WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В истории исследования населения Западной Сибири эпох развитой и поздней бронзы выделяется два этапа: на первом из них, продолжающемся с конца 40-х годов до начала 90-х, происходило накопление краниологических серий и описание характерных для них морфологических особенностей (в основном краниологических). На втором этапе, который начался в 90-е гг. значительно большее влияние стало уделяться интерпретации накопленного материала: выявлению сходства и различия между различными популяциями в рамках одной культуры, попыткам реконструкции исторической трансформации выделенных морфологических типов. В археологической литературе данные этапы прослеживаются не так отчетливо, поскольку накопление археологического материала происходило быстрее, и его специфика позволяла производить обобщения значительно раньше, чем материала антропологического, часто по результатам раскопок «знакового» памятника.

Всеми без исключения исследователями признается исключительная сложность расо-, этно- и культурогенетических процессов, протекавших на территории Западной Сибири на протяжении эпох развитой и поздней бронзы, глубокая хронологическая отдаленность истоков происхождения групп населения всех культур, сложные взаимоотношения между ними в исследуемый период. Наблюдается некоторое несогласие между подходами отдельных антропологов к основным факторам, повлиявшим на характер формирования антропологического облика древних популяций: Т.А. Чикишева, В.А. Дремов и А.Н. Багашев признают два возможных варианта формирования их смешанного европеоидно-монголоидного типа. Первый из них – консервация протоморфных, недифференцированных черт в облике населения Западной Сибири; второй – постоянные процессы метисации между европеоидами и монголоидами. В.А. Дремов и А.Н. Багашев, признавая возможность сохранения протоморфных черт, определяющей считают все же метисацию, считая большинство регионов Западной Сибири контактной зоной. Т.А. Чикишева уделяет метисации значительно меньше внимания, считая определяющей общую недифференцированность морфологического облика сибирских популяций.

Отмечается неравномерность археологического и антропологического изучения населения Западной Сибири. Если в археологической литературе достаточно часто появляются монографические исследования, подводящие итоги изучения эпохи бронзы или иных культурно-хронологических периодов на определенный период времени, то по антропологии исследуемого периода опубликованы только две монографии, ни одна из которых не учитывает всего накопленного к настоящему времени материала.

В историографии эпох развитой и поздней бронзы Западной Сибири выделяется ряд дискуссионных проблем. К ним относятся:

1. Характер взаимодействия носителей андроновских традиций с автохтонным населением: было ли оно мирным, сосуществованием, сопровождавшимся постепенной ассимиляцией, либо имели место военизированные конфликты и вытеснение автохтонного населения.

2. Степень влияния доандроновского населения на формирование морфологических характеристик носителей культур эпох развитой и поздней бронзы.

3. Причины культурных трансформаций, произошедших при переходе от андроновского времени к эпохе поздней бронзы: была ли это историческая эволюция или влияние локальных миграций в постандроновское время.

4. Степень влияния на общее своеобразие антропологического типа населения Западной Сибири сохранения отдельных недифференцированных признаков и метисации европеоидных и монголоидных групп.

Глава 3. Одонтоскопические характеристики локальных групп населения Западной Сибири эпохи развитой и поздней бронзы.

Андроновское население Западной Сибири представляет собою неоднородный в одонтологическом плане массив. В целом в нем доминируют признаки, свойственные европеоидному населению, но выраженность их в каждой конкретной группе разная. Серия андроновского времени Омского Прииртышья (могильник Черноозерье-1) по многим показателям может быть отнесена к представителям «восточного» одонтологического ствола. Здесь наиболее высока в андроновское время частота встречаемости лопатообразных форм медиальных верхних резцов, понижен уровень редукции верхних моляров, значительно чаще встречаются выраженные формы эмалевого затека; реже всего встречаются простые формы нижних премоляров. Также здесь ниже, чем в остальных сериях андроновского времени степень редукции нижних моляров и чаще встречаются t6 и дистальный гребень тригонида. Возможно, резкие отличия от других серий андроновского времени объясняются здесь значительно более высоким удельным весом позднекротовского компонента.

Наибольшая концентрация «западных» признаков отмечается в андроновской серии из Кузнецкой котловины (могильники Титово-1, Танай-12), которая отличается наиболее низкой частотой лопатообразности медиальных и латеральных резцов; наибольшей степенью редукции верхних моляров и полным отсутствием «восточных» маркеров. Только в данной группе встречены дистальные маргинальные бугорки на верхних молярах, что свидетельствует в пользу наличия сильного европеоидного компонента в составе серии.

