WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

– динамика переходов в ту или иную область социального пространства и изменение скоростей этих переходов носят волновой, циклический характер и статистически измеряемы. Это позволяет проводить модельные эксперименты с трендами социальных процессов;

– на основе применяемых автором методологии и методов исследования выявлено, что волны скорости изменений ценностных ориентаций и жизненных планов когерентны волнам скоростей изменения социальной активности в предметно-институциональной структуре;

– волна управленческих решений, как показывают данные исследований за сорок лет, асинхронна волне скоростей изменения социальной активности, что нарушает эволюционный характер развития.

Научно-теоретическая значимость результатов исследования.

Получение общей динамической картины пространственно-временной структуры социальной активности позволяет разрабатывать методологические принципы и методический инструментарий мониторинга количественно-качественных изменений для решения как научных, так и прикладных управленческих задач.

Практическое значение результатов исследования.

Построение модели развития социальной активности через анализ информационного взаимодействия даёт возможность проведения экспериментов типа «ex–post–facto» на основе баз данных оперативных социологических исследований, что способствует достижению социальной обоснованности управленческих решений. Результаты исследования могут быть использованы при подготовке программ исследования всех видов активности: экономической, политической, трудовой, а также при чтении курсов «Методология и методы социологических исследований», «Социология СМИ», «Социология города», и т.п.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования апробированы в следующих формах:

- опубликованы четыре монографии, статьи в научных журналах и сборниках, учебно-методические пособия объемом 123 п.л.:

- результаты исследований, выводы и положения работы представлялись на научно-практической конференции «Основные итоги изучения эффективности деятельности средств массовой информации в условиях среднего промышленного города (по материалам исследования, проведенного в г. Таганроге)» (Москва, май 1975); на Всесоюзном симпозиуме по демографическим проблемам семьи (Ереван, октябрь 1975); на Всесоюзной научной конференции «Развитие социальной структуры советского общества» (Таллин, октябрь 1981); на презентации социологического проекта «Семейное благосостояние, уровень, образ и качество жизни. Четверть века из жизни населения России (Таганрогские исследования)» (Таганрог, май 1992); на II Всероссийском социологическом конгрессе: «Российское общество и социология в ХХI веке: социальные вызовы и альтернативы» (Москва, октябрь 2003); на VI Международном конгрессе Евразийского Телефорума по проблемам формирования установок толерантности (Москва, октябрь 2003); на I международной конференции проекта «Российское общество: потребление, коммуникация и принятие решений» (Москва, октябрь 2006); на III Социологическом конгрессе: «Социология и общество: пути взаимодействия» (Москва, октябрь 2008).

Результаты диссертационного исследования использовались в учебном процессе при преподавании курсов «Политический маркетинг» в РГГУ, «Вторичный анализ и принципы системного моделирования социума» в ГУГН, в учебно-методическом пособии «Использование информации социологических исследований для моделирования социального целого. Некоторые принципы построения экспертной системы проверки логических выводов» для магистров Института социологического образования при Институте социологии РАН.

Методики автора успешно применялись в ряде исследований Государственного учреждения Республиканский исследовательский научно-консультационный центр экспертизы (ГУ РИНКЦЭ) Министерства промышленности, науки и технологий Российской федерации. Автор является государственным экспертом научно-технической сферы, его модели послужили основанием для 25-процентной переписи жилья с целью решения жилищной проблемы во время Всесоюзной переписи населения 1989 г.

Диссертация обсуждалась на социологическом факультете РГГУ и на кафедре маркетинга и рекламы Института экономики, управления и права РГГУ.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, четырёх глав, включающих 16 параграфов, заключения, библиографии и трёх приложений.

II. Основное содержание работы.

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, рассматривается степень её научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, цели и задачи диссертации, указываются теоретические и методологические основы исследования, формулируется рабочая гипотеза, раскрывается научная новизна, теоретическое и практическое значение работы, формы апробации материалов диссертации.

В главе 1 - «Методология измерения социальной активности» подчеркивается, что, несмотря на фундаментальные научные посылки изучения названного феномена, процесс его моделирования конкретно фиксируемыми актами деятельности людей затруднителен. Он осложнён, вопервых, стихийным характером производства социологического знания в целом, вовторых, фрагментарным характером исследований, в том числе и крупных социологических проектов, наконец, втретьих, отсутствием заинтересованности управленческих структур в получении объективной, научной картины реальной динамики поведения общественной системы.

В основе применяемого в работе подхода лежит фундаментальная философская предпосылка, утверждающая, что пространство и время есть объективно данные, атрибутивные формы существования вечно движущейся материи. Как таковые они детерминируют реализацию любых проявлений этого движения, в том числе и социальных. Последние имеют моментом своего развития внутреннее смысловое отражение внешних предметных форм развития. Соответственно, макро– и микро–движения социальной системы происходят как метаморфоза «деятельность – сознание – деятельность», реализуемая в срезе «общество – личность – общество».

Предполагается, что относительная величина времени, общественно необходимого для воспроизводства социума в одном цикле его качественной определённости, – константна. Самый сложный методологический вопрос – верификация «качественной определённости», а также циклов прихода системы в это состояние. В целом, качественную определённость характеризуют промежутки «времени, в течение которых явление остаётся себе тождественным»7

7. В работе в ходе эмпирических исследований проясняется смысловая составляющая этого понятия для нашего общества.

Выбор времени как меры макро-движений социальной системы применялся ранее: «уже у Рикардо […] исчезает самостоятельная вещественная форма богатства, и оно просто выступает скорее как деятельность людей […], как постоянно исчезающее и постоянно вновь создаваемое объективирование человеческого труда. Всякое вещественно прочное богатство есть лишь мимолетное овеществление этого общественного труда, кристаллизация процесса производства, мерой которого является время – мера самого движения»8

8.

