WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Среди лексико-семантической группы названий цвета выделяется ядро системы, а процесс дифференцирования оттенков основных, спектральных цветов позволяет выявить сходства и различия прилагательных со значением цвета в русском и испанском языках. Поля основных цветов в обоих языках совпадают, за исключением голубого и синего, которым в испанском языке соответствует azul. Здесь правомерно говорить и о языковой картине мира, играющей немаловажную роль в процессе познания и формирования концептуальной системы носителей языка, поскольку языковое мышление оказывает довольно активное воздействие на сознание. В связи с этим указываем на обозначение основных названий спектра в русском языке: красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый; в испанском языке: rojo, anaranjado, amarillo, verde, violeta, и azul не = синий, и не = голубой, azul = синий + голубой, также в двух системах рассматриваются общие названия ахроматических цветов, представленные тремя названиями: белый (blanco), серый (gris), черный (negro).

В русском и испанском языках создаются специфические цветовые обозначения, приложимые лишь к определённым предметам. Специальными прилагательными в двух языках обозначаются цвет волос человека (рус.: рыжий, седой, русый, чернявый, белобрысый; исп.: triqueo ‘темнорусый’, rubio ‘белокурый’, castauelo ‘тёмно-русый’), цвет его кожи (рус.: смуглый, румяный, загорелый; исп.: moreno ‘смуглый’, zarco ‘белый’, amoratado ‘фиолетовый, синеватый’); в испанском отмечены названия цвета бумаги (agarbanzado ‘имеющий цвет турецкого гороха’), цвета меди (mochoso ‘позеленевший’), цвета пшеницы (ceburro ‘белый’), цвета птицы (lempo ‘черноватый’) и т.д. В языке имеются даже специальные обозначения названия цвета на гербах: gules (красный), argen (белый, серебряный), sinople (зеленый), sable (черный).

В целом в испанской системе оттенки цветовых ощущений различаются более детально чем в русской. Если в речи следует обозначить цвет, то русский язык прежде всего использует прилагательные основных цветов, а оттенки выражает через эти цвета, модифицируемые различными словообразовательными средствами. В испанском языке оттенки обозначаются не через основные цвета, а особыми словами. Русские способы обозначения цветов представляют собой более стройную и замкнутую в себе систему. Встретившись в тексте с такими оттенками, как иссиня-чёрный, ярко-красный и т.д., мы сразу определим цвет, производя его от основных цветовых обозначений. Эти наименования мотивированы внутри самих названий цвета. Испанские способы обозначения, хотя и более детальные, не имеют той внутренней взаимозависимости элементов, которая характеризует русскую систему. Встречаясь с такими оттенками, как tinto, cinzoln, pardo, zarco и т.д., мы не можем по форме этих наименований определить, какого цвета оттенок они обозначают. Они мотивированы вне круга основных цветовых обозначений.

Анализ системы средств для обозначения цвета позволяет установить следующие структурно-морфологические типы: простые названия (исконные и заимствованные), сложные названия (рус.: оранжево-красный; исп.: rojinegro – ‘красно-черный’), производные названия от основных цветов с помощью суффиксов (рус.: зеленоватый, желтёшенький, чернявый; исп.: rojizo – ‘красноватый’, verdoso – ‘зеленоватый, blancazo – ‘беловатый, белесый’), названия, образованные путем словосочетания (рус.: слоновая кость, мокрый асфальт, снежная королева; исп.: azul celeste ‘лазурный’, verde botella ‘бутылочного цвета’, amarillo canario ‘канареечный цвет’, rojo cereza ‘ярко-вишнёвый цвет’). Каждый из этих типов обладает специфическими особенностями и разной степенью распространенности в языке.

Из основных различий следует отметить широко развитую систему русских относительных прилагательных. Термин «относительное прилагательное» мы употребляем для обозначения произведенных от существительных прилагательных, выражающих значение отношения к предмету. Русский язык обладает высокой продуктивностью в образовании отымённых относительных прилагательных, в связи с чем в языке наблюдаем достаточное количество цветообозначений, образованных от основ существительных (ореховый, шоколадный). Большинство русских относительных прилагательных переводится на испанский язык словосочетанием de + sustantivo, так как в этом языке нет соответствующих относительных прилагательных: el traje de caf – костюм кофейного цвета, los cabellos de chocolate – волосы шоколадного цвета, azul de mar – темно-синий. Система испанских относительных прилагательных развита сравнительно слабо, в то время как русский язык обладает высокой продуктивностью в образовании отымённых относительных прилагательных, в связи с чем в языке наблюдаем достаточное количество цветообозначений, образованных от основ существительных. Более того, дело не только в типологии, но и в восприятии, поскольку носители испанского языка при обозначении цвета выстраивают ассоциативный ряд. Использование описательных конструкций является отражением языковой картины мира. Только в испанском языке в отличие от русского существуют оттенки цветообозначений типа: el color de las manzanas – ‘цвет яблок’, el color dorado de la gente de mar – ‘золотой цвет жителей побережья’, el azul de la noche – ‘синий цвет ночи’, el color casi marrn – ‘едва коричневый цвет’.

