WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

АМИНОВА Елена Джаудатовна

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ В СИСТЕМЕ

ОТЕЧЕСТВЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ.

2030-е годы ХХ века

Специальность: 23.00.01 – Теория политики,

история и методология политической науки

(по историческим наукам)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Казань – 2009

Работа выполнена на кафедре политической истории исторического факультета Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина»

Научный руководитель:

кандидат исторических наук, доцент

Бухараев Владимир Миннетович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Малышева Светлана Юрьевна

доктор исторических наук, профессор

Ушаков Александр Иванович

Ведущая организация:

ГОУВПО «Самарский государственный университет»

Защита состоится «___»___________ 2009 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д.212.081.17 по присуждению степени доктора исторических наук при ГОУВПО «Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина» по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, 18, корпус 2, ауд. 1113

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета

Автореферат разослан «__» _________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук,

профессор Р.А. Циунчук

Общая характеристика РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Разработка проблемы места и роли политической идеологии на поле научных изысканий является залогом и прологом формирования исторической науки, шире – социогуманитарного знания, свободных от целеположенной идеологизации и политизации. Если в советскую эпоху эта тема в качества предмета научного исследования фактически табуировалась, то в современном отечественном обществознании, прежде всего, в рамках историко-политических исследований, разворачивается изучение идеологии, ее воздействия на различные стороны духовной жизни, сферу науки, а также на процессы формирования культурного и исторического сознания различных социальных групп.

В методологическом плане разработка проблемы соотношения науки и идеологии происходит с учетом тех уроков, которые гуманитарные науки извлекают из лингвистического, антропологического «поворотов» второй половины XX столетия. Поскольку в русле постмодернистского дискурса идеологию как имманентную часть исторических образов не представляется возможным «выделить» из исторического текста, «мы не можем разделить науку и идеологию той демаркационной стеной, которая не давала бы им смешиваться и запутывать нас тем, объективные ли процессы мы представляем в своих идеях или наши желания»1. Соответственно, для поступательного движения в осмыслении опыта прошлого нужно «договориться о прошлом», решая «задачу установления если не гармонии, то вполне добрососедского взаимодействия в массовом сознании представлений о прошлом и настоящем»2.

Основой «договора о прошлом» является все же объективное знание об этом прошлом; особенно это относится к первым послеоктябрьским десятилетиям, применительно к которым мобилизация новейших представлений о неразрывной взаимосвязи идеологии и науки должна происходить с пониманием того, что метод идеологии превалировал над методом науки в предельно высокой степени. Поэтому вполне корректными являются те подходы, которые демонстрирует проблемная историография, ориентированная на изучение науки советского времени: «политика может “давить” на науку и бывает заинтересована в искажении истории»3, а поэтому необходим критический пересмотр искаженных в угоду идеологической конъюнктуре результатов. Эта проблемная область открывает возможности для более глубокого изучения природы и характера советской системы, способствуя решению вопросов истории и методологии политической науки в целом.

Ключевое значение здесь имеет то обстоятельство, что в условиях советской системы официальная идеология, во-пер­вых, являлась продуктом политической теории (науки) своего времени, во-вторых, была нацелена на внедрение в сознание населения, учащейся молодежи стереотипов и клише, вырабатываемых политической мыслью. Исследование механизмов взаимодействия политической идеологии и позитивного знания в системе отечественного исторического образования стоит во главе угла при воссоздании картины духовного развития советского социума в первые послереволюционных десятилетия.

Объектом исследования выступает процесс взаимодействия политической идеологии и исторического знания, взятый в качестве системообразующего фактора историко-культурной идентификации советского общества.

Предметом изучения является воздействие политической идеологии на сферу отечественного исторического образования в условиях складывания идеократической системы в 20–30 годы ХХ века.