В женских сериях андроновского времени «восточные» одонтологические признаки выражены значительно сильнее. Мужским группам свойственна более низкая частота встречаемости монголоидных маркеров и более высокая степень редукции зубочелюстного аппарата.

В эпоху поздней бронзы различия по степени выраженности «восточных» и «западных» признаков между мужскими и женскими частями локальных популяций нивелируются. Основные различия в данный период связаны с консервацией в рамках локальных популяций признаков, свойственных предковым популяциям.

Сравнительный анализ распределения одонтоскопических признаков позволил сделать вывод о наличии одонтологических различий между носителями различных локальных вариантов ирменской культуры.

В объединенной серии ирменской культуры Кузнецкой котловины (инской локальный вариант, серия включает в себя погребенных в могильниках Танай-2,7; Ваганово-2, Заречное-1), отчетливо выявляется монголоидный компонент. Он характеризуется повышенной частотой встречаемости «Y»-форм второго нижнего моляра, дистального гребня тригонида, пальцевидных выступов лингвального бугорка верхних медиальных резцов. Во всех других сериях в такой концентрации этот компонент не встречается, и его происхождение предположительно связывается с миграцией на территорию Кузнецкой котловины позднекротовского населения черноозерского типа.

Также на территории Кузнецкой котловины отмечается наличие признаков южного происхождения: tami (объединенная серия) и 3YМ2 (серия из могильников Журавлево-1,3,4).

У носителей ирменской культуры Барабинской лесостепи одонтологические характеристики складываются в своеобразный комплекс, для которого характерно сочетание высоких, по мировым меркам, частот 4-бугорковых моляров с высокими частотами лопатообразности верхних медиальных резцов и коленчатой складкой метаконида.

В Томском Приобье (могильник Еловский-2), возможно из-за малой численности ирменской серии, не встречен ни один маркер восточного направления. Зафиксированы лишь признаки, свойственные европеоидным популяциям всего мира.

Объединенная серия ирменской культуры Верхнего Приобья (Крохалевка-13, Камень-1, Катково-3, Новотроицкое-1, Милованово-1, Плотинная, Пильно, Соколово-Колывань), поскольку она объединяет материалы сильно разобщенные территориально, не обладает выраженной спецификой.

Возможно, что наличие в комплексах одонтологических признаков носителей ирменской культуры фена tami, и коленчатой складки метаконида, обусловлено участием в их формировании кротовско-самусьского населения. Кротовская общность существовала на протяжении длительного хронологического периода и включала в свой состав носителей различных по происхождению одонтологических фенов, в том числе и tami, и 3YМ2, и коленчатой складки метаконида (неопубликованные данные Т.А. Чикишевой). В комплексе одонтологических признаков носителей самусьской культуры (Крохалевка-7а) присутствовала коленчатая складка метаконида. В андроновское время часть этих признаков на исследуемой территории исчезает. В Барабе не встречается tami на первых молярах и 3YM2, а в Кузнецкой котловине ни tami, ни коленчатая складка метаконида, ни 3YM2. Наличие коленчатой складки метаконида на первых нижних молярах отмечено у женщин из могильника Преображенка-3 в Барабинской лесостепи, где по всем материалам прослеживается миграция мужской андроновской группы, вступившей в брачные контакты с местными женщинами.

В ирменское время фен tami распространяется в Кузнецкой котловине с частотой, близкой к таковой у кротовцев из могильника Сопка-2, а коленчатая складка метаконида по-прежнему встречена только в Барабе, в ирменских материалах могильника Преображенка-3, но со значительно более высокой частотой.

В переходный период от бронзового века к железному отмечается миграция носителей фена tami на территорию Барабинской лесостепи (Гришкина заимка, Чича-1), где этот бугорок встречается с очень высокими частотами.

Такое распределение указанных признаков позволяет предположить, что изначально андроновские группы мигрировали семейными коллективами, и не сразу вступали в брачные контакты с местными популяциями. Исключение составляет андроновская популяция, оставившая захоронения в могильнике Преображенка-3. Постепенно, они были вынуждены расширять круг брачных связей, что обусловило появление в одонтоскопических комплексах ирменских женщин признаков доандроновского происхождения. Разделение tami и коленчатой складки метаконида сначала по различным локальным популяциям ирменской культуры, а затем и по разным культурам раннего железного века (tami встречен у носителей саргатской культуры Барабы, коленчатая складка метаконида – у кулайцев Приобья) может свидетельствовать о формировании на изучаемой территории экзогамных брачных структур, ведущих свои истоки из особенностей брачного взаимодействия позднекротовского населения с андроновцами.

