России, последовавшими после царского Манифеста от 17 октября 1905 года. Со времен Жана Бодена, т.е с ХУ1 века, в юридической литературе упрочился, по его мнению, взгляд, особенно долго разделявшийся немецкими учеными, на неограниченной власти, какой государство располагает по отношению к подданным. Дело в том, что по этой логике никто, кроме государства (верховного правителя его) не может быть судьей границ своих полномочий. Так учил Гоббс, современник Кромвеля и первой английской революции, так учит гейдельбергский ученый Георг Еллинек, современник Манифеста от 17 октября.

Против такой позиции временами раздавался слабый протест, принимавший по обыкновению форму ссылок и обоснований права, выводимого из разума или зарождаемого в сердцах людей (в их морально-нравственных ожиданиях и требованиях), то есть права, данного им от природы, Творцом. Как первичное право (естественное право) оно не допускает существования рядом с ним других прав, кроме производных. Разумеется. что эти же права ставят предел и рамки осуществлению государственного суверенитета, который отныне располагает лишь теми правами, какие необходимо было вверить ему в интересах конечного торжества естественного закона. Обе эти теории априорные, отмечал Ковалевский, и потому односторонние и ложные. Выход был найден в конструкции добровольного самоограничения государства, которое воплощается в конституции и провозглашаемых ею индивидуальных вольностях или субъективных правах (так думает и пишет Еллинек). Вторая позиция более устойчива. Ее представитель утверждают вслед за Дж. Локком, что государство создано в интересах защиты прирожденных человеку прав свободы и собственности, что личные права имеют независимый от государства источник, и что они «так же мало могут быть созданы, как и отменены исходящим от него законом». Ковалевский считал, что между этими двумя резко противоположными точками зрения есть место для третьей. «Она состоит в признании, что право и государство вытекают из одного источника, преследуют одну задачу, отвечают одной потребности – человеческой солидарности. Требования, какие последняя предъявляет в разное время, изменчивы и непостоянны. Они предполагают, смотря по обстоятельствам среды и личной подготовленности индивидов, входящих в состав государства, то большую самостоятельность с их стороны, то большую опеку над ними»32

.

В настоящее время в научной литературе нет единого мнения по по­воду того, что есть либерализм, и существует, в частности, «широкое» оп­ределение либерализма, исходящее, главным образом, из понятия лично­сти: либерализм - это «интеллектуальная и нравственная установка на та­кую организацию общественной жизни, которая построена на признании политических и экономических прав индивида в пределах, ограниченных действием законов, понимаемых как обобщение естественных потребно­стей нормальных цивилизованных людей»33

. Далее отмечается, что идей­но-нравственное ядро либерализма составляют следующие положения: 1) об абсолютной ценности человеческой личности и изначального (от рожде­ния) равенства всех людей 2) автономии индивидуальной воли 3) сущ­ностной рациональности и добродетели человека; 4) существовании опре­деленных неотчуждаемых прав человека, таких, как право на жизнь, сво­боду, собственность; 5) создания государства на основе общего консенсуса с единственной целью сохранить и защищать естественные права чело­века; 6) договорного характера отношений между государством и индиви­дом; 7) верховенства закона в осуществлении социального контроля; 8) ог­раничения объема и сфер деятельности государства; 9) защищенности, прежде всего от государственного вмешательства, частной жизни человека и свободы его действий в рамках закона во всех сферах общественной жизни; 10) существовании высших сфер разума, доступных усилиям мыс­ли индивида, которые должны играть роль ориентиров в выборе между добром и злом, порядком и анархией.

Ключевой в либеральной философии является концепция правового разума. В отличие от политического сознания, в котором категория власти над людьми является важнейшей, в правовом разуме исходным выступает принцип разумной свободной воли, требующий от человека умения власт­вовать над своими собственными физическими, духовными силами и своей материальной собственностью. Правомочность личности предполагает ее рождение как субъекта права и приобретение ею объективных возможно­стей для реализации своих прав, а также воспитание у нее способности к признанию аналогичных прав за другими лицами и тем самым к самоогра­ничению своих чрезмерных потребностей.

В литературе советского периода с принятием Конституции СССР 1978г. и последовавших затем комментариев к ней впервые широко начинает употребляться термин «права личности» и производятся многочисленные толкования и уточнения термина «конституционный статус личности». Права личности в этот период рассматриваются и комментируются как проявление правового статуса индивида, а под статусом в данном случае подразумевается некая совокупность прав и обязанностей. В этой характеристике многие комментаторы усматривали самую главную особенность правового регулирования и связанных с этим проблем.

Что касается самой темы правового статуса личности (индивида), то в него в этот период включают общую правоспособность, вытекающую из гражданства, а также различные гарантии признания и соблюдения, законные интересы, юридическую ответственность и др. Принимались во внимание и положения общепризнанных международно-правовых документов о правах человека.

