WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Сходные идеи свободы личности, равноправия и верховенства закона присутствуют в «Западне честолюбия» (1773г.) конституционном проекте Ш.Шаамиряна, составленном в жанре правовых и моральных наставлений20. В ст.3 проекта об этом говорится в таких словах: «Как армянин, так и любой иностранец мужского или женского пола, родившийся на земле Армении или, эмигрировав из чужих краев, утвердившийся в Армении, равноправен и всегда свободе в своей деятельности».

Правовой статус личности обретает наибольшую значимость и звучание в контексте становления национального государства (царства), борьбы против иноземных захватчиков, свободы и независимости, права жить самостоятельно, преданности родной земле и народу и других сопутствующих идей и представлений, которые составляют краеугольный камень политического и правового сознания нации.

Задача формирования и воспитания всесторонне развитой личности ставилась и в советский период армянской истории, но оставалась нереализованной в силу ряда объективных и субъективных причин, важнейшей из которых следует считать декларативный характер провозглашаемых личных прав и свобод, не подкрепленных гарантиями социального, политического и государственно-устроительного характера.

В главе второй «Теоретические аспекты регулирования прав личности» рассмотрены следующие вопросы: 1) Постановка темы о формировании прав личности в истории политической мысли и антропологии; 2) История постановки темы о правах личности в современной философии права; 3) Система прав личности по Конституции Республики Армения 1995года (опыт истолкования); 4) Защита прав личности в новой редакции конституции (2005г.).

При всей привычной употребимости словосочетания «права личности» его фактическое политико-правовое или конституционно-правовое содержание остается во многом неясным и переменчивым в зависимости от контекста употребления. Право личности предстает в своем наиболее определенном виде и конкретном воплощении в рамках уголовного законодательства в той его части, которая регулирует последствия «преступлений против личности». Под последними подразумеваются не только преступления против жизни и здоровья (включая преступления против половой неприкосновенности), но также против свободы, против чести и достоинства личности и вдобавок еще против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Под конституционными правами при этом подразумеваются «основные политические, социальные и личные права и свободы граждан»21

.

В конституционном праве и в теории сосуществование таких терминов, как права человека, права личности, права индивида, основные права граждан. Права человека и гражданина названы недавно «терминологической избыточностью в обозначении того, что охватывается понятием прав человека». В этой ситуации рекомендуется категории «права человека», «права индивида» и «права личности» использовать как тождественные понятия 22.

Употребляемое в англо-говорящих странах словосочетание «универсальные права человека» (universal human rights) находит свое обоснование и поддержку в различных культурных, идеологических и философских мировоззренческих истолкованиях, которые проводят четкое отграничение по признаку субстанции прав человека и по их институциональному отраслевому значению и толкованию. При этом концептуальная трактовка прав человека со всей неизбежностью отрывается от комплексной социальной динамики каждого данного общества23. Правда, при этом остаются в обозрении ценностные ориентации на индивидуализм (гражданские цивильные и политические права) и на коллективность (экономические и социальные права, а также ориентация на общность - коммюнотаризм) – местную, городскую, историко-региональную (Европа, Азия) и др.

В области гражданского законодательства права личности предстают в виде личных так называемых неимущественных прав (право на имя, свободу передвижения и др.) и личных имущественных права (например, право собственности, право ведения личного подсобного хозяйства и др.). Определенный срез прав личности присутствует в наборе прав лиц, участвующих в судебном разбирательстве – уголовном, гражданском, арбитражном, а также административном.

Все эти и многие другие права охватываются категорией субъективные личные права. Если взглянуть на словосочетание «права личности» исторически, то мы сразу же обнаружим, что в нашем юридическом словаре прочно укоренилось латинское понятие persona – маска. Это понятие появилось еще на начальных стадиях римской правовой культуры и цивилизации и выражало различные модификации маски - трагическая маска, ритуальная маска, маска предка и др.

