WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

3. Важное место в темпоральной характеристике персонажей в художественном диалоге занимают различные реалии жизни, упоминаемые в разговоре. Наиболее часто в диалоге персонажей можно встретить: 1) названия популярных кинофильмов, сериалов, телепередач, книг и журналов; 2) имена известных людей, названия популярных музыкальных групп. Ф. Рузвельт был президентом США с 1933 по 1945 год, из чего следует, что в диалоге речь идет о Второй мировой войне. Также понятно, что США еще не вступили в войну, а, значит, разговор происходит в промежуток времени с 1 сентября 1939 года по 7 декабря 1941 года: What do you think of the war in Europe – President Roosevelt says we’re not going to get involved [Steel, Lone Eagle: 26-27].

В третьем параграфе рассматриваются средства передачи социального статуса персонажа. О социальном статусе персонажа свидетельствуют грамматические и лексические особенности речи, аллюзии, топонимы, характерные темы разговора, языковые реалии профессии и социальной среды.

Понятие «социальный статус» включает в себя различные параметры. Профессия и образование героя являются важными составляющими его образа. Наиболее часто информация о профессиональной деятельности персонажа в художественном диалоге представлена эксплицитно. Персонажи либо сами называют свою профессию, образование и тому подобное (I am a perfectly competent doctor, you know [Hornby, How To Be Good: 105]), либо об этом говорят другие герои (You are an arts commentator [Fielding, Cause Celeb: 35]).

В диалогах может содержаться также имплицитная информация о профессии персонажей. Такие случаи встречаются реже. Эта информация может быть получена из уст самого героя и из уст других персонажей. В высказываниях могут присутствовать: реалии профессии, аллюзии и профессиональный сленг.

1. Реалии профессии помогают читателю судить о занятии героев: And you sold your first film script – and the movie seems like a success [Allen, Riverside Dr.: 13]. Очевидно, что этот персонаж является киносценаристом.

2. Нередко писатели используют различные аллюзии, чтобы подсказать читателю профессию героя: We’re having a little party tonight for a friend who’s just won this big-deal literary award. It’s called the Carrouthers Prize [Cunningham, Hours: 25]. Речь идет о вручении персонажу литературной премии, которой в Великобритании удостаиваются поэты, из чего ясно, что он поэт.

3. Профессиональный сленг тоже включается в речевую характеристику героя, раскрывая его жизненный опыт, профессию и интересы: I made money. Tic Tac [Ravenhill, Shopping …: 33]. Слова Tic Tac относятся к профессиональному сленгу и обозначают «помощник биржевика, который использует сложную систему сигналов для совершения сделок».

Художественный диалог помогает читателю судить об уровне жизни, материальном положении персонажей. Эта информация может быть представлена эксплицитно и имплицитно, через какие-либо характерные жизненные реалии: район, в котором живет персонаж; места, которые он посещает; любимые магазины; средства передвижения; марки одежды и т.д.: She bought a Dolce and Gabbana jacket. And Provocateur underwear. And boots from Prada [Keyes, Last Chance Saloon: 417-418]. Из примера понятно, что героиня богата.

Важную роль в передаче информации о материальном положении героя играют топонимы: But where will we live I haven’t got a flat. Or any money. - Don’t worry about that. I have. Rather nice one in Belgravia [Holden, Bad Heir Day: 432]. Belgravia – это район на западе центральной части Лондона, где сосредоточены богатые дома, магазины и многочисленные иностранные посольства. Позволить себе квартиру в таком элитном районе Лондона может только очень состоятельный человек, каким, очевидно, и является персонаж.

Большое значение при определении социального статуса говорящего имеют аристократические титулы, реалии социальной среды, содержание высказывания, инвективная лексика, просторечия, сленг, аллюзии, грамматические особенности речи.

1. В художественном диалоге может содержаться непосредственная информация о социальном статусе героев, о социальной среде, в которой они вращаются. Здесь, в первую очередь, интересно упоминание аристократических титулов: She another upper-class lady, is she – Very upper-class, her father is an earl [Vincenzi, No Angel: 60]. Кроме того, могут упоминаться какие-либо характерные признаки, реалии социальной среды: Well, I don’t think 71036 ever had to steal anything [Goldsmith, Pen Pals: 379]. Использование ряда цифр вместо имени и фамилии человека является характерной чертой исправительных колоний. Понятно, что героиня находится в тюрьме и в данный момент ее социальный статус – заключенная.

