WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Во введении обосновываются актуальность и научная новизна выбранной темы, ее теоретическая и практическая значимость, определяются цель, задачи, объект, предмет и методы работы, описывается материал исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе излагаются теоретические предпосылки настоящего исследования. Представлен обзор основных работ, посвященных изучению диалогической речи как основной формы межличностной коммуникации, с одной стороны, и художественного диалога, с другой стороны. Проводится дифференциация понятий «диалогический текст» и «диалогический дискурс», изучается вопрос о различии между реальным и художественным диалогом. Здесь же рассматриваются характерные черты художественного диалога, а также общие и отличительные черты диалога персонажей в прозе и драматургии. В главе также изучается проблема восприятия художественного образа читателем.

Важной составной частью художественного произведения является диалог персонажей. Диалогическая речь представляет собой основную форму межличностной коммуникации и широко изучается в отечественном и зарубежном языкознании в связи с тем, что именно в ней наиболее ярко проявляется коммуникативная функция языка. Основными сферами существования диалога являются устная разговорная речь и художественная литература.

Диалог в художественном произведении – это та форма, в которой находит отражение разговорная речь. Ряд лингвистов, таких как С.Г. Агапова, В.В. Елькин не разделяют реальный и художественный диалог. По данному вопросу существует и другая точка зрения. Многие лингвисты (В.Г. Адмони, О.А. Лаптева, А.В. Федоров, О.Б. Сиротинина, И.В. Артюшков, В.В. Кожинов, Дж. Спенсер, М. Грегори и др.), считают, что диалог в художественном тексте является «стилизацией» разговорной речи. В художественном диалоге воспроизводится не реальный язык как целостное явление, а отдельные, но весьма существенные, характерные элементы реального языка. В нашей работе мы придерживаемся второй точки зрения. Диалог в художественной литературе рассматривается нами как «стилизация» разговорной речи, так как он предварительно обработан автором.

Диалогическая речь является одним из основных в прозе и основным в драматургии способом косвенной характеризации персонажей. Как отмечают многие авторы, диалог в прозе и драматургии имеют как общие черты, так и ряд отличий. Среди общих черт можно выделить: образность, создаваемую чисто лингвистическими средствами; реализацию у слов более чем одного словарного значения; использование лексики, отражающей в большей или меньшей степени оценку предметов и явлений автором; индивидуальный стиль автора; использование типичных черт разговорной речи. Диалог в прозе и диалог в драме имеют также отличительные черты. Для диалога в прозе типичен более развернутый характер высказываний, чем в драме. Кроме того, в драме диалог по характеру ближе к живому разговорному общению, чем в прозе. Еще одна отличительная черта диалогов драмы – наличие в речи героев значительно большего количества обрывов.

Диалог способствует актуализации личностных характеристик его участников. Целый ряд признаков коммуникантов, их жизненный опыт, а также ситуация общения оказывают огромное влияние и на выбор языковых средств в ходе диалогического общения, и на все речевое поведение участников диалога в целом. В нашей работе проводится исследование образов персонажей и обстоятельств коммуникации на основании употребленных в художественном диалоге языковых средств и упомянутых писателем фактов, тем или иным образом связанных с жизнью персонажа.

При восприятии образа героя в художественном диалоге необходимо учитывать как эксплицитный, так и имплицитный контекст, причем последнему, как правило, уделяется особое внимание, так как для лингвистического анализа речи действующих лиц особое значение имеет скрытый смысл, который позволяет судить о личности человека.

В заключительной части главы рассматривается вопрос о роли фоновой информации в процессе декодирования образа персонажа в художественном диалоге. Важное значение экстралингвистического знания в процессе восприятия устной и письменной речи отмечают такие лингвисты, как О.С. Ахманова, И.В. Арнольд, И.В. Гюббенет, В.С. Виноградов, Г.В. Колшанский. Для адекватного восприятия художественного произведения читателю необходима литературная компетенция, а также знания, которые находят свое отражение в категориях «фоновых знаний», «вертикального контекста», «прецедентности» и «интертекстуальности». Каждая из этих категорий имеет особое значение для формирования в сознании читателя адекватных образов персонажей, которые базируются на информации, полученной из художественного диалога.

Во второй главе проводится систематическое описание комплекса средств выражения внешних и внутренних параметров образа персонажа в художественном диалоге. Изучаются словесно-речевые средства на всех языковых уровнях (лексико-фразеологическом, морфосинтаксическом и фонографическом) и выделяются доминантные средства в характеристике каждой из сторон образа персонажа. Акцентируются контексты, при восприятии которых читателю необходимо обладать фоновыми знаниями для декодирования образа персонажа.