Комплекс одонтоскопических признаков, свойственный носителям еловской культуры отличается от того, который был отмечен в ирменских сериях. Частота лопатообразных форм медиальных верхних резцов здесь составляет 36,4%; частота редуцированных форм гипоконуса второго верхнего моляра 46,7%. Бугорок Карабелли встречается значительно реже, чем у ирменцев (16,4% и 4,5% соответственно). На нижней челюсти частота 4-бугорковых форм первых моляров – 34,9%. 6-бугорковые формы встречаются с максимальной для эпохи поздней бронзы частотой - 5%. Уровень редукции нижних моляров у носителей еловской культуры несколько ниже, чем в целом у ирменцев. Частота дистального гребня тригонида – 10%, коленчатая складка метаконида не встречена.

Носители “культуры эпохи поздней бронзы” отличаются сильной гетерогенностью. Коллективу, оставившему захоронения в могильнике Старый Сад в целом ближе других по одонтоскопическому комплексу носители ирменской культуры, хотя здесь несколько ниже частота лопатообразных форм медиальных верхних резцов и выше – бугорка Карабелли и 5-бугорковых нижних моляров. Объединенная серия носителей данной культуры (Сопка-2, Протока, Гришкина заимка, Гондичевский совхоз) характеризуется высокой частотой лопатообразных форм резцов, очень высокой частотой tami, низкой частотой бугорка Карабелли и намного более высоким, чем в серии из Старого Сада уровнем редукции верхних моляров.

Глава 4. Одонтометрическая характеристика населения Западной Сибири.

На основании распределения одонтометрических характеристик в изученных группах было окончательно установлено наличие исторических связей между населением Омского Прииртышья, с одной стороны, и Томского Приобья и Кузнецкой котловины, с другой стороны. Предположение о родстве ирменского населения Кузнецкой котловины и позднекротовского Омского Прииртышья было высказано на основании одонтоскопических показателей, результаты сопоставления одонтометрических характеристик его подтвердили. Сходство между населением этих районов по одонтометрическим признакам прослеживается уже в андроновское время, но более отчетливо оно проявляется в эпоху поздней бронзы, причем не только для ирменской культуры Кузнецкой котловины, но и для еловской культуры Томского Приобья. Этот факт позволяет подтвердить гипотезу М.Ф. Косарева о том, что по мере продвижения андроновских групп на территорию Обь-Иртышья, часть верхнеиртышского населения отошла в северные районы и обосновалась в пограничье лесостепной и таежной зон, восприняв в процессе контактов с андроновцами (федоровцами) многие элементы андроновской культуры (Косарев, 1981, с. 131). В силу родственности позднекротовских групп населения черноозерского типа и сопкинского (Полеводов, Шерстобитова, 2006, с.447), данный факт не привел к усилению краниометрических различий между населением Кузнецкой котловины и другими районами Западной Сибири. Но в отдельных популяциях «законсервировались» одонтологические черты, свойственные населению Омского Прииртышья.

Одонтометрические данные подтверждают наличие связей между населением Томского Приобья и Кузнецкой котловины, причем сходство серии из Журавлевских могильников сильнее с андроновским населением Томского Приобья, а объединенной серии ирменской культуры Кузнецкой котловины – с еловским.

С носителями пахомовской культуры, сходство с материалами которой археологи усматривают в керамической коллекции памятника Старый Сад, одонтометрического сходства носители “культуры эпохи поздней бронзы” не проявляют. Объединенная серия носителей «культуры эпохи поздней бронзы» сильно отличается по комплексу одонтологических признаков от популяции из Старого Сада и вообще андроновско-ирменской общности.

Глава 5. Реконструкция генетических связей населения эпохи развитой и поздней бронзы по данным краниометрии.

Анализ полиморфизма краниометрических особенностей населения андроновского и позднебронзового времени Западной Сибири позволил выделить основные тенденции эпохальных изменений. У населения большинства обследованных районов от андроновского времени к эпохе поздней бронзы отмечается тенденция к усилению брахикрании черепной коробки и эуриморфии лицевого скелета. Даже в тех сериях эпохи поздней бронзы, где по абсолютным значениям основных диаметров черепа он является мезо- или долихокранным, размеры продольного диаметра уменьшаются, по сравнению с андроновским временем, размеры поперечного, напротив, увеличиваются.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»