WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Немецкий город как центр торговли и ремесла был жизненно заинтересован в четкой регламентации хозяйственной жизни. С этой целью в средневековом мегаполисе появляется должность бургграфа – он назначает глав всех объединений ремесленников и имеет право суда над ними. Важна деятельность сборщика пошлин и хранителя эталонных мер и весов – она могла иметь несколько названий. Так, в Страсбурге должность сборщика именовалась – телонеарий или мытник, в Аугсбурге – префект, в Вормсе – хеймбюргер. Значимое место в городском управлении занимал магистр объединения монетчиков: по приказу епископа он чеканил новые деньги и судил всех фальшивомонетчиков. Данный чиновник был церковным министериалом и получал свой пост от сеньора города, но в случае злоупотреблений, лишался должности.

Охрана мира в немецком городе возлагалась на судебный аппарат, состоявший из большого количества должностей: от высших (фогт, бургграф) до низших (хеймбюргеры, судьи). Главой городского суда, с правом высшей юрисдикции, мог быть фогт (в Страсбурге, Медебахе), бургграф (в Кельне), или казна­чей (в Вормсе). Зачастую все функции фогта ограничивались только судебными. Шультгейс обычно председательствовал в суде ниже уровнем, чем фогтский; в его компетенции – мелкие тяжбы, вопросы долгов, иногда имущественные споры. Сложно однозначно оценить должность бургграфа: в Страсбурге он контролировал деятельность ремесленников и судил их, а в Кельне являлся вторым по значимости (после епископа) лицом города.

В конце главы делается вывод, что древнерусские горожане, в сравнении с немецкими, обладали более высокой степенью участия в управлении. Потому как они могли влиять на назначение и смещение князем должностных лиц города (тысяцкого, судей). Иногда вопрос решатся с помощью оружия. Так, в результате городских восстаний чиновников часто убивали, дома грабили и сжигали. В епископском городе Германии весь аппарат управления полностью контролировался сеньором. Отстранение неугодного и выборы нового чиновника были вне компетенции немецких горожан. Такая ситуация вынуждала их вступать в длительную борьбу за коммуну.

Третья глава «Власть в городах Владимиро-Суздальской Руси в ХII - первой трети ХIII в. в сравнении с епископскими городами Германии» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе дается характеристика взаимоотношений князя и горожан Владимиро-Суздальской Руси.

Князь и городская община выступают главными элементами единого социально-политического организма Древней Руси. Крепкой и неразрывной была связь князя с городской общиной. Об этом свидетельствуют выполняемые князем общественно необходимые функции. Как военачальник он защищал город и всю землю от нападения, прославлял свое имя ратными подвигами. Князь, лично не располагавший значительными военными силами, прибегал к помощи горожан: во всех военных по­ходах они находились рядом с ним и его дружиной.

Население предпочитало, чтобы суд тво­рил лично сам князь: он разбирал судебные тяжбы, охранял городские законы, назначал представителей администрации, совместно с горожанами участвовал в выборе нового епископа, а также изгонял неугодного. Князь обладал законодательной властью и мог заключать различного рода договоры. В качестве главы города он получал определенные до­ходы – за деятельность судьи, торговые по­шлины, дань с волости.

Приглашение на княжение и успех политической деятельности князя во многом зависели от поддержки горожан, обеспечить которую было его важной заботой. Община, принимая князя, заключала с ним «ряд» - договор. «Ряд», регулировавший отношения между городом и князем – это своего рода городское право, возникшее на Руси и существовавшее по традиции. Самостоятельность городских общин подтверждалась тем, что в случае нарушения князем условия договора, это могло повлечь его изгнание. Последней инстанцией, где ре­шались судьбы княжеского престола, было вече – городское собрание. Вече являлось олицетворением власти горожан и элементом самоуправления древнерусского города. Любой свободный житель города имел право и возможность непосредственно участвовать в политической жизни и своим голосом оказывать влияние на принимаемые постановления. Компетенция вече ничем не была ограничена - здесь решались любые вопросы, имевшие важное значение для города. Вечевое собрание носило нерегулярный характер - зачастую оно созывалось самим князем или посадником, по зову же горожан сходилось лишь в экстраординарных слу­чаях. Таким образом, вече и князь предстают перед нами в тесной взаимосвязи, как главные элементы древнерусской политической системы.

Во втором параграфе рассматривается проблема взаимоотношения горожан с сеньором города – епископом.

Собирая по крупицам свои привилегии, к ХII - началу ХIII в. средневековые горожане добились письменной фиксации своих привилегий. Самым большим завоеванием были гражданские права, такие как личная свобода - от зависимости освобождались крепостные, прожившие в городе 1 день и 1 год; защита частной собственности и имущества. Важную роль играло торговое право, уничтожавшее непосильные поборы и высокие пошлины, что позволяло более успешно вести торговлю. Семейно-брачное право оговаривало возможность совместного или раздельного владения имуществом в браке. Женщина, как и мужчина, могла свободно распоряжаться своим недвижимым имуществом. Уголовное право давало гарантию мира и безопасности, которая достигалась за счет высоких штрафов и наказания в виде смертной казни за некоторые преступления. Конституция города гарантировала денежное обеспечение не только епископа, но и общины горожан. В ее пользу поступала часть судебных штрафов и пошлин. В некоторых городах, например, в Кельне, расходование городской казны находилось под контролем горожан, чиновники должны были отчитываться перед общиной, на какие цели расходовались денежные средства. Все вышеперечисленные привилегии и свободы позволили родиться такому феномену Западной Европы как городское право.

