WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

ПОЛИВАНОВ Ярослав Мстиславич

КЛЮЧЕВЫЕ ОБРАЗЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

В ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

В УСЛОВИЯХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ПЕРЕМЕН

(конец ХХ начало ХХI вв.)

Специальность 23.00.01 – Теория политики,

история и методология политической науки

(по историческим наукам)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Казань-2009

Работа выполнена на кафедре гуманитарных дисциплин Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Казанский государственный технологический университет»

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор

Коршунова Ольга Николаевна

Официальные оппоненты

доктор исторических наук, профессор

Гилязов Искандер Аязович (г. Казань)

кандидат исторических наук, доцент

Григорьев Александр Дмитриевич (г.Чебоксары)

 

Ведущая организация:

Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ

Защита состоится мая 2009 года в часов на заседании диссертационного Совета Д 212.081.17 по присуждению ученой степени доктора исторических наук при ГОУ «Казанский государственный университет им. В.И.Ленина» по адресу 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, 18, (корп.2), ауд.1112.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета

Автореферат разослан апреля 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук, профессор

Р.А. Циунчук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования образов войны в контексте истории пропагандистского обеспечения Победы, специфики мобилизационных механизмов СССР и Германии в период войны обусловлена рядом обстоятельств. Современный этап историознания несет на себе печать характерных черт развития социо-гуманитаристики с ее тяготением к междисциплинарности и интегративности сфер познания.

Образы войны выступают обобщённым отражением действительности, комплексом представлений, формируемых пропагандой враждебных сторон. Образы войны – чувственно-рациональное воспроизведение прошлого, запечатленное в литературе, публицистике, структурно перекликающиеся с историческим повествованием, не будучи ему тождественным. В научной литературе утвердились понятия образов Германии, образа врага, образа Родины, образа народа, Победы. Образы войны в той части, что формировалась «сверху» советской стороной, базировались на идеологемах интернационализма, коллективной безопасности, пролетарской солидарности, патриотизма.

Актуальность историко-политического аспекта истории Великой Отечественной войны ныне возрастает. Вопросы трансформации и преломления в общественном сознании объема, содержания и структур памяти, превращении этой памяти в арену политической борьбы и весомую ставку геополитических игр послевоенных десятилетий имеет значение для современного образа России. Изучение пропагандистских механизмов мобилизации населения СССР в годы войны, содержание и процесс формирования образов, смыслов противостояния призвано способствовать преодолению ложных аспектов западного стереотипа восприятия России.

Актуальность изучения образов Великой Отечественной войны определяется также тенденциями современного исторического сознания россиян. На смену культу общественного служения Отечеству пришло отрицание общественного долга, вплоть до позиционирования асоциальности жизненных установок. Обращение к патриотическим и гражданственным традициям военного времени, стихийного и осознанного культа служения Родине, ответственности перед будущим служит контрастным идеалом для современной идентичности и самосознания россиян.

Анализ событий и реалий второй мировой войны подтверждает значение коллективной исторической памяти, возводящей некие сконструированные образы до уровня идеологем и мифологем. Последние воспринимаются массовым сознанием как архетипы, практически лишенные динамического потенциала. В послевоенные десятилетия специалисты-гуманитарии предрекали затухание споров и конфликтов по поводу образов второй мировой войны по мере вымирания поколений, переживших войну. Эти прогнозы не сбылись, и в большинстве европейских стран подобные споры обостряются1.

Историческая память способна удерживать в сознании людей основные исторические события минувшего вплоть до превращения исторического знания в различные формы мировоззренческого восприятия прошлого опыта, его фиксации в легендах, сказках, преданиях. По мнению ряда западных исследователей, ныне и в Европе, и в России термин память подвергся инфляции. Данная ситуация по перекройке исторически сложившихся образов войны связана с социокультурными особенностями современного постиндустриального общества.

