WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

В диссертационной работе отмечаются научная актуальность и практическая значимость каждого направления в исследовании прав человека. Особо обращается внимание на значимость правозащитного направления. Выявленные здесь проблемы во многом обусловили выбор темы настоящего диссертационного исследования. Но поскольку их практическое решение не может состояться вне и помимо юридической регламентации, то становится очевидным необходимость его объединения с регулятивным направлением. В русле слияния правозащитного и регулятивного направлений исследований прав человека и находится проблема правозащитного регулирования. Объединяя собой правозащитный и регулятивный потенциалы прав человека, она отражает наиболее напряженную в практическом отношении и сложную для научного осмысления систему действия прав человека в нашем обществе.

В общей теории права категория «правозащитное регулирование» фактически не изучена. Не выяснены ее научный статус, понятийный ряд и предметное содержание, в то время как без этих характеристик данная категория не может быть использована наукой и практикой. В целях обоснования введения в научный аппарат и юридическую практику рассматриваемой категории автор полагает необходимым исследовать «правозащитное регулирование» как предмет специального юридического познания с последующей разработкой этой категории в соответствующих понятийных рядах.

Правозащитное регулирование выступает, с одной стороны, в качестве определенной части объекта познания теории государства и права, а с другой – в качестве объекта познания теории прав человека. Отсюда проистекает комплексный характер его предмета.

В самом общем плане представления о правозащитном регулировании как о предмете специально-юридического познания складываются в результате теоретического выделения из всей международной и государственно-правовой действительности той области, в которой реализуется регулятивный потенциал права человека на правовую защиту. При этом данная область рассматривается как сумма специфических, правозащитных, закономерностей. Их объем и есть предметное очертание содержания и границ правозащитного регулирования. Он и выступает предметом специально-юридического анализа.

В диссертации выделяются, классифицируются и анализируются основные закономерности формирования и развития понятий о сущности и содержании правозащитного регулирования. В первую очередь, речь идет об общих закономерностях формирования и развития правозащитного регулирования как особого вида юридической практики – правозащитной. Однако общие закономерности не исчерпывают всего предмета научного познания правозащитного регулирования. Он охватывает собой и специфические – закономерности действия каждого из его элементов (средств правозащитного регулирования). Помимо названных, собственно содержательных закономерностей, в предмет специально-правового анализа с необходимостью включаются и национальные социокультурные факторы. Все закономерности, образующие предмет познания правозащитного регулирования, включая и национальные социокультурные факторы, так или иначе связаны с проявлениями действия права человека на правовую защиту. В целом правозащитное регулирование как предмет специально-юридического анализа представляет собой взаимосвязь общих и специфических закономерностей формирования, развития и функционирования социально-правового обеспечения реализации права человека на правовую защиту, подконтрольного непосредственно человеку, государству и международному сообществу.

Уяснение основных характеристик правозащитного регулирования как предмета специально-юридического анализа позволило автору обосновать и специальную методологию этого познания. В диссертации раскрываются особенности применения в исследовании правозащитного регулирования таких методов познания, как системный, исторический, формально-юридический, метод правового моделирования и иных. Наряду с этим делается вывод о преобладающем значении в исследовании правозащитного регулировании исторического и системного методов.

Исторический метод позволяет объективно взглянуть на закономерности развития теории и практики правозащитного регулирования. С его помощью оказывается возможным более адекватно осуществить преемственность в организационно-правовом обеспечении правозащитного регулирования.

Системный метод создает теоретическую предпосылку для исследования правозащитного регулирования как целостной и сложноорганизованной системы. Признавая качество системности у правозащитного регулирования, исследователь получает возможность его анализа в структурно-функциональном аспекте.

Разработанная в диссертации научная характеристика правозащитного регулирования как предмета специально-юридического анализа позволила обратиться к вопросу о понятийных рядах рассматриваемой категории.

