WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

б) вкусовой признак – цвет продукта: ср. рус.: брусничный напиток – брусничный шарф, вишневое варенье – вишнёвый бархат; исп.: torta mlea ‘медовый торт’- confitura mlea ‘варенье медового цвета’, pastel limonado ‘лимонное пирожное’ – tela limonada ‘ткань лимонного цвета’;

в) признак по названию растения – цвет растения: ср. рус.: пшеничный хлеб – пшеничные волосы, шафранный аромат – шафранные полосы заката; исп.: madeja aberenjenada ‘моток, имеющий форму баклажана’ – pao aberenjenado ‘фиолетовый, цвета баклажана бархат’, perfume rosado ‘запах, составленный с примесью роз’ – matiz rosado ‘розовый оттенок’;

г) признак по названию камня – цвет камня: ср. рус.: бирюзовый камень – бирюзовое море, гранатовая драгоценность – гранатовый бархат; исп.: adorno perlino ‘жемчужное украшение’ – brillo perlino ‘жемчужный блеск’, joyero ambarino ‘янтарная шкатулка’ – miel ambarino ‘янтарный мёд’;

д) признак по названию животного – цвет животного: ср. рус.: тигровая шкура – тигровое одеяло, канареечная клетка – канареечное оперенье; исп.: piel armiado ‘мех, отделанный горностаем’ – camisa arminada ‘рубашка белая, как горностай’, castor de pantano ‘болотный бобёр’ – color castor ‘цвет бобра’.

Другой тип семантической деривации объясняется с позиции образования производного не со значением цвета, а отнесением мотивированности цветом. В русском и испанском языках появляются следующие типы омонимии:

а) название цвета – принадлежность к организации, движению, идеологии: ср. рус.: зелёные растения – зелёные профессионалы (относящиеся к движению защитников окружающей среды); красно-белые полосы – красно-белые футболисты (футболисты команды клуба «Спартак»); исп.: cielo azul ‘голубое небо’ – cascos azules ‘голубые каски’; colcha roja ‘красное покрывало’ – guarda rojo – ‘коммунист’;

б) название цвета – имя прилагательное с положительной оценкой: ср. рус.: белая луна – белая сборка (о вычислительной технике, собранной в странах Европы или США и отличающейся высоким качеством); голубая паста – голубая фишка (о компании, пользующейся общенациональной известностью и финансовой надёжностью); исп.: lpiz de color azul ‘карандаш синего цвета’ – pescado azul ‘рыба жирных сортов’; jardn verde ‘зелёный сад’ – aos verdes ‘молодые годы’;

в) название цвета – имя прилагательное с отрицательной оценкой: ср. рус.: жёлтая акварель – жёлтая пресса (о низкопробной, пошлой, недобросовестной печати, ориентированной на скандальные публикации); жёлтая сборка (о вычислительной технике, собранной в странах Азии; противоп. белая сборка); исп.: pintura amarilla ‘жёлтая краска’ – prensa amarilla ‘жёлтая пресса’; pluma negro ‘чёрная ручка’ – indiano de hilo negro – ‘скряга, жмот, сквалыга’;

г) название цвета – расовая принадлежность: белый ледоход [Блок 2005:128] – на белом плече [Блок 2005:113]; чёрная ночь [Блок 2005:55] – чёрное население США [Ожегов 1992:914]; исп.: el abrigo de visn blanco /‘шуба из белой норки’/ [Garca Mrques, Gabriel 2004:218] – la poblacin masculina blanca /‘мужское белое население’/ [Prez-Reverte, Arturo 2004:389]; uvas negras /‘черный виноград’/ [Fuentes, Carlos 2004:321] – comportarse como un negro /‘вести себя как негр’/ [Garca Mrques, Gabriel 2004:218].

Имена со значением цвета в русском и испанском языках продуктивно образуются при семантической деривации как в пределах морфологического словообразовательного типа, так и в сфере морфологически непроизводных слов.

В русском и испанском языках в системе цветообозначений широко отмечается такой способ семантической деривации, как субстантивация, то есть безморфемное образование существительных, формально совпадающих с прилагательными.