В результате проведенного исследования сделан вывод о том, что художественный диалог в современной прозе и драматургии достаточно полно и разносторонне отображает такие важные параметры образа персонажа, как его гендерная, национально-расовая, локальная и темпоральная характеристики, социальный статус, эмоциональное состояние в момент речи и отношения коммуникантов, черты характера персонажа. Внешний облик и возрастная характеристика героя тоже находят отражение в диалоге художественного произведения, но с меньшей полнотой охвата.

Информация о личности персонажа может содержаться в его собственной речи, в речи его собеседника и в речи других персонажей о нем, и выражается эксплицитными и имплицитными средствами. Одни и те же языковые средства могут содержать как эксплицитную, так и имплицитную информацию. Часто одно и то же словесно-речевое средство используется писателем для воплощения различных сторон образа персонажа.

В первом параграфе изучаются средства создания гендерной и возрастной характеристики персонажа. Описывая средства создания гендерной характеристики персонажа, мы разграничиваем пол как феномен биологический и гендер как феномен социокультурный. Под гендером понимается комплекс социокультурных напластований, сформировавшийся вокруг феномена пола.

1. Информация о поле персонажа создается в художественном диалоге, в первую очередь, с помощью имен собственных (Rachel Pixley, writing under the name Olivia Joules, is... [Fielding, Ol. Joules: 222]) и личных местоимений (She’s an agent and she’s willing to go [Fielding, Ol. Joules: 256]).

2. Употребление наименований лиц мужского и женского пола тоже является одним из основных средств, с помощью которого писатель передает информацию о поле коммуникантов или их гендерной принадлежности: We’re modern women, millenium women [Keyes, Last Chance Saloon: 226]. В художественном диалоге можно встретить следующие наименования: man, woman; boy, girl; father, mother; husband, wife; boyfriend, girlfriend; Mr, Mrs, Ms, madam, sir, mademoiselle и другие. Некоторые из указанных существительных могут использоваться писателем для создания ироничного тона: You Miss Goody Two-shoes [Hornby, How To Be Good: 15].

3. Нередко гендерная характеристика персонажа в художественном диалоге передается с помощью метафоры: Was Icequeen crying [Keyes, Last Chance Saloon: 318].

4. Важное значение для передачи гендерной характеристики персонажа имеют различные реалии, характерные только для мужчин или женщин: I’m just finding it a bit hard at the moment. What with my birthday and being a fat cow and my indelible lipstick not being indelible [Keyes, Last Chance Saloon: 104].

5. Часто в художественном диалоге по содержанию речи можно судить о том, кто говорит (мужчина или женщина), о ком говорит персонаж, кому адресована речь. Следующую фразу может произнести только женщина: I daresay one or two of these charming gentlemen would dance with me [Vincenzi, Smth. Dangerous: 26]. Наиболее часто в художественном диалоге встречаются такие характерные женские темы, как одежда, косметика, покупки, лишний вес, мужчины и другие: We need new shoes, we’ve danced all ours through [Vincenzi, Smth. Dangerous: 8]. Приводимое далее высказывание, очевидно, принадлежит мужчине: I’m finished as a Don Juan [1: 203]. Следующая реплика может быть адресована только женщине: Has Daddy tried to shag you yet [Holden, Bad Heir Day: 103].

Возрастная характеристика персонажа в художественном диалоге передается с помощью эксплицитного упоминания возраста, прилагательных со значением возраста, терминов родства, а также содержания высказывания.

1. Для создания возрастной характеристики используется, в первую очередь, эксплицитное упоминание возраста: In my thirty-one-year-old state, I’d probably never get another man! [Keyes, Last Chance Saloon: 12].

2. Нередко в диалоге употребляются прилагательные со значением возраста, по которым читатель может судить, принадлежит ли персонаж к молодому, среднему или старшему поколению: Marriage is a huge step for anyone – much less a kid like you and a screwed up middle-aged Casanova [Allen, Central Park West: 205].

3. Существительные со значением родства несут приблизительную информацию о возрасте. Во многих случаях можно лишь установить, что одни персонажи (родители) старше других (детей), но об их возрасте судить сложно: Mother, it’s not late. It’s absolutely on schedule [Vincenzi, Smth. Dangerous: 7].