Во второй части первой главы нашего исследования нам представляется важным диахроническое исследование лексем. Проведённый этимологический анализ имён, обозначающих название цвета в современном русском и испанском языках, позволяет выяснить, какие лексемы появляются на раннем или позднем этапе развития языков. Так, к номинантам, появившимся в ранний период развития языка и изначально не обозначающим название цвета, относятся лексемы в испанском языке: azul и аmarillo; в русском языке: зелёный. Группа слов, впервые в языке фиксирующая значения цвета на раннем этапе развития языка, представлена в испанском языке цветообозначениями: verde, castao; в русском цветонаименованием – чёрный. К позднему периоду появления в языке относятся русские цветообозначения: коричневый, оранжевый, фиолетовый; в испанском языке название цвета – gris.

Не менее важным вопросом является выяснение источника возникновения слова в языке. Названия цвета современного русского языка в большинстве своём являются исконно русскими – красный, жёлтый, синий, голубой, зеленый, коричневый, белый, серый, черный и только фиолетовый, оранжевый относятся к группе иноязычных слов. В испанском языке значительное количество названий цвета также являются исконными: rojo, amarillo, verde, castao, negro, другие заимствованы в различные периоды из немецкого – blanco, gris, арабского – azul, anaranjado, французского – violeto.

Проведённый этимологический анализ также позволяет сделать вывод о высокой степени диффузности значений слов, обозначающих цвет в русском и испанском языках. При рассмотрении семантической эволюции с точки зрения объёма понятия, выраженного словом, говорим о сужении и расширении значения. Примером сужения служит история слов: красный, жёлтый, аmarillo; расширение значений происходит у слов: зелёный, negro, verde. Таким образом, применение метода этимологического анализа приоткрывает занавес тайны самых первых шагов жизни слова, т.е. становится возможным его исследование в диахронической плоскости.

Историко-семасиологический подход к анализу языкового материала позволяет рассматривать развитие семантики прилагательных со значением цвета, начиная с древнего синкретизма имени (как начального этапа семантического процесса), и дает весьма плодотворную почву для рассмотрения и сопоставления семантического словообразования на материале русского и испанского языков.

Глава II «Семантическая деривация в названиях цвета в русском и испанском языках» посвящена рассмотрению моделей семантического словообразования имён прилагательных, возникших в результате безморфемного словообразования. Удалось доказать то, что слова, возникшие в результате безморфемного семантического словообразования, являются самостоятельными лексемами в русском и испанском языках. Появление дериватов в двух языках происходит по одинаковым словообразовательным моделям. При сопоставлении использования цветообозначений в словообразовательных моделях в русском и испанском языках отмечается, что модели «имя прилагательное со значением цвета – производное, называющее положительные или отрицательные качества человека» (белая ворона – mirlo blanco, mosca blanca; серый кардинал – eminencia gris) или «имя прилагательное с общим значением цвета – прилагательное с качественно-обстоятельственным значением» (красный как рак – rojo como un cangrejo; (видеть все) в розовом цвете, оптимистически – (verlo todo) de color de rosa) в испанском языке в отличие от русского являются более продуктивными, а модель «признак цвета – признак отвлеченных понятий: общественных, политических направлений или группировок» (красная гвардия – guardia roja, голубые каски – cascos azules) характерна в большей степени для современного русского языка.

Доказательством того, что перед нами не значения одного и того же слова, а самостоятельные слова, образованные семантическим способом, может служить и различие грамматических категорий, свойственных производящему и производному слову. Для русских и испанских образований можно указать целый ряд отличий грамматического характера: 1) производящие имеют, а производные в русском и испанском языках не имеют степеней сравнения: ср. рус.: зелёный сад – зелёная молодежь; исп.: jardn verde ‘зелёный сад’ – aos verdes ‘молодые годы’;

2) для производящих свойственно наличие форм субъективной оценки, а для производных – нет: ср. рус.: слишком красная помада – красная гвардия; исп.: colcha muy roja ‘очень красное покрывало’ – guarda rojo ‘красная гвардия’;

3) от производящих образуются отвлеченные существительные в русском при помощи суффиксов -изна, -ота, -ость, -ина, -ства; при образовании отвлеченных существительных в испанском языке часто используются суффиксы: -ez, -eza, -icia, -itud, -in (-sin, -cin), -ura;