2. О социальном статусе персонажа можно судить по содержанию речи. Люди говорят больше всего о таких предметах, которые им ближе, интереснее: I waited till after the hay was in and before the lambing starts [Keyes, Last Chance Saloon: 235]. В этом случае читателю достаточно одного предложения, чтобы понять, что профессиональная деятельность персонажа связана с сельским хозяйством и что он житель деревни. В следующем примере персонажи обсуждают высказывания французских философов и писателей Жана Поля Сартра и Альбера Камю, что говорит об их высокой культуре и очень хорошем образовании: Jean-Paul Sartre said that after the age of thirty a man is responsible for his own face. - Camus said that. - Sartre. - Camus. Sartre said a man assumes the traits of his occupation – a waiter will gradually walk like a waiter – a bank clerk gestures like one [Allen, Riverside Dr.: 9-10].

3. Нередко о социальном статусе героев свидетельствует использование сниженной лексики: You prick. Three hundred. - Silly prick; Fucking fucker arsehole. Fuck. Pillowbiter. Shitstabber [Ravenhill, Shopping …: 39]. Персонажи употребляют чрезвычайно вульгарные, оскорбительные слова, имеющие пометы extremely offensive, derogatory. Употребление подобных вульгаризмов свидетельствуют о низкой культуре персонажей, о том, что они вращаются в низших слоях общества.

4. Большую роль при определении социального положения героев играет употребление сленга: We’ve been talking a lot about dependancies. Things you get dependent on. - Smack. - Smack, yes absolutel [Ravenhill, Shopping…: 17]. Слово smack означает героин и относится к сленгу, распространенному среди людей, страдающих наркотической зависимостью. Из примера следует, что персонаж – наркоман, а, значит, как правило, человек низкой культуры.

5. Важным фактором, влияющим на речь персонажей, является культурный уровень героев. В речи представителей низших социальных слоев используются сленг и просторечия. Высказывания образованных персонажей характеризуются разнообразными аллюзиями. В следующих примерах персонаж цитирует практически слово в слово строку из произведения У. Шекспира «Гамлет» (The lady doth protest too much, methinks): Me thinks she doth protest too much [Keyes, Last Chance Saloon: 594]. Этот факт свидетельствует о хорошем образовании героя и высокой общей культуре.

6. О социальной среде персонажа, его образовании можно также судить по грамматическим характеристикам его речи. В романе О. Голдсмит «Леди в наручниках» многим персонажам присущ диалект, на котором в США говорят афроамериканцы, принадлежащие к низшим слоям общества и живущие в обособленных городских кварталах. Этот диалект называется Black English Vernacular и выделяется, в первую очередь, рядом грамматических особенностей, таких как: 1) употребление формы ain’t и двойного отрицания, часто с использованием вспомогательного глагола в начале предложения (Ain’t none of us supposed to be here [Goldsmith, Pen Pals: 145]); 2) отсутствие -s в третьем лице единственном числе настоящего времени (It don’t even look good [Goldsmith, Pen Pals: 147]); 3) отсутствие вспомогательных глаголов (I never seen that [Goldsmith, Pen Pals: 133]).

В четвертом параграфе анализируются средства отражения внешности персонажа в диалоге. Для характеризации внешности героя в художественном диалоге используются разнообразные средства: эпитеты; сравнения; метафоры; ирония и сарказм; недооценка и переоценка; прецедентные и аллюзивные имена собственные; прямые высказывания и вопросы о внешности и описание элементов одежды.

1. Важную роль в передаче информации о внешности героев играют эпитеты. Анализ показал, что, когда речь идет о внешности, в художественном диалоге преобладают эпитеты с положительной коннотацией: The most gorgeous girl in the world. Oh, dear heaven, you look absolutely divine [Fielding, Cause Celeb: 5]. Однако встречаются также эпитеты, выражающие отрицательную оценку: What about that Katherine, the accountant - That dried-up old bag [Fielding, Cause Celeb: 61-62].

2. Сравнения тоже значимы для изображения внешности героев. В художественном диалоге используются как сравнения с положительной коннотацией (She looks just like a movie star [Goldsmith, Pen Pals: 37), так и с отрицательной (She looks like a burns victim. – Plastic surgery [Keyes, Angels: 209]). Нередко сравнение сочетается с переоценкой: Normal times the girl looks like she lives in a bleeding dry-cleaner’s [Keyes, Last Chance Saloon: 296]. При этом нужно учитывать, что переоценка свидетельствует о том, что слова персонажа не полностью соответствуют действительности, а, скорее, отражают либо его эмоциональное состояние, либо отношение к тому, о ком идет речь.

Встречается также употребление имен животных, с помощью которых говорящий называет себя: Next thing you know, you’re at home with a mirror that isn’t slanty forward and you look like a pig in a frock [Keyes, Last Chance Saloon: 3]. В подобных случаях, коннотация, как правило, отрицательная.

