WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Результатом коммуникативного инцидента как коммуникативного акта является неэффективная коммуникация. Надо отметить, что в теоретической литературе наряду с термином «неэффективная коммуникация» существует ряд терминов, отражающих негативный характер коммуникации: «коммуникативные неудачи» (Б. Ю.  Городецкий, И. М.  Кобозева, И. Г. Сабурова, Е. А. Земская, О. П. Ермакова), «коммуникативный сбой» (Е. В. Падучева), «коммуникативный провал» (Т. В. Шмелева), «коммуникативная помеха» (Т. А. Ладыженская), «языковой конфликт» (С. Г. Ильенко), «коммуникативный дискомфорт» (Е.М. Мартынова), «негативный коммуникативный результат» (Л.И. Гришаева) и др. Несмотря на существование такого разнообразия терминов, в теоретических исследованиях чаще всего используется термин «коммуникативная неудача», под которой понимается полное или частичное непонимание высказывания партнером коммуникации, т.е. неосуществление или неполное осуществление коммуникативного намерения говорящего, в результате чего реакция слу­шающего оказывается неадекватной [Городецкий и др. 1985: 64; Кронгауз 2005: 290]. О.Н. Ермакова, Е.А. Земская относят к коммуникативным неудачам также нежелательный эмоциональный эффект, такой, как обида, раздражение, изумление [Ермакова, Земская 1993: 31].

Акт МКК в целом можно, на наш взгляд, представить в виде следующей схемы:

Акт МКК

Фактор риска

коммуникативные коммуникативные

катализаторы ингибиторы

эффективная МКК коммуникативный инцидент

«горячие точки»

неэффективная МКК

Как видим, функционирование в акте общения коммуникативного катализатора или ингибитора может в конечном итоге привести к эффективной или неэффективной МКК. Имеет смысл более подробно рассмотреть представленные в схеме составляющие фактора риска и сам механизм его реализации.

Все составляющие фактора риска при МКК, на наш взгляд, уместно разделить на две большие группы, исходя из их отношения к языку/речи. Данные группы можно обозначить как языковые и культурологические составляющие. Их наличие/отсутствие в акте МКК, а также степень их выраженности могут служить как коммуникативными катализаторами, так и коммуникативными ингибиторами.

Более подробно система языковых условий фактора риска может быть представлена следующим образом:

Языковые условия фактора риска

Условия при порождении речи Условия при восприятии речи

- недостаточный уровень владения - непонимание речи, связанное

языком коммуникации с низким уровнем владения

- влияние интерференции языком коммуникации

- непонимание речи, связанное

с невладением диалектом

Как известно, акт коммуникации составляют два основных фактора – порождение речи и восприятие порождаемой коммуницирующим визави речи. При порождении речи сбой может происходить, в первую очередь, в силу недостаточного владения языком коммуникации. Иначе говоря, коммуникант А (в нашем случае – переселенец в Германии) испытывает сложности при необходимости использовать чужую языковую систему, систему коммуниканта Б (коренного немца). Это могут быть проблемы, прежде всего, морфологического и синтаксического характера, а также неточности в произношении (фонетические и фонологические ошибки).

Неадекватная оценка коннотативного значения лексики при порождении речи также может служить причиной реализации фактора риска. Правда, в известной мере коннотация может рассматриваться и как фактор культурологического характера (например, в случае с национально-специфической лексикой), однако лексическая доминанта коннотации, ее тесная связь с живой речью дают основание причислить данный фактор к группе языковых условий фактора риска. При этом коннотативность лексики относится как к первой, так и ко второй группе языковых условий.

Значительную сложность для коммуниканта А представляет интерференция. Говоря кратко, это влияние языка А на язык Б при порождении речи на языке Б. Интерференция может происходить практически на всех языковых уровнях и существенно влиять на понимание порождаемой речи, т.е. повышать фактор риска.

Практически на всех уровнях языка могут проявляться сложности при восприятии информации; сложности, связанные с низким общим уровнем владения коммуникантом А языком Б, на котором ведется общение. Степень непонимания/неадекватного понимания и трактовки может колебаться от непонимания значения/смысла отдельной лексемы до неадекватного восприятия смысла целого текста. Сказанное в полной мере относится и к ситуациям, когда коммуникант Б использует при общении диалект, принятый в его родной местности. В таком случае очень часто степень понимания информации коммуникантом А стремится к нулю.

Неадекватная оценка прагматики воспринимаемых языковых единиц и единств может проявляться, например, при некорректной интерпретации иллокутивной, перлокутивной сторон высказываний, а также смысла отдельных элементов высказываний (отрицательных местоимений, частиц и т.п.) при определенных условиях коммуникации.