Это понятие тесно связано с понятием «я» и относится к разряду проясняющих природу человеческого самосознания, природу человеческого духа категорий. Размышляя над тем, как понятие личности стало привычным понятием, выдающийся социальный антрополог и историк М. Мосс писал работе 1938г., что эта категория как одна из категорий человеческого духа, как одна из идей, которые мы считаем «врожденными», на самом деле «рождалась весьма медленно и росла на протяжении веков, претерпевая множество превратностей, так что еще и сегодня она неустойчива, хрупка, драгоценна и нуждается в дальнейшей разработке. Это идея «личности», идея «я». В глубине души все находят ее естественной, ясной для понимания, основательно укорененной в морали, которая из нее выводится. Речь идет о том, чтобы заменить этот наивный взгляд на историю этого понятия и теперешнюю его ценность взглядом более точным»24

.

Обозревая историческую эволюцию этого понятия, Мосс обращает внимание на его конкретные формы и воплощения в различных религиозных, моральных и правовых системах, в обычаях, в социальных структурах и умонастроениях. Он полагает при этом, что сама категория «я», а также культ «я», уважение к «я» - сравнительно недавнего происхождения. В первобытном обществе – он это демонстрирует на примере обществ индейцев тихоокеанского побережья Северной Америки и австралийских аборигенов – еще нет понимания «я» как чего-то отличного от ощущений телесной и духовной индивидуальности (это ощущение существовало всегда и везде), но здесь бытует только понятие персонажа, роли, функции, выполняемой индивидом в социальной жизни 25

.

В христианском учении были выражены как позитивные общечеловеческие ценно­сти, попрание которых могли наблюдать первые христиане. В их числе нормы нравст­венности и справедливости: «и так во всем, как хотите, чтобы с вами по­ступали люди, так поступайте и вы с ними», - говорится в Новом Завете (Матф. 7: 12). В Новый Завет из Ветхого перенесена и часть знаменитых за­поведей Моисея (Исх. 20. 1-21; Втор. 5: 7-21), в том числе: не сотвори се­бе кумира, почитай отца и матерь твою, не убивай, не кради, не лжесвиде­тельствуй, не прeлюбодействуй и т. д.

В заповедях христианской религии поддерживаются и освящаются такие естественные права, как право на жизнь, свободу, собственность, право на создание семьи.

Христианство выдвинуло идею дуализма человеческой природы: с одной стороны, человек - творение Бога, а с другой - социальное сущест­во: тем самым духовную власть была отделена христианством от светской. Из новых идей христианства главная - отделения духовной жизни от мир­ской, церковной власти от светской - означала не поглощение личности государством, как это было свойственно греко-римской традиции, а приобретение ею первого неотъемлемого права - права на совершенствование и бессмертие. Если Ветхий Завет призывал к определенным действиям или запрещал их, то Новый Завет говорил «будь»: «Будьте совершенны, как со­вершенен Oтeц ваш Небесный». Все евангельские заповеди блаженств го­ворят о внутреннем устроении сердца. Заповедь любви впервые в истории человечества оказывалась превыше всего.

Однако создание внегосударст­венной общности людей - общины верующих – повлекло задачу выработки осознанного отношения к поли­тической обязанности - следует ли подчиняться распоряжениям властей, если они не справедливы Большинство христиан склонялись к повинове­нию, но оно было не беспредельным, поскольку христиане подвергались жестоким гонениям. Если повеление противоречило вере, оно не связыва­ло христианина. Разделение властей, таким образом, предполагало воз­можность сопротивления.

Другая и более определенная ориентация на терпение появится лишь в апостольских посланиях, где на дол­гое время будут установлены правила взаимоотношений с властями (Рим. 13: 1­5). По мере институционализации христианской религии она стала при­спосабливаться к государству, руководствуясь принципом «нет власти не от Бога»26.