По мнению диссертанта, понятийный ряд категории «правозащитная деятельность» – это выраженные в научно обоснованных абстракциях сущностные качества, стороны и связи реально существующей системы правозащитного регулирования. А поскольку предмет его отражения системен, то и сам он предстает в виде системы правозащитных понятий, образующих своеобразную теоретическую сетку.

Категория «правозащитное регулирование», как и иная научная категория, имеет параллельно с главным понятийным рядом и второстепенные. Главный раскрывает ее сущностные характеристики. В диссертации обосновывается, что главный понятийный ряд категории «правозащитное регулирование» должен представлять собой отражение в правовых абстракциях соответствующих юридических средств (инструментов), с помощью которых осуществляется правовое регулирование общественных отношений, возникающих из факта реализации права человека на правовую защиту. С этой точки зрения основными понятиями категории «правозащитное регулирование» следует считать: «признание правосубъектности человека», «право человека на правовую защиту», «нормативное» и «индивидуальное» правозащитное регулирование, «правозащитные гарантии», «правозащитные отношения», «правозащитные полномочия», «правозащитную активность», «правозащитную деятельность» и др. Этот понятийный ряд отражает «правозащитное регулирование» в статике. Он воспроизводит единство и многообразие всех составных частей и элементов, образующих систему правозащитного регулирования, ее свойства, внутренние процессы, тенденции, закономерности и состояние. В его рамках постигается сущностная сторона правозащитного регулирования.

Наряду со статической характеристикой категория «правозащитное регулирование» имеет и функциональную. Отсюда и ее функциональный понятийный ряд. Он отражает процесс функционирования, движение правозащитного регулирования к своей цели – защищенности прав человека. С этой стороны «правозащитное регулирование» раскрывается в ряду таких понятий, как «процесс правозащитного регулирования», «функции правозащитного регулирования», «способы осуществления правозащитного регулирования», «стадии правозащитного регулирования», «механизм правозащитного регулирования» и др.

В диссертационном исследовании получили обоснование и анализ также и иные понятийные ряды категории «правозащитное регулирование».

Во второй главе «Защита прав человека и ее правовое регулирование», состоящей из трех параграфов, рассматриваются фундаментальные вопросы понятия защиты прав человека, система, цели и функции ее регулирования.

Отмечается, что в онтологическом аспекте понятие защиты прав человека нельзя свести либо к объективному, либо к субъективному праву, что оно, вытекая из естественно-правовых потребностей человека, проявляет в себе единство и взаимосвязь того и другого. С этой позиции в диссертации обосновываются отличия в понятии «защита прав человека» от близкого к нему – «юридическая защита прав человека». Автор обращает внимание на то, что как в научной литературе, так и непосредственно в законодательстве понятие «юридическая защита прав человека» толкуется в самом широком смысле. В его содержание включаются не только механизмы, способы и средства действия права по защите прав человека, но и деятельность государства, его уполномоченных органов и должностных лиц, направленная на защиту законности и правопорядка в целом, в то время как понятие «защита прав человека» ограничивается юридическим обеспечением только правовой защищенности человека. Поэтому диссертант приходит к выводу, что по объему понятие «защита прав человека» является более узким, нежели понятие «юридическая защита прав человека». К такому выводу подводит и толкование терминов «юридический» и «правовой», первый из которых значительно шире второго и включает в себя все, относящееся к праву. Отсюда, надо полагать, будет более правильным для характеристики защиты естественно-правовых интересов, свойств человека использовать термин не «юридическая защита», а «правовая защита». Следовательно, нельзя отождествлять и такие понятия, как «право на правовую защиту прав человека» и «право на юридическую защиту прав человека».

Вызывают сомнение имеющиеся в юридической науке попытки отождествить понятия «зашита прав человека» и «охрана прав человека». С точки зрения диссертанта, разграничение данных понятий имеет более принципиальный характер, нежели разграничение понятий, рассмотренных выше. Это объясняется тем, что термины «защита» и «охрана» по-разному фиксируют, т. е. реализуют в себе роль и значение самого человека в деле защиты принадлежащих ему прав.