Одним из проявлений «инфляции» и даже ревизии памяти служит неадекватное, фабрикуемое современными государственно - политическими структурами ряда стран восприятие прошлого, включая период Второй мировой и Великой Отечественной войн. В современном мире - прежде всего в странах Балтии и на Украине - налицо попытки реабилитировать фашизм и даже отстаивать псевдогипотезу о цивилизаторской миссии фашизма. Диапазон колебаний ценностного отношения к образу Родины, Победы, врага чрезвычайно широк и включает представления, колеблющиеся в спектре от принципиально нестыкующихся до полярно-оценочных.

За период, прошедший с окончания Великой Отечественной войны, ей посвящено огромное количество публикаций и исследований. Однако число невыясненных сюжетов и белых пятен практически не уменьшилось, о противоречивость версий и трактовок страниц войны даже возросло. Это связано не только с различием авторских позиций. Причиной оценочных нестыковок, мозаичности интерпретаций образов войны кроется в самом масштабе наиболее кровопролитной в мировой истории войны, ее влиянии на траекторию последующего развития человечества, в глобальности ставок воюющих сторон. Если история и ход военного противостояния в годы войны изучены достаточно детально, то история противостояния пропагандистских структур, пропаганды как проводника и механизма формирования образов, мировоззрений, мифов изучена либо недостаточно, либо односторонне, либо объектом изучения выступает история отдельных регионов и республик.

Большой массив трудов и публикаций, изданных после 1945г., официальные оценки войны отягощены реалиями холодной войны, а также традициями восприятия образов войны, сформированных под влиянием сталинских оценок2. Схематизм постановки проблемы личностно - гражданского поведения, мотивов действия участников событий Великой Отечественной войны не преодолен и поныне. Нового смысла и содержательного наполнения требует тезис о морально - политическом единстве советского общества, включающий проблему соотношения социального и патриотического компонентов. Анализ эволюции и динамики концептуальных версий Великой Отечественной войны предусматривает синтез военно-исторического и политического методов исследования.

Повышенное значение обретают новые методологические концепты анализа исторической памяти, которая выступает средством преодоления травматических состояний общественного сознания. Через осмысление истории происходит освоение новых ценностных ориентиров, преодолеваются кризисы исторической памяти3. Интерпретация смыслов и образов войны, ее истоков была затруднена, по мнению И.Б.Ванникова, в известной мере из-за “практиковавшегося тогда обсуждения и решения тех или иных важных государственных вопросов без протокольных записей”4. Совсем недавно для исследователей открылся доступ к ранее неизвестным документам истории войны, требующим анализа и осмысления.

В начале ХХI в. историческая наука оказались в ситуации кризиса, во многом обусловленного дифференциацией научного знания и спецификой общественно-политической ситуации в России - правопреемнике СССР, державы - победителя. Подвергся «обструкции» идеологический компонент пропаганды, обозначились попытки игнорировать идеологическую составляющую Второй мировой войны. Между тем идеология - часть духовной культуры, содержащая мировоззренческие составляющие, пространство смыслов. Она тесно сопряжена с понятиями интересов, власти, идентичности; без идеологии невозможно оценить стратегические цели развития социума, без учета феномена идеологии нельзя реализовать социально-антропологическое направление анализа. «Идеология как социальный феномен проявляет себя практически во всех сферах социальной жизни», а проблема ее интерпретации в терминах истинности/ложности – одна из главных5.

Исследование образов войны находится в русле изучения идеологии как феномена общественного сознания, технологии и реализации установок по формированию представлений о войне. Механизмы формирования идеологических образов и стереотипов многократно усложнились по мере нарастания тотальной экспансии средств массовой информации в ХХ - начале ХХI вв. Современные лингвисты определяют идеологическое воздействие как социальное действие, цель которого состоит в «модификации структуры убеждений человека и изменение его социального поведения в последующем»6. Фактором конструирования образов войны является и состояние современного общественного сознания с его мифологемами и критериями оценки прошлого.

Под мифом и мифологией современные исследователи понимают древнейший тип социального кодирования, свойственный всем этапам развития человеческой цивилизации. В мифологии они усматривают способ социально-психологической компенсации, который в эпоху кризиса, переживаемого российским обществом, начинает действовать на уровне коллективной интуиции, смягчая удары резких перемен впривычном социо-психологическом укладе7.