Получив необходимые права, горожане вступили в борьбу за создание выборных органов управления – городского совета или коллегии судебных заседателей. Исход этой борьбы был неодинаков. Города отличались объемом и степенью участия горожан в управлении, уровнем независимости от сеньориальной власти. Можно выделить, во-первых, города с сильной властью епископа и малым проник­но­вением горожан в административный аппарат – это Страсбург, Кельн до начала XIII века, Аугсбург; во-вторых, города, где сильная власть епископа уравнове­шивалась ак­тивным участием горожан в их управлении – это Вормс, Зоест, Медебах, Шпейер, Андернах. В-третьих, городами, в которых преобладала власть горожан, при но­минальном правлении епископа – таких было явное меньшинство. Примером может быть Мюнстер, где новая запись городского права в 1221 году произошла по инициативе горожан, без согласия епископа, а также Кельн с се­редины XIII века, где горожане стали на­столько сильны, что вступили в борьбу за создание города-ком­муны. В освобождавшихся городах жители получали возможность регулярно избирать из своей среды чиновников: членов городского совета, судей, судебных заседателей, а также осуществлять контроль над их деятельностью. Так происходила смена правого статуса города – с епископского на вольный.

В конце главы делается вывод, что в отличие от Германии, где горожане бо­ролись против епископа и создавали города-коммуны, городской строй Владимиро-Суздальской Руси не мыслился без князя. В силу исполняемых им общественно-важных функций, его фигура считалась необходимой.

В заключение диссертации подведены основные итоги, выявлены характерные черты развития социально-экономической сферы и системы управления владимиро-суздальского города ХII – пер­вой трети ХIII века в контексте развития средневековых епископских городов Германии.

Социально-топографическая структура городов в изучаемый период была схожей, что свидетельствует об одинаковых условиях возникновения и развития городских поселений. На Руси, как и в Германии, отмечается территориальное противостояние укрепленного городского ядра, населенного преимущественно аристократическими слоями и обширных торгово-ремесленных поселений вокруг него. На Руси мы можем лишь предполагать о существовании ремесленных или купеческих кварталов, в отличие от немецкого города, где поквартальное расселение людей одинаковых специальностей подтверждено документально.

Древнерусская государственность по сути – выборная. Здесь были сильны позиции вече, горожане обладали широкими демократическими свободами. На Руси возник своеобразный прообраз городского права - «ряд» - договор, заключаемый между городской общиной и приглашенным князем. Решение об избрании или изгнании неугодного князя зависело от воли горожан, поэтому не происхо­дило «коммунальной борьбы» как в Германии. Немецкие горожане не могли влиять на выбор сеньора своего города, а зачастую и всего административного аппарата, поэтому в упорной борьбе им приходилось записывать городское право и ревниво охранять его нормы. Но, приобретя свободы, они получили возможность широкого участия в городском управлении. Русский город переживал эволюцию наоборот: от полной власти го­родских общин до совершенной потери ими самостоятельности и усилении власти князя, которая наиболее явно произошла после установления на Руси монголо-татарского ига.

Города Владимиро-Суздальской Руси развивались в том же направлении, что и немецкие, но те демократические тенденции, которые на Западе по­лучили непрерывное развитие, на Руси частично были оборваны нашествием монголо-татар. Несмотря на сходство путей развития, главной отличительной чертой немецких городов был корпоративизм со­словий и малых групп, пронизывавший общество сверху донизу. На Руси же данный процесс находился лишь в стадии становления.

В Приложении помещены схемы древнерусских и немецких городов, изображения средневековых зданий Руси и Германии, сохранившихся до сих пор.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

  1. Зуева Л.Е. Взаимоотношения князя и горожан во Владимиро-Суздальской Руси в середине ХII - на­чале ХIII в. // Ученые записки Российского государственного социального университета. № 1. М., 2007. – 0,7 п.л.
  1. Зуева Л.Е. Городское законодательство средневековой Германии (ХII-ХIII вв.) // Объединенный научный журнал. Спецвыпуск. №22. М., 2004. – 0,15 п.л.
  2. Зуева Л.Е. К проблеме сильной княжеской власти во Владимиро-Суздальском княжестве в ХII - начале ХIII в. // Исторические науки. №4. М., 2007. – 0,13 п.л.
  3. Зуева Л.Е. Хозяйственная жизнь городов Владимиро-Суздальской Руси в ХII – начале ХIII в. // Исторические науки. №5. М., 2007. – 0,22 п.л.
  4. Зуева Л.Е. Немецкие горожане и епископ в системе управления городом в ХII-ХIII вв. // Проблемы истории России и зарубежных стран. Часть II. - Владимир, ВГПУ. - 2007. – 0,33 п.л.
  5. Зуева Л.Е. Область действия городского права в средневековой Германии // Актуальные проблемы судебно-правовой политики. – Пенза, 2007. – 0,12 п.л.
  6. Зуева Л.Е. Сравнительный анализ социально-топографической структуры древнерусских и немецких городов XII - начала XIII века // Вопросы гуманитарных наук. № 2. М., 2009. – 0, 30 п.л.
Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»