WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Немецкая лексема «Waschkche» означает помещение для стирки, в котором стоят стиральные машины. Это помещение, общее для всех жильцов дома, жильцы имеют ключ от этого помещения, и стирка осуществляется в основном здесь. Как правило, Waschkche располагается в подвальном этаже. В самом жилом помещении стиральные машинки немцы устанавливают крайне редко. Но в русскоязычной культуре стиральные машины, как правило, находятся именно в жилом помещении – отсюда непонимание смысла лексемы.

Таким образом, незнание лексемы становится ингибитором второй степени и, даже несмотря на наличие коммуникативного катализатора – однозначного коммуникативного контекста (имплицитный катализатор), – приводит к реализации фактора риска.

4. Фактор риска КИ2 нет коммуникативных катализаторов нет реализации фактора риска эффективная МКК

Невербальное поведение. Пример:

  1. Сидеть на столе и пить кофе

Наталья А.:

И.Ф. – Was mgen Sie in der deutschen Wirklichkeit nicht und warum

Н.А. – Ja / zum Beispiel / in die Schule // Unsere Lehrerin kann auch auf dem Tisch sitzen oder dabei eine Tasse Kaffee haben // Ich glaub / das ist nicht hflich//

И.Ф. – Ja / das heit / es passt zum Lehrer nicht // Der Lehrer soll sich irgendwie anders benehmen

Н.А. – Ja //

Информант находит невежливым такое свободное поведение учителя, как манера сидеть на столе и пить кофе во время занятия. Это вполне объяснимо, т.к. Наталья росла и училась в постсоветской школе, где учитель является авторитетом, и подобное поведение не соответствует его статусу. Заметим, однако, что для современной немецкой этнокультуры такое поведение учителя является скорее нормой, а не исключением. Занятия в немецких учебных учреждениях ведутся зачастую в виде непринужденной дружеской беседы. Во втором случае можно также наблюдать элементы этноцентризма, т.е. неприятие поведения учителя, не соответствующее его статусу с точки зрения Натальи А.

Данный пример демонстрирует действие коммуникативного ингибитора второй степени – незнание информанта особенностей системы кинесики в культуре Б. Более конкретно, речь идет об ингибиторе второй степени, поскольку его действие не приводит к реализации фактора риска: общение проходит успешно, хотя информант испытывает напряжение и дискомфорт.

5. Фактор риска КИ2 имплицитный коммуникативный катализатор нет реализации фактора риска эффективная МКК

Иногда грамматически неверная форма глагола приводит к непониманию и в целом к неэффективности коммуникации. Пример:

  1. Антон П.:

А.П. – Du erschreckst…

Комм. Б – Was // Ich erschreck dich ja nicht //

А.П. – Nein / du erschreckst selbst //

Комм. Б – Meinst du / ob ich da Angst habe

А.П. – Ja / ja / genau //

Немецкий сильный глагол «erschrecken» означает «пугаться», слабый глагол «erschrecken» - «пугать». Ингибитором второй степени стали два фактора: выбор неправильной формы глагола и омонимия двух глаголов. Имея в виду данную омонимию, коммуникант Б использует в переспросе синонимичное сильному глаголу «erschrecken» выражение «Angst haben», которое выступает в данном контексте в виде имплицитного коммуникативного катализатора.

6. Фактор риска КИ2 эксплицитный коммуникативный катализатор нет реализации фактора риска эффективная МКК.

Словообразование. Показательным в плане демонстрации степени влияния такого эксплицитного коммуникативного катализатора, как однозначность коммуникативного контекста на успешность акта МКК служит пример, когда информант использует придуманный им самим композит, например:

  1. Геннадий А.:

И.Ф. - Если Вы ему говорите / он понимает

Г.А. - Ну конечно // Потому что я формулирую свою речь примитивно / но так / чтобы он понял // Например / не знал / как сказать про перья / сказал Hhnchenhaare // Такие случаи повсеместны // Они разговаривают между собой оборотами / которые я не понимаю совершенно // Я беру пару самых известных слов / складываю их как-то / он понимает //

Речь идет о том, что во двор к фермеру, у которого работает информант, ночью забралась лиса; во дворе было много куриных перьев. Не зная, как сказать по-немецки «перья», информант, используя интуитивно прием метонимии, сам образует композит «Hhnchenhaare» (примерно можно перевести как «куриные волосы), а однозначность коммуникативного контекста дает возможность коммуниканту Б понять коммуниканта А.