По вопросу соотношения рассматриваемых понятий в юридической литературе существуют различные высказывания. Обобщая их, можно выделить четыре основных варианта решения данного вопроса:

1. Отождествление понятий «защита прав человека» и «охрана прав человека».

2. Признание за названными понятиями различий, вытекающих из специфики преломления в каждой из них одной и той же, но более широкой категории – «обеспечение прав человека».

3. Поглощение понятия «защита прав человека» более широким – «охрана прав человека».

4. Отрицание понятия «охрана прав человека» в силу отсутствия в нем специально-юридического содержания.

В диссертации выдвигается и отстаивается вывод о том, что понятие «защита прав человека» основано на признании человека в качестве субъекта, активно реализующего свое неотчуждаемое право на защиту и прибегающего при этом к помощи компетентных субъектов. В таком ракурсе деятельность компетентных субъектов юридически подчиняется защищаемому ими человеку, а сама она мыслится исключительно в плоскости реализации ими права человека на правовую защиту. С этой позиции защита прав человека представляет собой форму реализации права человека на правовую защиту, обеспеченную организационно-правовыми средствами и мерами принуждения, применяемыми в целях устранения препятствий на пути осуществления прав человека, а также восстановления нарушенных прав и наказания виновных в их нарушении. Последующий анализ данного понятия позволил автору сделать вывод о том, что сущностью этого является право человека на правовую защиту. Сделанный вывод обстоятельно обосновывается в работе и отмечается, что понимаемая таким образом сущность защиты прав человека носит многоуровневый характер.

Первый уровень сущности защиты прав человека заключается в акте юридического признания права человека на правовую защиту. Социально-правовой смысл и юридическое назначение этого акта состоят в том, чтобы, с одной стороны, обеспечить возможность правовой защиты каждого человека («Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона»1, – провозглашено в ст. 7 Всеобщей декларации прав человека), а с другой – возложить на государства обязанность создать все необходимые нормативно-правовые и организационные условия осуществления этого права («…Священный долг всех государств выполнять свои обязательства по поощрению всеобщего уважения, соблюдения и защиты всех прав человека…»2, – записано в ст. 1 Венской декларации и Программы действий. А в ст. 2 Конституции Российской Федерации установлено: «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства»3).

Акт признания права человека на правовую защиту обусловливает запуск сложного и разноаспектного механизма формирования регулятивных и организационных правовых средств его реализации. В работе выявляются и анализируются закономерности этого механизма. Отмечается, что они устойчивы, необходимы (без них немыслим сам институт защиты прав человека) и выражают наиболее общие причинно-следственные связи между правом человека на правовую защиту и всем институтом защиты прав человека. В силу этого обоснованным выглядит вывод о том, что право человека на правовую защиту выступает по отношению к институту защиты прав человека в целом проявляющимся основанием, и поэтому его правомерно рассматривать в качестве первого, лежащего на поверхности уровня сущности защиты прав человека.

Однако процесс выявления и познания сущности защиты прав человека не исчерпывается указанием на юридическое признание права человека на правовую защиту. Право человека на правовую защиту – это лишь нормативная форма материализации ее глубинной сущности.

Второй уровень сущности защиты прав человека объясняет особенности сущности первого порядка и раскрывает закономерное в ее формировании и развитии. Поэтому, чтобы ответить на вопрос о том, что собой представляет второй уровень сущности защиты прав человека, надо найти главную и основную причину, которая с объективной закономерностью обусловливает факт существования права человека на правовую защиту в нормативной форме его бытия. Такая причина в обязательном порядке должна объяснять право человека на правовую защиту как следствие своего существования. При этом нужно иметь в виду, что «сущность второго и третьего порядков достаточно убедительно показывает, что глубинное основание права органически увязано с индивидуальными (частными) интересами членов общества, с конкретными отношениями собственности, правовыми отношениями товаровладельцев, с правами личности и ее объективно обусловленными притязаниями, потребностями и интересами»4.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»