4) производящие имеют обе формы числа, а производные – одну: ср. рус.: фиолетовый тон – фиолетовые тона – фиолетовые – «правые радикалы и фундаменталисты» (употребляется только в форме сущ. Pluralia tantum); исп.: rosa blanca ‘белая роза’ – rosas blancas ‘белые розы’ – caballo blanco – «человек, вкладывающий деньги в сомнительное предприятие» (отсутствует единственное число);

5) производящие и производные образуют разные словообразовательные парадигмы: ср. рус.: белый и его производные в значении «светлый»: беленький, белёсый, белесоватый, белесоватость, бело, белеть; «лишенный дополнительной окраски»: белёшенький, пребелый, добела, избела, набело; «чистый»: беловой, беловик, беляк, белизна; «принадлежащий к европеоидной расе»: белянка, беляночка, белобрысый, белокурый, белолицый; «контрреволюционный»: белый, белогвардеец, белогвардейка, белогвардейщина, белогвардейский.; исп.: blanco и его производные в зачении «белый»: blancor, blancura ‘белизна’, blancuzco, ca ‘беловатый, белёный’, blanquear ‘белить’, blanquete ‘белила для лица’ и blanco ‘светлый’ – blancazo ‘беловатый, белёсый’;

6) производящие и производные относятся к разным частям речи: ср.: белый / blanco (цвет) – белый / blanco «представитель европейской расы». Для образований в русском языке характерны и другие отличия грамматического характера: производящие употребляются, а производные не употребляются в краткой форме: зеленая трава – зелёная молодежь; от производящих в русском языке возможно образование наречий на

–о и –е, от производных – нет: чёрная паста – чёрная зависть.

Анализ грамматических категорий, свойственных производящему и производному слову, позволил доказать, что производные слова есть сложные целостные единицы языка. В русском языке количество грамматических критериев, доказывающих возникновение нового слова, выше, чем в испанском.

Во второй главе анализируются прямые, метонимические, метафорические обозначения цвета в двух языках. Русский и испанский языки отражают разнообразные «ассоциации по смежности», причем они могут быть и случайными, временными, и закрепившимися, постоянными. Сравнение прямых и переносных обозначений цвета в испанском и русском языках показывает, что в метонимии проявляется тенденция испанского языка к использованию слов более отвлеченного значения (исп.: tiene unos ojos grises siempre alegres – ‘ее серые глаза всегда веселые’ [Surs y Rialp 2004:22], un poco la cabeza gris – ‘седая голова’ [Prez-Reverte, Arturo 2004:386], mil surcos grises – ‘тысяча серых морщин’ [Fuentes, Carlos 2004:323], das iguales, grises – ‘одинаковые серые дни’ [Etxebarra, Luca 2004:210]). Важнейшим словообразовательным свойством метонимии русского языка является способность отражения смысловой структуры исходного слова в значении производных слов, которые в той или иной степени повторяют связь значений по смежности, представленную в исходной лексической единице.

Метафорические значения испанского языка уходят дальше от прямого, более того, «ассоциативная мотивированность» значений далеко не всегда соответствует логической оценке соответствующих понятий: lila ‘сиреневый цвет’ - lila ‘глупец’, blanco ‘белый цвет’ - blanco ‘(арг.) глупец’, aplomado ‘свинцового цвета, сероватый’ - aplomado ‘ленивый, неповоротливый’. Во всех этих явлениях отражается общая, более лёгкая метафоризация в испанском языке, чем в русском, что, в свою очередь, свидетельствует о менее тесной связи между означающим и означаемым в испанском языке.

В третьей части второй главы рассматриваются различные словообразовательные модели, характерные для деривационной омонимии русского и испанского языков. В данной части нашего исследования мы говорим о двух типах семантической деривации: 1) цветообозначениях, появившихся в результате семантического словообразования на основе имён прилагательных, в первом своём значении не имеющих отношения к цвету; 2) семантическом словообразовании в системе основных цветообозначений.

В первом случае имена со значением цвета являются результатом семантического словообразования – производным словом. Отметим, что многие цветообозначения могут быть мотивированы в современном русском и испанском языках именем существительным. Такая мотивированность приводит к омонимии типа:

а) признак по названию вещества – цвет вещества: ср. рус.: алюминиевый прибор – алюминиевое небо, асфальтовая дорога – асфальтовое пальто; исп.: industria cobriza ‘медная индустрия’ – puesta cobriza ‘медный закат’, ramas ahuesadas ‘ветви, имеющие твердость кости’ – cortinas ahuesadas ‘занавеси цвета кости’;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»