Необходимо отметить, что коммуникативные ингибиторы и катализаторы могут быть как простыми, так и сложными. Простые активные элементы акта МКК состоят из одного компонента, например, однозначность коммуникативного контекста – простой эксплицитный катализатор, незнание лексики – простой ингибитор первой или второй степени, т.е. приведенные выше схемы демонстрируют действие простых коммуникативных катализаторов и ингибиторов. В состав сложных коммуникативных активных элементов входят несколько (два и более) компонентов, например, однозначный коммуникативный контекст + использование переспроса = сложный коммуникативный катализатор, невладение лексикой + неоднозначный коммуникативный контекст = сложный коммуникативный ингибитор. В этом случае действие может разворачиваться по следующим схемам:

1. Фактор риска КИ1+КИ2 нет коммуникативных катализаторов реализация фактора риска коммуникативный инцидент неэффективная МКК

Немецкие композиты. Сложности с немецкими композитами возникают по большей части при их восприятии коммуникантами А. Материал исследования обнаруживает лишь один пример того, как ошибка с использованием коммуникантом А немецкого композита приводит к реализации фактора риска:

  1. Лиза К.:

Л.К. – Und solche schne Blumengarten ich liebe //

Комм. Б – Oh // Haben Sie dann einen Blumengarten

Л.К. – Ja / ich liebe sie wachsen //

Комм. Б – Bitte Was lieben Sie

Л.К. – Wachsen Blumen... //

Происходит ошибка при компоновке композита: компоненты сложного существительного меняются местами. Значение лексемы меняется: «Gartenblumen» можно перевести как «садовые цветы», «Blumengarten» означает «сад, цветник». Роль ингибитора первой степени сыграла неоднозначность коммуникативного контекста: информант завел разговор о цветах неожиданно, отсюда непонимание со стороны коммуниканта Б. Ингибитором второй степени явилась ошибка в выборе слов: вместо «wachsen» (расти) следовало употребить «zchten» (выращивать растения). Очевидно, именно совокупность ингибиторов (сложный коммуникативный ингибитор) привела к реализации фактора риска.

2. Фактор риска КИ2+КИ2 нет коммуникативных катализаторов реализация фактора риска коммуникативный инцидент неэффективная МКК

Пример интерференции на уровне синтаксиса. Речь может идти, в частности, об отсутствии спрягаемой части сказуемого в предложении с отрицанием, причем само высказывание имеет посессивную семантику. В таких высказываниях в русском языке частица-релятив «нет» выполняет функцию сказуемого, и многие коммуниканты А переносят эту особенность русского синтаксиса на немецкий:

  1. Лидия А.:

- Ich habe viele Bekannte da / ihre Muttersprache ist Russisch / und sie machen viele Fehler // Z.B. eine Bekannte / sie spricht schlecht Deutsch // Aber sie versucht / auch mit mir Deutsch zu sprechen // Einmal sagte sie mir / bei mir nein Strom (вместо «ist kein Strom») // Ich habe zuerst berhaupt nicht verstanden / was sie sagt // Und ich verstand erst / als sie das auf Russisch sagte // Aber auch dann verstand ich nicht sofort / warum sie zuerst so gesagt hatte //

Лидия А. владеет немецким языком на достаточно хорошем уровне. По ее словам, ее родным языком является русский, но в детстве в семье много говорили по-немецки, поэтому немецкий она считает своим вторым родным языком. В Германии Лидия А. осознает себя немкой, часто общается с коренными немцами. Резонно предположить, что если она не поняла смысл высказывания собеседницы, то такая же проблема возникла бы и у коренного немца. Это тем более вероятно при отсутствии однозначности коммуникативного контекста (эксплицитный катализатор) и при наличии множества значений немецкой лексемы «Strom» (поток, течение, ток, струя, сток) (коммуникативный ингибитор второй степени):

  1. Лидия А.:

И.Ф. – Was meinen Sie / warum haben Sie diese Frau nicht verstanden

Л.А. – Na / der Satz war so komisch // Und das Wort Strom // Strom hat ja mehrere Bedeutungen // Ich wusste nicht / was sie damit meinte //

Сложным коммуникативным ингибитором второй степени послужила полисемия ключевого слова высказывания + выбор неверной грамматической конструкции.

3. Фактор риска КИ1+КИ2 эксплицитный катализатор нет реализации фактора риска эффективная МКК

Недостаточное владение немецким языком проявляется у информантов, в частности, при образовании степеней сравнения. Пример:

11) Надежда Б. (ситуация в магазине):

Н.Б. – Und das / das gter //

Комм. Б – Gter Wie meinen Sie das

Н.Б. – Na ja / das ist gter // (показывает на товары)

Комм. Б – Ah / klar // besser ist das //

Сравнительная степень прилагательного «gut» (хороший) образуется супплетивным способом: gut – besser. Информант же образует форму компаратива от «gut» синтетическим способом, по аналогии с большинством прилагательных в немецком языке (ср. klug – klger, gro – grer). Возможно, фактора риска удалось бы избежать, если бы в речи информанта не возникла непроизвольно омонимия: немецкое«Gter» является формой множественного числа существительного «Gut» и переводится как «товары, добро, пожитки», что исказило сложившийся коммуникативный контекст. В данном случае сложным ингибитором стала совокупность сразу двух факторов: ошибка при образовании компаратив прилагательного «gut» + омонимия выбранной лексемы. Однако информант использует дейктический жест (эксплицитный катализатор), указывая на характеризуемый предмет, т.е. данный коммуникативный катализатор в этом случае стал эксплицитным.