На долгие века христианская доктрина стала доминировать в евро­пейской научной и общественно-политической мысли. В целом христианство содействовало гуманизации политической мысли, пропитав ее идеями нравственной ответственности. Греко-римское понимание уравнивающей или распределительной справедливости христи­анство сочетало с особым толкованием и призывом к милосердию. «Важнейшим вкладом христианства в нашу цивилизацию является концепция личности,- полагает Ф. Роде.- Только религия с ее идеей о Боге, идеей возвышенной и глубоко личной, идеей о Господе, который принимает на себя заботу о каждом человеке, который знает каждого по имени, могла породить концепцию личности... Каждый человек уникален по сути, он неповторим, наделен абсолютными и неотъ­емлемыми достоинствами. Каждый человек должен выполнить свою мис­сию, сказать свое слово, оставить свой след во время краткого пребывания на земле. Уважать и признавать его право выразиться, принять его слово, каким бы скромным оно ни было - это означает чтить образ Божий, носителем которого является человек. Из подобного восприятия человека, из этой концепции личности и происходит сегодняшняя идея о правах чело­века. Правда и то, что она лишь постепенно утвердилась в умах людей, но эта мысль берет начало в христианской идее о человеке как уникальной и неповторимой личности»27

.

В эпоху Возрождения и Реформации после долгих веков господства теологии и религиозного идеала в центре внимания оказался индивидуализированный человек. Сложились представления гуманизма, которые концентрировались на обсуждении нужд, интере­сов и социальной природы личности. Именно тогда зарождается индивидуализм в современном понимании - как утверждение обособленной, самостоятельной области устремлений и предпочтений человека, поглощавшегося до той поры различного рода религиозными и мирскими корпорациями. В борьбе со средневековой консервативно-охранительной идеологи­ей возникла система качественно иных социально-философских взглядов. Сердцевиной новых взглядов стала мысль о необходимости утверждения самоценности личности, признания достоинства и автономии всякого ин­дивида, обеспечения условий для свободного развития человека, предос­тавления каждому возможности собственными силами добиваться своего счастья. Такой гуманистический настрой складывавшейся системы соци­ально-философских взглядов побуждал находить в античности примеры, которые подтверждали бы ее убедительность.

Политико-правовая мысль эпохи Возрождения и Реформации требу­ет восстановления тезиса о равенстве верующих, а также при­знания равенства в качестве нормы и для гражданских oтношений, в том числе гражданско-правовых. Мысли­тели этого периода в критике теологических политико-правовых воззрений на природу человека, взаимоотношения личности и государства стали апел­лировать к естественному праву человека и обосновывать необходимость установления нового социально-политического строя, включающего новые взаимоотношения между государством и индивидом, основанные на пра­вах личности. Они интерпретировали естественное право как установление разума, как источник прав и свобод индивида, его независимости от цер­ковной идеологии и произвола светских властей.

Именно признание естественного (природного) равенства всех людей породило тезис о том, что каждый из них обладает определенными правами и свободами. Эти же идеи прав и свобод личности находят признание также и в ряде учений о суверенитете государства. Данная тематика, наряду с вопросами о независимости свет­ской власти от церкви, об их отделении друг от друга, о централизации власти в масштабах всей страны и т. д., включала в себя и такой сущест­венный аспект, как основания и гра­ницы государственного вмешательства в дела индивидов, характер их взаимоотношений, обязанности государственной власти по обеспечению прав и свобод личности и т. д.28

Институт неотчуждаемых прав и свобод личности, сложившийся в естественно-правовой доктрине XVII-XVIII вв., стал одной из важнейших ценностей человеческой культуры. В этот период религия перестала быть универсальной формой мировоззрения, превратившись, с одной стороны, в идеологию, с другой - в личную веру. Вера во всемогущество Бога сменялась ве­рой в силу и могущество права. Основным направлением правовой мысли были теории естественно­го права, согласно которым естественные права и свободы пpинадлежат человеку с момента рождения, а вступая в общество, люди обретают граж­данские права.

Позитивисты отстаивали точку зрения, согласно которой право - это только положительное право, нормативное предписание зако­нодателя, обеспеченное силой государственного принуждения.

Юридическое мировоззрение Нового времени придало вес некоторым идеям естест­венно-правовой теории, в частности, ее утверждением существовании абсолют­ных и универсальных правовых ценностей, когда задача законодателя со­стоит лишь в наиболее точной их интерпретации. Индивидуализм как учение, сложившееся в рамках естественно-правовой доктрины, провозгласило пра­ва человека высшей ценностью. Считалось, что эти права стоят выше зако­нов, учреждаемых государством. Важно отметить, что основная функция естественных прав виделась в защите индивида от посягательств со сторо­ны государства.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»