Степень изученности проблемы. Взаимодействие идеологии и исторического знания является проблемой научного анализа, общественной дискуссии на протяжении всего времени после распада СССР. В настоящее время «интенсивность такой полемики заметно возросла в связи с реформированием системы государственного управления и строительством федеральной ”вертикали” власти”. Споры, которые ведутся в российском обществе, затрагивают в основном идейное содержание концепций национально-государственной истории, представляемых академической наукой в учебно-исторической литературе. Направление общественных споров в значительной степени определяются идеологическими задачами создания перформативной российской идентичности на основе конструирования ”нашего прошлого” как пространства общезначимых мест коллективной памяти»4. В это время появился целый ряд работ, которые посвящены проблемам влияния политической конъюнктуры на историческое образование на тех или иных этапах развития советского общества, традиционным и новым концепциям учебной литературы, подготовке школьных учебников как идеологической задаче советской системы, в том числе школьному историческому образованию в 20–30-е годы ХХ в.5

В связи с ликвидацией монополии марксистской методологии, утверждением исследовательского плюрализма получили распространение представления о возможности принципиального достижения исторического нарратива без идеологической составляющей, что нашло отражение в стремлении авторов некоторых учебных пособий деидеологизировать курс русской истории, создав «объективный учебник»6. Однако продолжающаяся острая полемика вокруг школьных учебников истории7 свидетельствует, что проблема соотношения идеологии и исторического знания в учебной литературе продолжает оставаться актуальной задачей современ­ной исторической и политической мысли, включая такие ее направления, как новая история историографии и интеллектуальная история. Как отмечает современный исследователь, «резко возросло количество научных публикаций, посвященных анализу школьных учебников, проводятся научные конференции, тематика которых непосредственно связана с проблемами преподавания истории. Но за пределами внимания исследователей пока остается стремление российских политических структур (в первую очередь – государственных) определенным образом регулировать и контролировать образ истории, содержащийся в школьных учебниках»8. В немалой степени это относится к периоду 20–30-х годов, на фоне несомненных достижений историографии требуют дальнейшего развития исследования, связанные с проблемой регулирования и контроля исторического знания, его воспитательной функции со стороны партийно-советской системы. Данная работа представляет из себя посильную попытку восполнить этот пробел.

Цель исследования – выявление характерных черт и особенностей влияния политической идеологии на историческое образование в контексте складывания моноидеологической советской системы. В соответствии с целью в диссертации решаются следующие задачи:

– рассмотреть научно-теоретическую традицию изучения феномена идеологии;

– осмыслить значение ценностных компонентов для формирования советского исторического образования;

– выявить механизм использования исторического образования в качестве инструмента идейно-политического воспитания;

– исследовать условия и факторы создания и распространения школьного учебника по истории;

– определить основные приемы и методы идеологического воздействия на учебную литературу.

Хронологические рамки диссертации охватывают период 20–30-х годов, когда происходило формирование и утверждение идеологической системы советского государства и превращения исторического знания, прежде всего, в форме школьного курса истории, в ее составной элемент. В этот период была сформирована «матрица» соотношения идеологии и исторического знания, которая оказала существенное воздействие на процессы исторического образования в последующие десятилетия.

Источниковая база исследования включает в себя несколько групп материалов.

1) Корпус учебно-дидактической литературы первых послеоктябрьских десятилетий: учебники, учебные пособия, книги для учения, хрестоматии, методические пособия для преподавателей и т.д., которые, согласно подходам формирующейся «пролетарской науки», были призваны «заполнить ту зияющую пустоту, которая образовалась после революции в области учебников по истории»9.

2) Опубликованные официальные документы: решения и постановления руководящих органов партии и советского правительства, Народного комиссариата просвещения, других органов управления.

3) Труды и выступления руководителей партии и правительства по вопросам образования и просвещения (Н.И. Бухарина, Н.К. Крупской, В.И. Ленина, А.В. Луначарского, И.В. Сталина и др.).