4. Фактор риска КИ2 эксплиц. комм. катализатор+эксплиц. комм. катализатор нет реализации фактора риска эффективная МКК

Фонология. Зачастую осознание ошибки, ее природы и роли в речи может послужить фактором, ослабевающим или устраняющим ингибитор, т.е. явиться коммуникативным катализатором, например:

12) Александр В.:

- Da kamen gerade Wahlen // Und ich sprach damals ja nicht so gut Deutsch // Ich kam zu Arbeit / da fragte ich 'nen Kollegen // ist heute Wall // Er / der schien mich nicht zu verstehen // Und ich dachte / aga / Vielleicht so / Wahl // Und der hat mich verstanden und sagte ja //

Уровень владения немецким языком информанта в описываемый период уже достаточно высок для того, чтобы информант осознал, какую именно ошибку он совершил. Первоначальное «Wall» (вал) он меняет на «Wahl» (выбор), и это служит коммуникативным катализатором, т.е. приводит к неэффективности коммуникации, даже несмотря на то, что правильный вариант в данном случае была бы лексема во множественном числе «Wahlen» (выборы). Очевидно, что здесь свою роль сыграла однозначность коммуникативной ситуации (лексема «Wahl» легко соотносима с проходящим значительным общественно-политическим событием – выборами), т.е. в данном случае речь идет о сложном коммуникативном катализаторе: осознание ошибки + однозначность коммуникативного контекста.

5. Фактор риска КИ2 имплиц. комм. катализатор+имплиц. комм. катализатор нет реализации фактора риска эффективная МКК

Недостаточный уровень владения вокабуляром общения во многих случаях становится коммуникативным ингибитором. Однако опрос информантов выявляет определенные факторы, которые в описываемых коммуникативных инцидентах нередко становятся катализаторами успешности общения. Пример:

13) Лидия Ш.:

- Viele Wrter habe ich zuerst nicht verstanden // Deswegen gab es Problemen // Ich habe nicht verstanden / was die Leute sagen // Ja / zuerst sehr oft // Nicht immer / aber doch //

И.Ф. – Und haben Sie eine Lsung des Problems gefunden

Л.Ш. – Ja / natrlich // Ich fragte dann / was der Mensch meint // Oder ich versuchte bestimmen / in welche Situation sagt der Mensch // Und versuchte dann erinnern / was bedeutet dieses Wort //

В данном примере имплицитным катализатором является активизация фоновых знаний лексического характера («Und versuchte dann erinnern / was bedeutet dieses Wort»). То есть информант не просто пассивно следит за потоком речи собеседника, а пытается вычленить из нее образы знакомых лексем, сами лексемы или словосочетания и связать их с определенным коммуникативным контекстом. Таким образом, одним из элементов структуры фактора риска является сложный коммуникативный катализатор: имплиц. комм. катализатор+имплиц. комм. катализатор.

6. Фактор риска КИ2 эксплиц. комм. катализатор+имплиц. комм. катализатор нет реализации фактора риска эффективная МКК.

Фразеологизмы часто представляют собой проблему для переселенцев, например:

14) Марина Ш.:

М.Ш. - Natrlich hre ich nicht so oft diese Idiome / ja / Sprichwrter oder so was // Aber manchmal hre ich sie doch // Und ich verstehe dann nicht alles //

И.Ф. – Kannst du ein Beispiel anfhren

М.Ш. – Na ja // Ich hab' mal versucht / mir eine Zigarette zu drehen / und es gelang mir nicht // Und da sagte mir ein Freund von mir / ja /du sollst das erst mal in den Griff kriegen // Ja / ich hab nicht gleich kapiert / was das bedeutet // Aber / ja / ich habe geahnt / oder so / dass ich das lernen sollte //

И.Ф. – Hast du gefragt / was diese Wendung bedeutet

М.Ш. – Ja // Er sagte / das muss man lernen / oder so // Ich hab es auch geahnt//

Коммуникативным ингибитором второй степени является незнание употребленной коммуникантом Б фразеологической единицы «in den Griff bekommen/kriegen» (овладеть чем-либо, приобрести навык, сноровку, набить руку). Незнание фразеологического словосочетания не приводит здесь к реализации фактора риска вследствие действия сложного коммуникативного катализатора – однозначного коммуникативного контекста + использование переспроса.

Следует заметить, что Марина Ш. владеет немецким языком на очень высоком уровне, но и у нее возникают проблемы в общении с коренными немцами. Отсюда допустимо, что у информантов, чей уровень владения языком Б средний или ниже среднего, также возникают сложности с восприятием немецких фразеологических выражений, причем последние могут оказаться в коммуникативном инциденте ингибиторами первой степени.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»