3. Особенно интересны метафоры в изображении внешности героев. Иногда при создании метафоры автор полагается на фоновые знания читателя: Though I must admit I’m a human Third World country from it all [Keyes, Last Chance Saloon: 488]. В этом случае необходимо знать, что в странах третьего мира население голодает, а, значит, героиня очень худая.

4. Ирония и сарказм также нередко используются писателями в художественном диалоге: And come downstairs less heavily. Those treads aren’t made to take people who weigh over ten stone [Holden, Bad Heir Day: 159]. Из этого примера читателю понятно, что героиня страдает избыточным весом.

5. Переоценка и недооценка нередко помогают передать информацию о внешности персонажа: I arrive to find you in the company of nothing more than his nanny who, though admittedly not at the front of the queue when looks were given out, isn’t exactly Frankenstein [Holden, Bad Heir Day: 364]. В приведенном примере ироничный тон речи создается с помощью недооценки. Из фразы понятно, что героиня, о которой идет речь, не очень красива. В этом отрывке также используется прецедентное имя «Франкенштейн». Имеется в виду созданное доктором Франкенштейном искусственное живое существо, которое принято называть «монстр Франкенштейна».

В пятом параграфе рассматривается характеристика эмоционального состояния персонажа в момент речи. Диалогу в художественном произведении отводится важнейшая роль при передаче эмоционального состояния героев. Первостепенное значение при передаче эмоционального состояния персонажа имеют синтаксические средства: I was looking down on this planet. Spaceman over this earth. And I see this kid in Rwanda, crying, but he doesn’t know why. And this granny in Kiev, selling everything, she’s ever owned. And this president in Bogota or... South America. And I see the suffering. And the wars. And the grab, grab, grab. And I think: Fuck Money. Fuck it. This selling. This buying. This system. Fuck the bitching world and let’s be... beautiful. Beautiful. And happy. You see You see [Ravenhill, Shopping…: 39].

Сильный эмоциональный всплеск, который переживает персонаж в данный момент, передан в этом отрывке с помощью всевозможных синтаксических средств.

1. Повторы, лексико-синтаксический параллелизм создают эмоциональное напряжение в диалоге. Синтаксический параллелизм проявляется в повторе прямого дополнения, в первых двух случаях осложненного причастным оборотом. Повтор слова this является анафорой: this kid in Rwanda, crying... this granny in Kiev, selling everything... this president in Bogota or... South America.

В следующих предложениях синтаксический параллелизм также включает в себя анафору: And I see this kid... And I see the suffering …; Fuck Money. Fuck it.... Fuck the bitching world; This selling. This buying. This system.

В приводимом далее отрывке синтаксический параллелизм сочетается с трипликацией, или тройным повтором (grab, grab, grab): … the suffering. And the wars. And the grab, grab, grab.

2. Изоколон помогает созданию сильного эмоционального эффекта. В начале монолога даны два распространенных предложения, а со слов And this president следует цепочка коротких фраз приблизительно равного объема.

3. Яркий полисиндетон (And I see... And this granny... And this president... And I see... And the wars. And the grab... And I think...) и асиндетон (Fuck Money. Fuck it. This selling. This buying. This system. Fuck the bitching world …) усиливают эмоциональное напряжение, которое создает монолог.

Незаменимую роль при передаче эмоционального состояния персонажа играют разнообразные графические средства. Для передачи эмоционального состояния персонажа в диалогической речи могут использоваться:

  1. курсив

It’s disgusting. I can’t possibly drink such filth. It’s not stirred [Holden, Bad Heir Day: 155];

2) заглавные буквы

ROSIE, I AM ASKING YOU TO HAVE DINNER WITH ME TOMORROW NIGHT [Fielding, Cause Celeb : 235];

3) повторение букв и дефис (Zak! ZA-AA-AAK! [Fielding, Cause Celeb: 244]).

Употребление всех этих средств говорит о том, что персонаж пребывает в эмоциональном напряжении.

Особенно важная роль в ряду графических средств принадлежит пунктуации. Огромное значение имеют вопросительные и восклицательные знаки: Are you insane Are you calling me a convict If I hadn’t agreed to do this it would be you and Donald in jail!... But Tom, this is when I need you the most! I need your love, I need your support! You can’t abandon me now!... You were a nobody when I met you!... You are a lily-livered coward of a nobody! [Goldsmith, Pen Pals: 153-154]. Восклицательный знак всегда является признаком эмоциональности, выражением сильных чувств, таких, как удивление, восторг, негодование. Причем, как показал анализ, восклицательный знак в драме встречается чаще, чем в прозе.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»