WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Деривационная пропозиция записывается как схема, лишенная признаков высказывания: компоненты пропозиции не имеют элементов грамматического согласования и записаны в исходных грамматических формах, что расходится с имеющейся традицией пропозиционального моделирования в дериватологии (Е. С. Кубрякова, М. Н. Янценецкая, Л. А. Араева). Наш отказ от записи пропозиции в виде коммуникативного грамматически согласованного суждения обусловлен тем, что деривационная пропозиция в рамках нашего исследования призвана указать на фреймовый базис сообщества однокоренных и не направлена на установление направлений мотивации посредством операций логического вывода. Для нас важно определить, какие позиции фрейма маркируются однокоренными номинациями. Сам факт отнесенности однокоренных к единому фрейму является свидетельством наличия между данными словами отношений логического вывода, логической соотнесенности. В контексте нашего исследования нет необходимости в экспликации путей логического выведения производного из производящего, выявления в производном логических отсылов к производящему. Деривационная пропозиция в принятом нами виде является суммой всех этих операций вывода и схематической их экспликацией.

Описывая методику моделирования, необходимо указать на закономерность, которая состоит в том, что прилагательные широкой семантики не могут ассоциироваться с какой-либо одной фреймовой позицией. Так, прилагательное новый в равной степени ассоциируется с позициями предиката (делать что-либо новое), модуса (новым методом), результата (нечто новое), конъюнктора (введение чего-либо нового). По этой причине нельзя закрепить слово новый за какой-либо конкретной позицией. Широкая смысловая сочетаемость анализируемого прилагательного позволяет отнести его к группе прилагательных, не содержащих фреймового акцента и имеющих (по терминологии М. А. Осадчего) перверсную фреймовую валентность – валентность, обращенную за пределы фрейма. Семантика ‘как-либо связанный с…’ предполагает трансформацию ‘связанный со всем, что связано с … ’, то есть прилагательные указанного типа маркируют связь со всем гнездовым фреймом, осуществляя внешнюю фреймовую валентность.

Единицы, обеспечивающие внешнюю фреймовою валентность, не вступают в непосредственные отношения с компонентами фрейма – сфера их «интересов» обращена за пределы фрейма: такого рода единицы призваны ассоциировать с фреймом окружающий мир в целом. Так, если рассмотренный фрейм НОВАТОРСТВО является очень абстрактной схемой определенного вида деятельности, то широкие сочетаемостные свойства слова новый помогают адаптировать данный фрейм к любой конкретной ситуации окружающего мира. Например, к ситуации проектирования зданий:

S

P

Мod

R

К

инженер с новыми знаниями

проектирует

с учетом новых способов строительства

новые тенденции в архитектуре

создание новых конструкторских решений

В связи с анализируемым свойством прилагательных широкой семантики возникает необходимость во внесении изменений в общий вид деривационно-фреймовой парадигмы. Следует предусмотреть в разрабатываемой модели сектор для отображения внешней фреймовой валентности. Постольку внешняя фреймовая валентность является одним из типов фреймовых отношений, то возможен (и даже необходим) перевод данных отношений на язык пропозициональной записи. Однако необходимо учесть, что отношения внешней валентности по своей структуре не изоморфны событию, а представляют собой ассоциативный вектор, операцию логического подчинения. В связи с этим нам представляется возможным вслед за Т. В. Шмелевой ввести в моделирование различение двух типов пропозиций – событийных (С-пропозиции) и логических (Л-пропозиции). «С-пропозиции “портретируют” действительность – происходящие в ней события с их участниками. Л-пропозиции представляют результаты умственных операций и сообщают о некоторых установленных признаках, свойствах, отношениях», пишет Т. В. Шмелева. В таком контексте отношения внешней фреймовой валентности следует моделировать в терминах С-пропозиции в виде следующего выражения (см. схему 2):

Схема 2. Общий вид записи внешней фреймовой валентности

фрейм

}

At

S

Х

#

Читаться данная модель может следующим образом: некто / нечто (некий субъект – в широком смысле), имеющий признак, названный прилагательным Х, имеет отношение к фрейму (как-либо связан с фреймом).

Рассмотренная методика анализа пропозиционально-фреймовых отношений на уровне однокоренной лексики применяется нами к моделированию массива конкретных деривационных фреймов, обобщение которых позволит сформулировать несколько типовых деривационно-фреймовых парадигм, что, по нашему мнению, послужит доказательством реальности обосновываемой модели.

Третья глава «Деривационно-фреймовая парадигма как матрица развития интернациональной лексики (апробация модели)» посвящена практическому моделированию конкретного лексического материала. В главе обосновывается гипотеза о том, что существуют интернациональные деривационные модели, в результате чего в ряде языков возникают отраженные сообщества однокоренных слов. Динамическим импульсом и вектором развития таких интернациональных комплексов становятся особые глобальные деривационно-фреймовые парадигмы.

Моделирование, выполняемое в настоящей работе, характеризуется изначальной установкой на типологический уровень: деривационно-фреймовая парадигма обосновывается нами как универсальная матрица деривационного развития (и бытования) лексики. Такая исследовательская установка предполагает, что конечным продуктом моделирования является не фреймовая структура конкретного гнезда однокоренных слов, а заведомо типовая схема деривационного развития некоторого участка лексической сферы. С целью придать конструируемой модели общезначимый и типовой характер, то есть характер парадигмы, в настоящем исследовании приняты две дополнительные установки: (1) вести одновременные исследования фреймовых корреляций между однокоренными словами пяти языков, представляющих три группы неблизкородственных языков; (2) в ходе моделирования основываться на ядерных компонентах лексического значения анализируемых единиц, коннотативный уровень семантики нами также исследуется, но оформляется в виде комментария к завершенной модели.