Культурологические условия реализации фактора риска могут быть представлены в виде следующей схемы:

Культурологические условия фактора риска

Невербальное поведение Факторы стереотипии

- кинесика, тактильное поведение - факторы этноцентризма (ауто- и гетеросте-

- проксемика реотипы)

- просодика

Фактор риска довольно часто возникает в процессе невербальной коммуникации. В общем плане ее составляющими являются кинесика, особенности тактильного поведения, проксемика и просодика. Кинесика и тактильное поведение или физический контакт относятся к одной группе знаков языка телодвижений [Стернин 2004: 120], поэтому при анализе мы не будем придерживаться их четкого разграничения. Разумеется, приведенное членение достаточно условно. На наш взгляд, именно эти стороны невербальной коммуникации существенно осложняют сам процесс МКК, приводя к реализации фактора риска.

К кинесике традиционно относят совокупность жестов, поз, телодвижений. Существует целый ряд этнокультурно окрашенных кинесических особенностей поведения. Например, это могут быть жесты, присущие культуре коммуниканта А и отсутствующие в культуре Б. Нередко один и тот же жест имеет в разных культурах разное семантическое наполнение, и нивелирование роли национального характера жеста может послужить коммуникативным ингибитором. Как правило, такие кинемы выступают в стереотипной кодифицированной форме и соотносятся с определенным абстрактным содержанием сознания. Форма их выражения конвенциональна или лишь опосредованно связана с содержанием [Городникова, Добровольский 2001: 11]. Поэтому для их понимания необходимо знание традиций данной культуры, в то время как другие кинемы однозначно раскрываются в пределах коммуникативной ситуации. Таковыми будет, например, изобразительные или дейктические кинемы, выступающие в роли имплицитных или эксплицитных катализаторов. В данной работе мы будем обращать внимание, прежде всего, на этнокультурно окрашенные стереотипные жесты.

Тактильное поведение связано с телесным контактом между коммуникантами. Ситуации, когда прикосновение возможно, степень и характер самих прикосновений в культурах А и Б могут обладать значительными отличиями. Теснейшим образом к тактильному поведению примыкает проксемика, когда происходит оценка пространства и времени вокруг себя и другой коммуницирующей стороны. Нарушение границы с обеих сторон, возникшей под влиянием национально-культурных стереотипов, нередко реализуется в роли коммуникативного ингибитора.

Неточности в ритмико-интонационном оформлении речи (просодика) не являются столь существенной преградой на пути успешности акта МКК, как, например, явления кинесики, но и здесь можно выделить отдельные элементы, которые близки к тому, чтобы стать коммуникативными ингибиторами.

Факторы стереотипии представлены в первую очередь двумя видами национально окрашенных стереотипов поведения и рефлексии – ауто- и гетеростереотипами. Сбой в коммуникации может произойти при неадекватной оценке своей роли и статуса в межкультурном общении (аутостереотипы) или при субъективном и предвзятом оценивании явлений иной этнокультуры с позиций собственной (гетеростереотипы). При этом речь идет об этноцентризме, когда явлениям иной этнокультуры необязательно приписывается негативный характер, но они так или иначе рассматриваются сквозь призму своей родной этнокультуры – призму, основу которой составляют национальные стереотипы. А без такого рода стереотипов национальная культура не мыслится как уникум.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что перечисленные выше условия приводят к эффективной/неэффективной МКК лишь при наличии коммуникативных катализаторов/ингибиторов.

Коммуникативные катализаторы и ингибиторы, влияющие на успешность/неуспешность акта МКК при устном общении, могут быть различной природы, но при этом они конкретны, и есть возможность их систематизации.

Выявляются, по меньшей мере, два коммуникативных катализатора:

- эксплицитные коммуникативные катализаторы, под которыми понимаются явления, обладающие однозначным характером и всегда приводящие к эффективности МКК вне зависимости от иных, внешних факторов (коммуникативных ингибиторов), т.е. их действие универсально и в рамках МКК однозначно положительно. Таковыми могут быть: однозначность коммуникативного контекста; должный уровень владения языком коммуникации; наличие межкультурной компетенции; знание совершаемой ошибки (и желание ее исправить) и ее природы; использование дейктических жестов; отсутствие в речи ошибок фонетического, морфологического и лексического характера; наличие зрительной опоры и т.д.;

- имплицитные коммуникативные катализаторы, под которыми понимаются явления, оказывающие свое воздействие на акт МКК в строго определенных условиях, причем это действие может быть нивелировано за счет иных, внешних факторов. Таковыми могут быть: отсутствие омонимии или сходного по звучанию слова; уточняющие варианты (переспросы и т.п.); осознание наличия ошибки и ее природы (осознание природы, степени допущенного промаха может и не стать коммуникативным катализатором, например, информант намеренно, в силу тех или иных причин, не желает корректировать свою речь, либо он не может произвести необходимую замену); наличие/знание лексемы, сходной по значению с неизвестной/ отсутствующей и т.д.