В русском языке, кроме рассмотренных нами названий цвета, выступающих в качестве имён существительных и обозначающих принадлежность к расе (белый, черный, желтый), к группе морфологически непроизводных слов относятся известные заимствования: из английского хаки ‘серовато-зеленый с коричневым оттенком’ и хаки [cр.] ‘плотная серая ткань такого цвета’, из французского шатен [м.] ‘человек с темно-русыми волосами’ и шатен ‘в функц. опред. Краска для волос такого цвета’, бордо [cр.] ‘сорт красного вина’ и бордо ‘темно-красный’, из итальянского маренго [cр.] ‘ткань черного цвета с сероватым отливом’ и маренго ‘черный с сероватым отливом (о цвете)’.

В испанском языке количество исконных производных образований, сохраняющих соотнесенность со своими производящими и выражающих четкое словообразовательное значение, но не имеющих фонетически оформленного словообразующего средства, достаточно велико. Так, цветообозначения, выраженные именами прилагательными, имеют соотнесенность с существительными мужского рода: endrino ‘синевато-черный’ и endrino ‘(бот.) терновник’, canelo ‘коричневый, красновато-коричневый; гнедой’ и canelo ‘коричневое дерево, растение из семейства лавровых’, alazan ‘рыжей масти (о лошади)’ и alazan ‘рыжая лошадь, лошадь рыжей масти’.

В русском и испанском языках деривационная омонимия может быть осложнена и лексико-семантической омонимией. Кроме этого, необходимо обозначить не только образование омонимов, возникших в результате семантической деривации на уровне лексической и семантической, которая имела развитие в пределах морфологического словообразовательного типа, но и функционирование словообразовательных типов, оформленных омоморфемами, выражающими разные словообразовательные значения.

В русском и испанском языках как омонимичные могут функционировать такие словообразовательные типы, которые оформляются омоморфемами, выражающими разные словообразовательные значения. Так, в рус. образования на –ный типа молоч-ный и табач-ный могут относиться к разным словообразовательным типам при выражении значений: свойственный, принадлежащий тому, что указано производящим словом (молочный сок миндаля, табачные посевы); связанный с производством того, что названо мотивирующим словом (молочные продукты, табачная продукция), и наконец, имеющий цвет того, что указано мотивирующим словом (молочный туман, табачное платье). Способные принадлежать к разным словообразовательным типам при выражении нескольких значений, широкое распространение в испанском получили образования на –ado: /perlado, limonado, colorado, aplomado/. Прилагательные perl-ado и limon-ado в словосочетаниях типа collar perlado (жемчужное ожерелье), pastel limonado (лимонное пирожное) имеют значение ‘свойственный, принадлежащий тому, что указано производящим словом’ и значение цвета того, что указано мотивирующим словом в сочетаниях слов типа: bufanda perlada (жемчужного цвета кашне), tela limonada (ткань лимонного цвета). Семантические модели позволяют рассматривать словообразовательную омонимию как системное языковое явление, свойственное и русскому, и испанскому языкам.

По нашим наблюдениям, в цветофразеологии русского и испанского языков используются основные ахроматические цвета – чёрный и белый. Самыми распространенными в данном языковом ареале цветонаименований являются в русском языке: красный, синий, зелёный; в испанском: зелёный, красный, серый. В меньшей степени в русском языке употребляются наименования цвета: жёлтый, серый, розовый; в испанском: розовый. Использование названий цвета фиолетовый и коричневый в составе устойчивых словосочетаний является характерным только для испанского языка в сравнении с русским.

На материале цветофразеологизмов испанского языка нами было установлено, что зачастую они не могут быть переведены на русский язык дословно в силу отсутствия в нем схожего символа или ассоциации с тем или иным цветом. Как правило, такие выражения переводятся описательно или с помощью русских фразеологизмов, в основе которых лежат другие образы. Так, в испанском языке функционирует цветофразеологизм colgar el/un marrn a alguien [повесить нечто коричневое на кого-либо], который не имеет эквивалента в русском языке и поэтому переводится описательно «обвинить кого-либо (в чем-то плохом)». Или, к примеру, цветофразеологизм libro verde [зелёная книга], который вызывает у русскоязычного носителя, в первую очередь, ассоциации с природой, экологией, окружающей средой, дан, однако, в значении «книга или журнал, где публикуются забавные сведения о странах и их жителях, положительных и отрицательных моментах родословных того или иного рода» или «человек, который занимается выяснением, сбором информации таких фактов».

Ряд цветофразеологизмов испанского языка, не обнаруживая структурных аналогов в русском, имеет достаточно прозрачный смысл в силу совпадения той или иной цветовой ассоциации, как, например, в следующих выражениях: cruzar con el disco en rojo [пересечь (дорогу) с красным диском] – «проехать на красный цвет (светафора)», estar de un humor gris [пребывать в сером расположении духа] – «быть не в духе, хандрить», «тосковать».

