WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Кроме того, писатели нередко используют тире и многоточия для того, чтобы отметить эмоциональные паузы: I gave myself – I gave and I gave – I ran when you called – I broke appointments – I told lies – I juggled my schedule to... [Allen, Central Park West: 202]. Они помогают заметить нерешительность, неуверенность, смущение, нервозность персонажа.

Одним из наиболее интересных приемов является парцелляция: I want to thank you. For being such a good friend. For really being there for me [Allen, Central Park West: 368]. Неожиданные точки показывают, что слова произносятся четко, отрывисто и что после каждого слова делается намеренная пауза. Благодаря разрыву целого предложения или даже слова неожиданными точками, а также использованию заглавных букв автор передает эмоциональное напряжение персонажей. Они расстроены, рассержены или взволнованы.

Как показал анализ, эмоциональное состояние персонажей может также передаваться с помощью различных стилистических приемов, таких как метафора, гиперболическая метафора, эпитет. Кроме того, немаловажную роль играют слова-усилители или усиливающие конструкции, создающие эмфазу, инвективная лексика.

1. Метафора помогает читателю судить об эмоциональном состоянии героя: Me, I feel like I’ve come too far down one road to go back. And maybe you feel like that about our marriage. We’ve both got flat batteries, but we’ve still got to drive the car somehow. And I haven’t got a clue how to do that [Hornby, How To Be Good: 225]. Этот отрывок представляет собой яркий пример развернутой метафоры. Жизнь супругов сравнивается с дорогой, а их душевное состояние - с разряженными батарейками, которые нечем подзарядить, чтобы ехать по дороге дальше.

2. Эпитеты делают высказывание эмоционально окрашенным, передавая чувства, переживания, эмоциональные состояния говорящего: I think it’s incredibly stupid. Pointless. Pathetic. The point is, what are we going to do when we are both so, so soul-dead [Hornby, How To Be Good: 223]. Указанные эпитеты передают состояние души персонажа, его разочарование жизнью. Кроме того, эмоциональное состояние персонажа в приведенном примере передают приемы парцелляции и аллитерации.

Достаточно часто в словах персонажа содержится эксплицитная информация о его эмоциональном состоянии: Which is why, right now, I feel sad and sort of angry [Ravenhill, Shopping...: 49]. Экспликация говорящим своего эмоционального состояния является определенным актом самооценки. Проведенный анализ свидетельствует о том, что в речи персонажей количественно отрицательная самооценка значительно превышает положительную.

В шестом параграфе анализируются лингвистические средства, передающие сведения об отношениях коммуникантов. Для понимания отношений партнеров по диалогу чрезвычайно важны приемы иронии и сарказма. В результате анализа были выделены следующие языковые приемы, с помощью которых создается или усиливается ирония в художественном диалоге: антифразис, недооценка, приемы языковой игры, нарочитая вежливость, эвфемизм, олицетворение, синекдоха.

1. В следующем примере ирония создается с помощью антифразиса: So I can tell everyone you asked for a divorce. Out of the blue. - Oh, it’s completely out of the blue, isn’t it I mean, there’s been no sign of this, has there, because we’ve been so blissfully happy [Hornby, How To Be Good : 6]. Из приведенного отрывка ясно, что супруги уже долгое время находятся на грани развода, этот вопрос для них не новый, так как они абсолютно несчастны вместе. Понять это помогает и переоценка, которая выражается наиболее распространенным способом: сочетанием наречия и прилагательного (blissfully happy) и просто наречием completely.

2. В приводимом далее отрывке персонаж нарочно использует недооценку, которая является средством выражения сарказма. В его словах звучит издевка, насмешка, желание унизить: I said I wanted a divorce. - Did you Gosh. That's not very friendly, is it Not a very nice thing for a wife to say to her husband [Hornby, How To Be Good: 14].

3. Приемы языковой игры нередко создают иронию, с помощью которой писатели передают взаимоотношения героев в художественном диалоге. В следующем примере используется разложение фразеологического оборота to fall in love: So you’ve fallen in love with me but you are not in love with me, so while you were falling you sort of swerved off and landed in something else [Fielding, Cause Celeb: 93]. Ясно, что героиня оскорблена эгоистичным отношением своего друга.

Отношения партнеров по диалогу могут также передаваться с помощью метафоры, сравнения, аллюзии, эпитета и обращения.

1. В следующем диалоге взаимоотношения супругов передаются с помощью развернутой метафоры:

- So I’m a charity case

- You’re not, no. But the marriage is. The marriage is like one of those dogs you see in RSPCA posters. Thin. Pathetic.

- Patches of skin showing through the fur. Pus-filled eyes. Ciga­rette burns.

- That’s what I think of the marriage.