Именно этот подход был применен для эмпирического измерения социальной активности на социетальном уровне. Оригинальность подхода к использованию понятия времени (как детерминанты социальной активности или движения в социологическом плане) в данной работе состоит в следующем.

Воспроизводство общества в целом происходит в неразрывном единстве развития его наиболее крупных четырёх подсистем, взаимообусловленность которых покоится на отношениях собственности на средства производства и формах обмена результатами человеческой активности. Эти четыре подсистемы, существующие раздельно лишь «в снятом виде», – материальное производство, воспроизводство населения, производство форм общения, духовное производство9

9. Однако институциональная структура, «по уровням и этажам которой объективно «растекается» человеческая деятельность, её предметно закрепляемые общественные силы»1

100, представляющие эти подсистемы, в процессе обмена фиксируется как своего рода кристаллическая решетка социальной активности. Отсюда и возникает подход к измерению социальной активности населения.

Объективно обмен деятельностями в указанных выше смыслах происходит как обмен временем затрат в производстве и присвоении тех свойств индивидов, которые объективированы в общественных «предметах». Мы не можем по сути социальных явлений присвоить что бы то ни было, кроме времени другого человека, «сгущённого» в определённые свойства предмета, через время присвоения этих свойств. Здесь находится главная методологическая посылка нашего подхода. Активность обмена, протекающего в предметно-институциональной (вещной) среде, может фиксироваться числом освоенных людьми элементов этой среды. Априори ясно: в процессе исторического развития (в т.ч. разделения труда) абсолютные величины количества населения (субъекта социальной активности) и всей массы коллективной человеческой деятельности возрастают. Однако относительная величина общественно необходимого времени должна быть постоянна. Определённо говорят об этом и циклы марксовой теории и кондратьевские «большие волны». При этом, если абсолютная величина есть выражение степени свободы, то относительная выражает одновременно стабильность и детерминанту смены форм развития системы: стационарность и динамику одновременно.

Определенный ракурс этой относительной величины получается и из отношения абсолютной величины общественно (для коллективного воспроизводства жизни) необходимого времени ко всему наличествующему населению – субъекту активности. И так как деятельность, носящая предметный характер, закреплённый в общественных формах, протекает в физическом пространстве и времени, то отношение всей массы актов человеческой деятельности в цикле качественной определённости социума к наличествующему населению должно быть также константно. Это отношение лимитирует распределения субъекта активности по её существующим социальным формам.

Отсюда следует: распределение населения по формам жизнедеятельности в целом и в каждой из указанных выше подсистем должно во взятый ограничено дискретный момент исторического времени приближаться к нормальному распределению. Именно здесь можно и должно эмпирическим путем получить косвенный показатель наличия и постоянства относительной величины общественно необходимого времени.

Смена форм жизни идёт за счёт редукции и свёртывания тех её форм, которые исчерпали свое положительное содержание в процессе обмена результатами человеческой деятельности. Разряжённые области социального взаимодействия заполняются вновь возникающими формами активности. Только при таком, количественном, подходе к показателям социальной активности возможна процедура её измерения, а отсюда и рассмотрения движения конкретных качественных форм исследуемого феномена.

Дифференциация этих форм социальной активности населения детерминирована: во-первых, эффективностью функционирования в определенных ареалах социума механизмов присвоения результатов труда, во-вторых, устойчивостью проекций из культуры заданных объективно норм общественных потребностей в снятии свойств личности.

В силу единства элементов «деятельность – сознание» и «общество – личность» формы социального существования предоставляют объективные возможности для реализации социальной активности людей и смысловых полей их деятельности. Сама социальная активность измеряется количеством форм предметноинституциональной среды, в которой развертываются отдельные акты потребления и производства. Она фиксируется в виде выделенных в исследовании форм социальной активности как на институциональном (формы жизнедеятельности), так и на «вещном» (отдельные продукты разнообразных видов труда) уровнях. Обмен свойствами личностей носит конкретно-предметный характер. Отсюда следует, что его (обмена) объём, масса, плотность и интенсивность в институциональной социальной среде могут быть измеряемы (числом форм, продуктов, актов социально заданной активности людей). В определённом смысле интенсивность этого обмена (предметного взаимодействия) и есть фиксируемая в исследовании социальная активность.

Плотность массы актов такого обмена (число которых и измеряет социальную активность) зависит:

– от масштаба и свойств социального пространства – полей фундаментальных общностей, на которых разворачивается индивидуальная жизнь (семья, производственный коллектив, территориально–производственная агломерация, нация, государственность, общество в целом),

– от социальных регуляторов механизмов обмена результатов человеческой активности на этих полях (формы собственности, уровень развития производительных сил, архетипы и нормы управления и идеологий и т.п.).

Дифференциация на типы социальной активности в указанных полях дает возможность построить количественно параметрированные социальные карты трендов общественных изменений, увидеть формы, которые получат развитие в зонах разряжения плотности социальных полей. Она же даст возможность выявлять дисбаланс обмена результатами труда по активности их присвоения в разных сферах жизни, а также между разными общностями и зонами вторичного перераспределения материальных благ.

Действие не может быть успешным без знания эффекта его исходных посылок, опредмеченных в итогах реализации различных форм и типов социальной активности. Отсюда возникает необходимость измерения предметных форм информированности об эффективности социальных механизмов обмена результатами труда в обществе, анализа связи информированности и активности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»