Некоторые устойчивые словосочетания испанского языка помимо общепринятых интернациональных значений реализуют дополнительные, являющиеся национальными. Возьмем, к примеру, цветофразеологизм bandera negra [чёрный флаг], эквивалент которого в русском языке – «чёрный (пиратский) флаг». В то же время в пиренейском национальном варианте испанского языка данный цветофразеологизм реализует дополнительный смысл – «враждебность», «чрезмерная суровость по отношению к чему-либо или кому-либо».

Сопоставительный анализ наглядно демонстрирует, что значения-ассоциации того или иного цвета в испанском языке не всегда находят соответствия в русском.

Одним из главных признаков цветофразеологизмов может быть названа их метафоричность или образность, поскольку метафоричность как семантическое переосмысление – это основной путь возникновения фразеологических единиц. Таким образом, в структуре значения некоторых словосочетаний на первый план выдвигается коннотативный аспект – неотъемлемый элемент языковой единицы.

Особое значение приобретает последняя часть второй главы, где представлены многоаспектный анализ и структурно-семантическое описание русских и испанских новообразований конца ХХ начала ХХI века со значением цвета. В частности, рассмотрение цветонаименований в современном языке определяется: лингвистическими причинами; экстралингвистическими факторами; экспрессивностью; словообразовательным аппаратом, за счёт которого каждый из языков традиционно приумножает лексико-семантическую систему.

Увеличение цветонаименований в современном русском и испанском языках связано не только с номинацией цвета по предмету, но и с предметами, цвет которых не так однозначен, а если используется предмет, имеющий вполне определенную окраску, то он имеет какой-либо экспрессивный атрибут (рус.: брусничный дождь, изумруд Нефертити; исп.: azul elctrico ‘электрический синий’, metlica ‘металлический’). Каждый из языков традиционно приумножает лексико-семантическую систему за счёт словообразовательного аппарата. Особенностью испанского языка является использование многосоставных сочетаний для номинации сложных тоновых обозначений (castao claro dorado ‘светло-золотой каштановый’, castao claro dorado cobrizo ‘медный светло-золотой каштановый’, rubio dorado cobrizo/tabacos ‘медно-золотой белокурый’), а также использование у имён прилагательных абсолютной превосходной степени в составе такого типа сочетаний (rubsimos rubio natural extra claro ‘очень светлый натурально-белокурый самый белокурый’, rubsimos rubio ceniza extra claro ‘очень светлый пепельно-белокурый самый белокурый’, rubsimos rubio plato ‘платиново-белокурый самый белокурый).

Факторы, определяющие появление новых значений, указывают на основные аспекты изучения их как языковых феноменов, отражающих объективную действительность в языке, с одной стороны, и как элементарных единиц лексико-семантической системы языка – с другой. Именно поэтому, исследуя в данной работе массив неологизмов со значением цвета, мы рассматриваем их как средства обращения в языке объективного мира и как структурно-функциональные единицы лексико-семантической системы языка.

В Главе III «Имена со значением цвета в поэзии Александра Блока и Антонио Мачадо» русские и испанские цветообозначения осмысливаются как элементы смысловой структуры текста, как символы. Проведенный анализ функционирования цветообозначений в лирике великих символистов Александра Блока и Антонио Мачадо становится основой сопоставления поэтического словообразования в русском и испанском языках. Под термином «поэтическое словообразование» понимается «формирование в известном смысле новых слов, образных значений, которые не просто надстраиваются над прямыми значениями, а присваивают и прямые, и другие возможные значения для создания нового индивидуального смысла» [Гиршман 1972:37].

Цвет является основой поэтического словообразования, с огромной силой конденсирует в себе разнородные предметные и непредметные интенции, неизмеримо превосходя по своим образным возможностям номинативную лексическую единицу, относящуюся к цветообозначению, превращаясь таким образом в символ.

Символические значения названий цвета, актуальные для всего произведения в целом, выражаются чистым цветом, реже – его оттенками. Цветовые оттенки задействуются авторами для передачи ассоциативной информации, непосредственно необходимой для понимания частных контекстов. В таком случае оттенки используются для передачи тончайших нюансов ситуации, что приводит к выводу о структурно более сложной символики смешанных цветов и, как следствие, более рассеянном эмоциональном воздействии на восприятие произведения читателем.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»