- What It should be put down Its owners should be prosecuted [Hornby, How To Be Good : 226].

Супружеская жизнь персонажей сравнивается с несчастной собакой, изображенной на плакате, принадлежащем организации RSPCA. Собака нуждается в помощи, и ее, возможно, придется усыпить. Супруги сравниваются с владельцами собаки, которые не смогли справиться со своей подопечной. Метафора построена на аллюзии, понимание которой чрезвычайно важно. RSPCA (Royal Society for the Prevention of Cruelty to Animals) – это британская благотворительная организация, защищающая животных.

2. Аллюзия может также передавать отношения героев: Of course I like you. But I’m not really sure what love, such as it is, really is. - Oh really. You sound like Prince bloody Charles [Holden, Bad Heir Day: 330]. В речи персонажа используется сочетание сравнения с прецедентным именем. Ясно, что героиня не одобряет поведение своего друга, сравнивая его с принцем Чарльзом. Она имеет в виду сложные отношения принца с принцессой Дианой, получившие широкую огласку в обществе.

3. Нередко с помощью эпитета передается отношение персонажа к собеседнику: You are disgusting [Holden, Bad Heir Day: 127]. Особенно экспрессивны эмфатические атрибутивные конструкции с переподчинением: You are a lily-livered coward of a nobody! [Hornby, How To Be Good: 154]. Конструкция coward of a nobody является конструкцией-усилителем и представляет собой инвертированный эпитет. В приведенном примере с помощью инвертированного эпитета передается негативное отношение персонажа к партнеру по общению.

4. Обращения играют важную роль в передаче отношений партнеров по общению. В художественном диалоге наиболее важна оценочно-характеризующая, или экспрессивная, функция обращения: Hello, gorgeous; Listen to me, you liar [Goldsmith, Pen Pals: 373; 228]. В следующем примере в обращении использована яркая аллюзия: Now you’ve made yourself an ass in her eyes because, baby doll. – Don’t call me baby doll. – Because, Godzilla, I never laid a finger on Susan [Allen, Central Park West: 186]. Годзилла – это известный во всем мире киногерой - монстр. Используя аллюзию в обращении, персонаж показывает свое негативное отношение к партнеру по диалогу.

В седьмом параграфе изучаются средства передачи информации о чертах характера персонажа. Информация о характере персонажа во многих случаях представлена эксплицитно в речи другого героя. Здесь, в первую очередь, используются эпитеты: You insist on things all the time, you’re a very insistent person [Fielding, Cause Celeb: 129]. Информативными также являются высказывания о поступках персонажей, их пристрастиях, привычках: The problem with you, Olivia, is that you have an overactive imagination [Fielding, Ol. Joules: 1].

Во многих случаях в художественном диалоге встречается имплицитная информация о характере персонажа, которая может содержаться как в речи самого героя, так и в речи других персонажей. Информация, содержащаяся в речи самого персонажа, может передаваться с помощью достаточно широкого ряда языковых средств: языковой игры; иронии и сарказма; различного рода прецедентных и аллюзивных текстов, таких как пословицы, поговорки, фрагменты известных текстов; прецедентных и аллюзивных имен; метафор; сравнений; прямого выражения жизненных принципов и взглядов персонажа; грамматических средств.

1. Интересно использование языковой игры в художественном диалоге для передачи информации о характере персонажа: Got up this morning, didn’t bloody well Boris Believe it – family of eight outside my hut wanting to move their tent nearer the river [Fielding, Cause Celeb: 1]. Персонаж использует в речи игровой прием, основанный на аллитерации, добавляя перед нарицательными существительными имена собственные, начинающиеся на ту же букву. Такая особенность речи говорит о фантазии, о веселой, творческой натуре персонажа, который предстает как шутник и балагур.

2. Прецедентные и аллюзивные тексты и имена тоже передают информацию о характере героя. В книге О. Голдсмит «Леди в наручниках» одна из героинь в своей речи постоянно использует пословицы и различного рода сентенции: Never look a gift horse in the mouth... especially this one [Goldsmith, Pen Pals: 122]. Понятно, что человек, который часто использует подобные изречения, склонен считать себя мудрым, знающим и опытным, любит поучать и наставлять других. Подобными качествами и обладает героиня. Однако анализ показал, что в современной литературе пословицы в речи персонажей встречаются достаточно редко.

Употребление прецедентных и аллюзивных имен тоже позволяет судить о характере персонажа: I’m finished as a Don Juan [Goldsmith, Pen Pals: 203]. Донжуаном принято называть ветреного мужчину, который постоянно меняет любовниц.

Имплицитная информация о характере персонажа может также содержаться в речи других героев. Здесь интерес представляют: ирония, метафора и сравнение.