Изучение образов войны с позиций современных методологических подходов находится в начальной стадии. Оно связано со спецификой пропагандистских задач и технологий противостоящих сторон. Не вдаваясь в подробный анализ степени изученности темы, с тем, чтобы не предвосхищать основную часть диссертации, упомянем специальные работы и написанные в последние годы диссертации. Существуют отдельные статьи8, а также сборники9, однако публикаций по изучаемой теме крайне мало, включая диссертации.

Исследованию нового направления анализа Великой Отечественной войны посвящены работы Е.С.Сенявской, которая рассматривает идеолого-психологическую конструкцию «образа врага» как один из феноменов массового сознания ХХ в., характерного для России. Отмечая деликатность темы, прежде бывшей прерогативой спецслужб, решавших задачи спецпропаганды и психологической войны, автор справедливо замечает, что лишь в постсоветский период этот пласт проблем стал активно освещаться в теоретическом и историческом ракурсах10.

По материалам круглого стола, организованного информационно-аналитическим каналом Полит.ру и издательством ОГИ в ноябре 2002 г., а также текстам, написанным специально для альманаха, недавно был опубликован сборник «Образ врага», часть статей которого посвящена теме образа врага в период Второй мировой войны11.

Достоинством диссертации Г.А.Болсун - одной из немногих, примыкающих к рассматриваемой теме, - представляется попытка сознательно акцентировать внимание на изучении пропагандистской деятельности противника, а не советской стороны. Автор поднимает кадровые, финансовые аспекты технологии деятельности немецкой пропаганды на оккупированной белорусской территории12. Советско-партийной пропаганде периода войны посвящена диссертация Н.М. Галимуллиной13.

Замысел диссертанта предельно широк, простираясь от аналиаз пропаганды среди населения СССР и в Красной армии и пропаганды среди населения оккупированных территорий до рассмотрения пропагандистского воздействия советско-партийной пропаганды на противника, страны союзников и даже нейтральные страны. Свою цель Н.М. Галимуллина формулирует как историко-политический анализ советско-партийной пропаганды периода Великой Отечественной войны в контексте особенностей пропаганды как формы коммуникационных технологий. Диссертация выстроена на историко-политическом изучении преимущественно архивных материалов. Таким образом, тема ключевых образов войны, отраженных и представленных в литературе 1990-2000-х гг., не получила специального освещения.

Образу врага в советской пропаганде 1945-1954 гг. посвятил свое исследование А.В.Фатеев, однако рассматриваемый им период хронологически выходит за рамки Второй и Великой Отечественной войн14. Из исследований, посвященных формированию образов войны, наиболее тесно примыкает к изучаемой нами проблеме диссертация О.И.Григорьевой. Ученый заключает, что с 1933 по 1941 гг. образ фашистской Германии испытал трансформации несколько раз: 1933-август 1939 гг. - образ Германии как врага при разделении нацистского государства и немецкого народа; август 1939-май-июнь 1941- снятие антифашистских акцентов; май 1941-22 июня 1941 г.- возвращение в пропаганду образа фашистской Германии как врага в предвоенных условиях.

На основании изучения различных по характеру источников, в том числе писем во власть15, автор заключил, что сформированный советской пропагандой образ врага в лице Германии, нацистской верхушки и фашизма – но не немецкого народа - явился важным фактором морально-политической подготовки СССР к войне. Существеннейшей составляющей советской пропаганды стало резкое неприятие расизма, фашизма, антисемитизма и шовинизма как проявление общечеловеческой составляющей ценностных акцентов16. При всех достоинствах диссертации она не касается периода 1941-1945 гг.

Исследователи историографии войны отмечают, что если основные аспекты историографии войны, состояние экономики и финансов, единства фронта и тыла, межнациональных отношений и культура в последние годы не претерпели существенных изменений17, то изучение динамики и интернационализации исторической памяти представляет собой новое направление исследования. Историко-политическое изучение ключевых образов войны в период общественных трансформаций 1990-2000-х гг. не стало объектом специального анализа и получило лишь фрагментарное освещение, что делает актуальным обращение к теме.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»