4) Материалы партийно-советской печати, выключая издания, предназначенные для работников педагогической сферы («Жизнь и школа», «Народный учитель», «На путях к новой школе», «Обществоведение в школе» и др.).

5) Документы личного происхождения: мемуары, частная переписка, дневниковые записи и т.п.

6) Материалы, отложившиеся в архивных хранилищах:

а) ГАРФ. Фонды: А-2306 (Народного Комиссариата Просвещения РСФСР); А-298 (ГУС Наркомата Просвещения РСФСР, 1919–1933 гг.); А-514 (Учебно-педагогическое издательство (Учпедгиз) Министерства Просвещения РСФСР); А-7279 (Секретариат Заместителя Наркома Просвещения РСФСР Н.К. Крупской); А-1575 (Главное управление социалистического воспитания и политехнического образования детей Наркомата Просвещения РСФСР, 1921–1930 гг.); Р-6686 (Общество изучения истории освободительного и революционного движения в России); Р-7668 (Комитет по заведованию учеными и учебными учреждениями при Президиуме Верховного Совета СССР (Ученый комитет), 1925–1938гг.); Р-3415 (Коммунистическая Академия при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете); Р-5216 (Историко-партийный институт красной профессуры при Институте Маркса–Энгельса–Ленина, 1930–1938 гг.);

б) РГАСПИ. Фонды: 558 (И.В. Сталина); 17 (Центральный Комитет ВКП(б); 72 (Редакция журнала «Пролетарская революция» (1921–1941).

Методологию исследования, которая базируется на принципах объективности и историзма, составила совокупность методов исторического познания: исторической ретроспекции, сравнительно-исторический (компаративный), периодизации, ряда других. В соединении с подходами иных направлений знания – социально-политической науки, теории идеологии, культурологии, социолингвистики – они составляют основу для междисциплинарного характера данного исследования. Особое внимание в работе уделяется технологиям структурно-семантиче­ского исследования текста, что позволяет пролить дополнительный свет на проблему воздействия идеологии на организацию учебных текстов по истории.

Научная новизна работы заключается, прежде всего, в том, что в ходе предпринятого автором комплексного междисциплинарного исследования проблемы взаимодействия политической идеологии и исторического знания на такой важнейшей линии общественной коммуникации, какой выступает школьный курс истории, разработана теоретическая модель системной типологизации процесса целенаправленной идеологической интерпретации учебного материала с целью превращения учебника по истории в особый тип транслятора политической идеологии. На основе лингвосемиотического анализа описаны механизмы действия идеологической дискурсивности на поле метатекста истории.

Положения, выносимые на защиту:

1. Историческое образование в России в 20 – 30 годы ХХ века, шире – состояние исторического знания характеризуются установлением особого типа связи исторической науки и политической идеологии, где историческая наука – в силу своей специфики способная отражать те или иные исторические эпохи во всей их целостности – рассматривалась как «тип идеологии», «вид идеологии», будучи включенной в идеологическую систему советского государства.

2. В результате масштабных сдвигов, которые испытала образовательная система в постреволюционный период, на учебную литературу по истории была возложена функция важного инструмента идеологической индоктринации, а государственная идеология стала доминантой культурно-исторической идентификации подрастающих поколений.

3. Трансформация использования исторического образования в идеологическом процессе формирующейся идеократической советской системы – от отдельных исторических сюжетов и образов в обществоведческих курсах в первое послеоктябрьское десятилетие к созданию комплекса стабильных учебников по истории в 30-е годы – сигнализировала об эволюции идеологии советской системы в сторону своеобразного сочетания идей пролетарского интернационализма и мировой революции с национально-державным мировоззрением с фактическим доминированием последнего. Это внутреннее напряжение в идеологическом комплексе явилось, в конечном счете, одной из причин идейно-политической неустойчивости системы, утраты ею четких прогностических ориентиров и целей, характерных для раннего этапа большевизма.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»