Приведение внутреннего законодательства Республики Армения в области прав и свобод человека и гражданина в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права началось еще до принятия ныне действующей Конституции (5 июля 1995г., с уточнениями 2005г.). Условно этот период времени можно назвать первым этапом. Он начинается с принятия Декларации о независимости Армении от 23 августа 1990 года. Декларация провозглашает ряд основных принципов в организации государственной власти, национальной политике и в области признания и защиты прав человека.

Так, согласно Декларации, "Республика Армения обеспечивает свободное и равноправное развитие личности, независимо от национальности, расы и вероисповедания".

В 1991-1995 гг. Верховным Советом Республики Армения были приняты множество законодательных актов, большинство которых регулируют права, свободы и обязанности человека и гражданина. Среди них можно назвать законы: "О крестьянских и коллективных крестьянских хозяйствах" (22 января 1991 г.), "Земельный кодекс Республики Армения" (29 января 1991 г.), "Об Основах приватизации в Республике Армения" (13 февраля 1991 г.)3 "Об общественно-политических организациях" (26 февраля 1991 г.), "О референдуме Республики Армения" (2 апреля 1991 г.), "О свободе совести и религиозных организациях" (17 июня 1991 г.), "О принятии Основ законодательства Республики Армения об охране природы" (9 июля 1991 г.), "Об установлении для беженцев, обосновавшихся на постоянное жительство на территории Республики Армения, льгот в некоторых вопросах приватизации земли" (29 июля 1991 г.) и др.

Второй этап развития законодательства Республики Армения в области прав человека, несомненно, связан с принятием новой Конституции Армении. Впервые за всю историю Республики Армения 5 июля 1995 года проводился конституционный референдум.

Конституция одновременно отражает радикально новый этап развития армянского государства, предполагающий совершенствование всей системы социального и политического управления на новых началах.

Один из лучших комментаторов главного закона республики Г. Хачатрян замечает в этой связи, что «общепризнанные гуманистические ценности считаются в Конституции приоритетными…Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, права и обязанности, личная неприкосновенность и безопасность признаются, защищаются и охраняются государством, законом и правосудием. В конституции отражены все основные международно-правовые нормы о правах и свободах человека и гражданина. Они имплементированы в основной закон Республики Армения»34.

Новыми моментами в области защиты личных прав и свобод, провозглашенными и гарантированными основным законом страны, можно считать следующие:

А) защита прав организуется на основе Конституции и законов, а также принципов и норм международного права;

Б) каждый имеет право на подобную защиту всеми, не запрещенными законом средствами;

В) важнейшей гарантией защищенности таких прав следует считать организацию государства как государства демократического, правового и социального.

В соответствии с этими целями и задачами, зафиксированными в конституции, Парламентом страны - Национальным Собранием Республики Армения - приняты важнейшие законы, такие как закон "О гражданстве Республики Армения" от 16 ноября 1995 г., "О правах ребенка" от 31 мая 1996 г., "О судоустройстве" от 18 июня 1998 г., "О прокуратуре" от 1 июля 1998 г., «Об адвокатуре» от 14 декабря 2004г., а также ряд крупных кодифика­ционных актов - Гражданский кодекс от 5 мая 1998 г., Гражданско - процессуальный кодекс от 17 июня 1998 г., Уголовно-процессуальный кодекс от 1 июля 1998 г., Уголовный кодекс от18 апреля 2003г. и др.

Характерно, что в международных правовых актах право на жизнь сближается по значимости с правом на свободу и личную неприкосновенность (ст. 3 Всеобщей декларации прав человека). В них право на жизнь характеризуется более обстоятельно и многоаспектно. Так, в «Пакте о гражданских и политических свободах» говорится: «Право на жизнь – неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольным образом лишен жизни» (ч. 1 ст. 6).

Фундаментальное право на жизнь тесно связано с фундаментальным и многоаспектным правом на свободу – свободу личную и свободу общественно-политическую. Свобода личная – это свобода мысли, физическая и психическая безопасность и неприкосновенность, свобода от вмешательства в личную жизнь с ее семейной и личной тайной и др. Общественно-политические права и свободы воплощаются в свободу слова, собраний и союзов, свободу выбора веры, право избирать и быть избранным в учреждения государственной власти и местного самоуправления, право на участие в референдумах и др.

Конституционное положение о личной свободе начинается скорее не с проблемы пользования, а с проблемой ее защиты или лишения в случае противозанных действий. Ст. 18 гласит: « каждый имеет право на свободу и неприкосновенность. Человек не может быть подвергнут задержанию. Обыску иначе, как в установленном законом порядке. Он может быть арестован только по решению суда – в установленном законом порядке».

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»