В соответствии с первой из перечисленных установок модель приобретает вид фрейма, пропозициональные позиции которого одновременно заполняются словами, содержащими идентичный в генетическом плане корень, но функционирующими в различных культурно-языковых пространствах. Такая многоязычная основа вербального заполнения фрейма является залогом общезначимости и типичности результирующей модели. Следовательно, уже в пределах одного корня есть основание выделять деривационно-фреймовую парадигму, задающую единые (типовые) направления развития и функционирования сообщества однокоренных слов в различных языках. Такого рода модели нами называются корневыми деривационно-фреймовыми парадигмами, они и определяют первый уровень выполняемого моделирования.

Конструирование деривационно-фреймовой парадигмы предполагает поэтапность. Первым этапом построения деривационно-фреймовой парадигмы является описание корреляций конкретных однокоренных на пропозициональном уровне. Результатом данного этапа является построение фреймового компонента деривационно-фреймовой парадигмы. Второй этап конструирования деривационно-фреймовой парадигмы связан с установлением словообразовательной системности в сообществе однокоренных. С этой целью проводится морфемно-словообразовательный анализ, призванный расположить однокоренные на линии словообразовательного вектора. Результатом данного этапа является построение деривационного компонента деривационно-фреймовой парадигмы. Третий этап конструирования модели призван суммировать фреймовую и деривационную характеристику лексем, заполняющих позиции деривационно-фреймовой парадигмы, и классифицировать данные однокоренные слова на уровне словообразовательных категорий в терминах частеречной и пропозиционально-ономасиологической семантики.

Выбор ядерного (вершинного) компонента парадигмы является особой проблемой выполняемого моделирования. Трудность выбора такой единицы обусловлена множественностью объективных и субъективных критериев, которые могут быть положены в основу установления ядра-вершины. Наиболее наблюдаемым и технически точным является критерий словообразовательной производности: вершинное слово парадигмы возглавляет словообразовательную цепочку. Если абстрагироваться от явления множественной мотивации, неоднозначного прочтения словообразовательной структуры производного слова, то можно охарактеризовать критерий словообразовательной производности как самый надежный.

Однако словообразовательный аспект не является ведущим и определяющим в рамках выполняемого моделирования. Наша задача состоит в обосновании особого измерения системности производной лексики – фреймовой парадигматики, организуемой корреляциями пропозициональных позиций. В связи с этим при выборе ядерной лексемы-вершины есть основания положиться именно на фреймовую логику деривационной парадигмы. Однако это измерение системности парадигмы не имеет выраженной иерархической организации: как уже говорилось выше, между пропозициональными позициями устанавливаются отношения дополнительной дистрибуции. Если следовать логике фрейма, то действие не обязательно важнее субъекта или объекта – это независимые компоненты ситуации.

Принято считать, что черты ядра в рамках пропозициональной модели свойственны предикату, задающему своей семантикой и сочетаемостными характеристиками состав актантов, организуя тем самым пропозицию. Такая гипотеза состоятельна лишь в том случае, когда пропозициональное моделирование осуществляется на дискурсивном материале. Установлено, что семантическую структуру предложения и направления его развития определяет глагол. В самом деле, в предложении «Дерево растет у дома» только слово растет играет роль конструктора, своей семантикой изначально задающего «галаграмму» предложения растет что-то где-то. Слова дерево и дом не обладают такими свойствами: если рассуждение о том, что идея дерева предполагает идею роста, в некоторой степени состоятельно, то допущение, что идея дома предполагает идею нахождение чего-либо поблизости, видится однозначно некорректным.

Однако в рамках деривационного моделирования такая закономерность не выдерживается. Рассмотрим в качестве примера корневую деривационно-фреймовую парадигму:

S

P

О

I

K

адресант

англ. addressant,

addresser

адресует

англ. address

нем. adressieren

фр. adresser

адресат

англ. addressee

нем. adressat

адрес

англ. address

нем. adresse

фр. adresse

адресация,

адресование

англ. addressing

нем. adressierung

фр. adressage

На уровне системы пропозициональных позиций слово, занимающее позицию предиката, обладает конститутивными свойствами для пропозиции в целом: семантика глагола адресовать содержит сему субъекта, косвенного объекта, инструмента. Однако и другие вербальные маркеры пропозициональных позиций обладают аналогичными свойствами: слово адрес содержит семы субъекта, действия, косвенного субъекта (адрес – местоположение адресата, которому адресант адресует что-либо); слово адресат содержит семы субъекта, действия и инструмента (адресат – тот, кому адресант адресует что-либо по определенному адресу) и т. д. Такой феномен обусловлен специфической природой производного знака: кроме общелексических свойств, которыми обладают все лексемы языка, производное слово проявляет инферентно-опорные качества, выражающиеся в способности быть импульсом операций вывода, опирающихся на однокоренные слова. Таким образом, каждое однокоренное слово, подобно предикату пропозиции в классической теории пропозициональной семантики, содержит в своем значении указания на другие однокоренные, входящие в тот же деривационный фрейм. Следовательно, компоненты деривационной пропозиции в равной степени участвуют в формировании состава результирующей единицы. Таким образом, пропозициональный уровень системности деривационного фрейма дает мало объективных оснований для установления ядерной единицы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»