4. Содержание высказывания может также передавать информацию о возрасте героев. В высказываниях героев встречается информация о профессии, работе, учебе в школе или институте, семейном положении: I want us to drink to our anniversary. We’ve been married for more bloody years than I can remember [Pinter, Celebration: 43]. Из примера понятно, что автор высказывания уже не молодой человек.

Во втором параграфе анализируются средства, с помощью которых создается национально-расовая, локальная и темпоральная характеристика героев.

Локальная характеристика персонажа в диалоге передается с помощью топонимов и названий различных организаций и учреждений.

1. С помощью топонима может быть получена как эксплицитная (Where are you from – England [Fielding, Ol. Joules: 40]), так и имплицитная информация. В следующем примере информация о месте жительства персонажей представлена имплицитно: Well, please excuse the inhabitants of 32 Webster Road if the irony is lost on us. We wake up with the angriest man in Holloway every day of our lives [Hornby, How To Be Good : 4]. The inhabitants of 32 Webster Road – это семья Карр, а the angriest man in Holloway – это Дэвид, который пишет колонку для местной газеты. Можно сделать вывод, что семья Карр проживает в Лондоне в доме № 32 по Уэбстер Роуд (Webster Road) в районе Холлоуэй (Holloway – район на севере Лондона). Для извлечения подобной информации читателю необходимы знания по географии и местной топонимике.

Можно выделить несколько категорий топонимов: 1) топонимы, называющие страну или город (Where you guys from – Ireland [Keyes, Angels: 427]); 2) топонимы, называющие улицы, районы города, или урбанонимы: How did you get here – Piccadilly line to Piccadilly Circus. Then Bakerloo line to Oxford Circus. Now I’m off to Hammersmith to see Tara. Piccadilly or District line [Keyes, Last Chance Saloon: 290-291]. В приведенном примере названия улиц Лондона указывают на то, что персонажи находятся именно в этом городе, хорошо знают его районы.

2. Значительную роль в локальной характеристике персонажей играют названия различных организаций, обществ, спортивных клубов, отелей, театров и так далее. Подобного рода информация является имплицитной и требует от читателя экстралингвистических знаний. Из следующих реплик понятно, что персонажи находятся в Лондоне, так как они обсуждают посещение известной лондонской картинной галереи: We could go to an art gallery. The Tate! [Keyes, Last Chance Saloon: 84]. В некоторых случаях из диалога можно узнать только страну, в которой пребывают персонажи: Met him at a BUPA check-up [9: 25]. BUPA – the British United Provident Association – Британская организация, предоставляющая частную медицинскую страховку. Из этого следует, что персонажи находятся в Великобритании.

По художественному диалогу можно судить о расовой и национальной принадлежности персонажа. Расовая принадлежность героя, как правило, передается с помощью прилагательных white и black: It’s tough on you white girls when you don’t get your way [Goldsmith, Pen Pals: 76]. В этом случае адресант является «белым», а говорящий персонаж, очевидно, чернокожий.

Национальная принадлежность персонажа может непосредственно называться в диалоге: You English have the most unusual tastes [Fielding, Cause Celeb: 134]. Имплицитная информация о национальности персонажа может быть передана с помощью диалектизмов: Nae idea. She’s nae too bright, ye know; Well, ye canna blame the old laird for wanting to make sure there’d be an heir [Holden, Bad Heir Day: 317]. В приведенных отрывках в речи героини встречаются яркие примеры шотландского диалекта, из чего можно сделать вывод, что она шотландка по происхождению. Nae означает no или not; ye - you; laird - lord. При прибавлении суффикса -na к глаголу образуется отрицательная форма – canna.

Темпоральная характеристика персонажей создается с помощью упоминания дат, исторических событий и различных реалий жизни.

1. Информация, передаваемая с помощью дат, в редких случаях бывает точной (If they got married in nineteen sixty-one and it’s now nineteen ninety-one [Keyes, Last Chance Saloon: 228]), в большинстве других – можно лишь установить, что описываемые события, происходят позднее упоминаемого года (In November 2001, your British security services berated us for delay [Fielding, Ol. Joules: 290]).

2. Нередко о положении персонажей во времени можно судить по историческим событиям, упоминаемым в их речи, как правило, в прошедшем времени. Действие произведения может происходить либо во время данных событий, либо позднее. В следующем примере речь идет о событиях, произошедших 7 декабря 1941 года, из чего можно сделать точный вывод о времени действия романа: Pearl Harbor was bombed by the Japanese half an hour ago [Steel, Lone Eagle: 90-91].

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»