Коммуникативные ингибиторы можно разделить на два класса:

- коммуникативные ингибиторы первой степени (КИ1), под которыми понимаются явления, напрямую приводящие к реализации фактора риска, например: отсутствие межкультурной компетенции; отсутствие осознания совершаемой ошибки; нежелание коммуниканта А корректировать свою речь; ошибки фонетического, морфологического и лексического характера при отсутствии коммуникативных катализаторов; отсутствие в языке коммуникации точного лексического эквивалента при незнании коммуниканта примерного эквивалента перевода и т.д.;

- коммуникативные ингибиторы второй степени (КИ2) – такие ингибиторы необязательно приводят к реализации фактора риска и могут перекрываться эксплицитным коммуникативным катализатором. Иначе говоря, ингибитор второй степени угрожает реализацией фактора риска, но эта реализация необязательна. Это, например: отсутствие однозначности коммуникативного контекста; оговорки, неправильное использование грамматических правил; ошибки фонетического, морфологического и лексического характера при дальнейшем участии в акте МКК коммуникативных катализаторов; незнание точного лексического эквивалента при наличии коммуникативного катализатора (эксплицитного или имплицитного) и т.д.

Так как основной задачей данной работы является выявление условий, приводящих к реализации фактора риска, при которых акт МКК превращается в коммуникативный инцидент и коммуникация в целом становится неэффективной, то основной проблемой исследования в данном случае становится выявление коммуникативных ингибиторов в их оппозиции к коммуникативным катализаторам. Таким образом, действие может разворачиваться по следующим схемам:

1. Фактор риска КИ1 реализация фактора риска коммуникативный инцидент неэффективная МКК

В следующем примере наблюдается ошибка при выборе грамматического рода существительного (омонимы). Пример:

  1. Ольга Н.:

О.Н. – Ich sagte / dass ich brauche die Leiter // Und er zeigte mir eine Leiter // Aber ich brauchte ja sein Leiter //

Информант описывает ситуацию в больнице, когда требовался руководитель какого-то отделения («der Leiter»). Но в речи информанта прозвучала лексема «die Leiter», означающая, в частности, приставную лестницу. Кажущаяся однозначность коммуникативного контекста (в холле и вправду стояла стремянка) сыграла здесь, однако, негативную роль, став ингибитором первой степени.

2. Фактор риска КИ2 нет коммуникативных катализаторов реализация фактора риска коммуникативный инцидент неэффективная МКК

Сложности возникают, например, при восприятии отдельных фонем. Это может быть связано с созвучием фонем. Пример:

  1. Надежда Б.:

- Вот один раз / помню / Пришла в магазин / рассматриваю какую-то вещь / что-то из посуды // А феркойферин подходит и говорит «Das ist Glas» // А мне показалось «Klass» // И я думаю / «Ну, класс, сама вижу, зачем говорить-то…» //

Продавщица сообщает информанту, что выбранная вещь сделана из стекла (Glas). Информант воспринимает фонему [g] как [k], и, соответственно, приписываемый лексеме смысл коренным образом меняется (Glas – Klass – Klasse). Примечательно то, что в данном случае на помощь не приходит однозначность коммуникативного контекста (коммуникативный катализатор). Осознание ошибки происходит позже:

  1. Надежда Б.:

И.Ф. – А Вы поняли / что совершили ошибку

Н.Б. – Поняла / но потом // Думаю / она / наверно / Glas имела в виду //

И.Ф. – А когда Вы это поняли

Н.Б. – Да дома уже //

3. Фактор риска КИ2 имплицитный коммуникативный катализатор реализация фактора риска коммуникативный инцидент неэффективная МКК

Недостаточный уровень владения вокабуляром общения во многих случаях становится коммуникативным ингибитором второй степени (при наличии катализатора) и приводит к реализации фактора риска. Пример:

  1. Василий Б.:

- Мы хотели одну квартиру митовать // Ну /приходим // Так / ничего квартирка / чистенькая // Но нет вашмашины // Я у хозяйки спрашиваю / а… / это… / вашмашине есть Она что-то отвечает / и я слышу / Waschkche // Я у жены спрашиваю / что это такое // Она плечами пожимает // Я опять / где / мол / вашмашине Та мне опять / Waschkche // Короче / я так понял / что она что-то про прачечную / а где стирать так мы и не поняли //

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»