1. В следующем примере с помощью иронии показано, что у героини злой, вредный характер: She likes to say she hasn’t found herself. - Has she tried looking in the reptile house [Goldsmith, Pen Pals: 166]. В приводимом далее примере ирония создается с помощью аллюзивного имени. Персонажа сравнивают с героиней детского романа «Поллианна»: You seem to like everything. Is there a male version of Pollyanna Because you’re it! [Keyes, Last Chance Saloon: 154]. Главная героиня романа Поллианна – это девочка-сирота, которая старается не терять веселости и присутствия духа. Этим именем обычно называют несгибаемых, убежденных оптимистов и просто веселых людей.

Ирония может быть создана с помощью приема метонимии: Halliaow! Ding! Dong! Mistress Efficiency! [Fielding, Cause Celeb: 20]. В этом примере перенос осуществляется на основе качества, черты характера персонажа. Слово efficiency означает эффективность, оперативность, работоспособность.

2. Метафоры способствуют актуализации наиболее важных черт в характере героев. В приводимом далее примере героиня сравнивается со штормом силой в девять баллов, что свидетельствует о том, что у нее очень сильный характер: She’s a strong character. – Strong! She’s a force nine gale [Vincenzi, No Angel: 471].

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и намечаются перспективы дальнейших научных разработок.

Дальнейшие перспективы исследования видятся нам в углубленном изучении художественного диалога на материале драматургических произведений и анализе специфики диалогической речи в пьесах, в отличие от других литературных жанров. Представляется возможным дальнейшее сопоставительное исследование художественного диалога в британской, немецкой и русской литературе. Проведенное исследование открывает новые возможности для изучения динамики диалога в художественном произведении с целью выявления его характерных черт в разные исторические периоды. Интересным и своевременным может стать исследование речевых характеристик представителей разных культур на материале художественной литературы.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

а) научные статьи, опубликованные в научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Жданович М.А. Синтаксические и графические средства передачи эмоционального состояния персонажа в момент речи (на материале современных англоязычных романов и пьес) [Текст] / М.А. Жданович // Актуальные проблемы гуманитарных наук. Сборник статей Самарского научного центра Российской академии наук. № 4. – Самара, 2006. – С. 76-80. – 0,7 п.л.

б) научные статьи, опубликованные в других изданиях:

2. Жданович М.А. Лингвистические средства идентификации социального статуса персонажа через диалог (на материале современных английских и американских романов и пьес) [Текст] / М.А. Жданович // Обучение иностранным языкам: настоящее и будущее. Сб. материалов и тезисов докладов XII междунар. научно-практической конференции. – Самара: Самар. гос. аэрокосм. ун-т, 2006. – С. 94-101. – 0,7 п.л.

3. Жданович М.А. Отображение локальной характеристики персонажа в диалогическом дискурсе (на материале современных англоязычных романов и пьес) [Текст] / М.А. Жданович // Типология высказывания и текста: сб. статей, выпуск VI. – Самара: Международный институт рынка, 2006. – С. 64-69. – 0,5 п.л.

4. Жданович М.А. Средства создания темпоральной характеристики персонажа в художественном диалоге [Текст] / М.А. Жданович // Проблемы прикладной лингвистики: сб. статей Международной научно-практической конференции. – Пенза: ПГПУ им. В.Г. Белинского, 2006. – С. 87-90. - 0,2 п.л.

5. Жданович М.А. Лингвистические средства характеристики внешности персонажа в художественном диалоге [Текст] / М.А. Жданович // Обучение иностранным языкам: настоящее и будущее. Сб. материалов и тезисов докладов XII междунар. научно-практической конференции. – Самара: Самар. гос. аэрокосм. ун-т, 2007. – С. 79-85. – 0,5 п.л.

6. Жданович М.А. Социокультурные характеристики речи (на материале англоязычной прозы и драматургии) [Текст] / М.А. Жданович // Языковые и культурные контакты различных народов: сб. статей Международной научно-практической конференции. – Пенза: ПГПУ им. В.Г. Белинского, 2007. – С. 125-127. – 0,2 п.л.

7. Жданович М.А. Ирония как средство выражения отношений коммуникантов в художественном диалоге (на материале современной англоязычной прозы и драматургии) [Текст] / М.А. Жданович // Типология высказывания и текста: сб. статей, выпуск VII. – Самара: Международный институт рынка, 2007. – С. 13-20. – 0,6 п.л.

Подписано в печать 11.01.2009 Формат 21х 14,9

Объем 1,2 усл. печ. л. Тираж 160 экз. Заказ 21 Печать ризограф

ИПО НОУ ВПО « Международный институт рынка» 443030, г. Самара, ул. Желябова, 21

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»