WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

Отмечая практическую сложность создания системы контроля за процессом выборов с использованием информационных систем, следует сказать, что проблема ответственности технических специалистов за возможные фальсификации в избирательном процессе обусловлена трудностями установления и процессуального закрепления фактов нарушений в данной области, то есть с доказательной (документальной) базой, необходимой для привлечения виновных лиц к ответственности. В этих условиях возможным способом разрешения вопроса об ответственности указанных субъектов признается легализация правового статуса специалистов либо руководителей технических служб, обслуживающих избирательных процесс посредством их включения в состав избирательных комиссий.

Внедрение электронного способа голосования и подсчета голосов сопряжено не столько с юридическими вопросами, сколько проблемами разрешения сопутствующих технологических (технических) задач гарантирования «беспристрастности» функционирования информационных систем, поскольку информационные технологии позволяют с минимальными усилиями, но в значительных масштабах влиять на результаты электоральных процессов. Поэтому применение информационных систем рассматривается нами в качестве перспективного направления совершенствования избирательного процесса лишь на стадии ведения государственного реестра избирателей и заключительных стадиях подведения итогов выборов.

В результате конституционной реформы 2007 года претерпели значительные изменения процедуры формирования Мажилиса Парламента РК, был осуществлен переход от смешанной (мажоритарно-пропорциональной) системы к пропорциональной системе выборов, кроме того, часть депутатов Мажилиса стала избираться органом национального представительства при Президенте РК - Ассамблей народа Казахстана.

Учитывая опыт выборов 2007 года, его итоги, выразившиеся в монопартийном составе Мажилиса, считаем, что необходимо либо возвратиться к смешанной избирательной системе формирования Палаты либо предпринять меры по усовершенствованию существующей модели выборов.

С точки зрения сохранения демократических основ формирования Парламента, на наш взгляд, следовало бы некоторую часть Мажилиса избирать по одномандатным избирательным округам на основе широкого социального представительства. В этом случае удалось бы не только обеспечить интересы гармоничного развития политической системы за счет использования потенциала политических сил и различных сегментов гражданского общества, но и сохранить принцип прямого участия населения в выборах Парламента, гарантировать право гражданина быть избранным в высший представительный орган власти вне зависимости от его политических предпочтений (статуса).

Электоральный опыт 2007 года выявил «слабые» стороны пропорциональной системы выборов Мажилиса, которые требуют безусловной коррекции. В этих целях автором обосновывается необходимость учета интересов регионального представительства при составлении партийных списков и распределении депутатских мандатов после выборов, регламентации процессуальных форм осуществления отзыва депутатов, их отчетности. Предлагаются меры, направленные на совершенствование процедур избрания депутатов Мажилиса Ассамблеей народа Казахстана, а именно по уточнению правовых основ процедуры выдвижения кандидатов, ставится вопрос об увеличении представительства данного органа в Мажилисе Парламента РК.

Параграф 3.4. «Конституционное производство в рамках правоприменительной деятельности Конституционного Совета Республики Казахстан»

Наличие процессуальных производств в конституционно-правовой сфере является, с одной стороны, отражением общих закономерностей развития правоприменительного процесса, с другой, выражением объективной практической потребности специализации уполномоченных государственных органов, разрешающих различные правовые ситуации.

Конституционное производство как совокупность процессуальных действий, направленных на разрешение конкретных правовых ситуаций, сложно отграничить от вопросов материального содержания, составляющих суть возникающих правоотношений, что вполне объяснимо единой материально-процессуальной природой юридического процесса. Вместе с тем, очевидно, что к конституционному производству мы не можем отнести процедуры формирования органа конституционного контроля или процедуры рассмотрения вопроса о приостановлении либо прекращении полномочий председателя или членов органа конституционного контроля, поскольку в указанных случаях речь идет об организационно-правовых предпосылках (условиях) осуществления конституционного производства.

Рассмотрев составные части предмета конституционного производства и субъектный состав его участников, полагаем возможным высказать некоторые суждения, касающиеся совершенствования правовой регламентации правомочий Конституционного Совета и оптимизации процессуальных форм их реализации.

В целях практической реализации правомочий субъектов конституционно-правовых отношений по оспариванию результатов выборов и республиканского референдума необходимо наделить правом обращения в Конституционный Совет кандидатов в Президенты, кандидатов в депутаты Мажилиса, кандидатов в депутаты Сената, политические партии. Одновременно следует конкретизировать конституционные формулировки «правильность проведения выборов» и «правильность проведения референдумов», указав, что Конституционный Совет правомочен рассматривать споры с позиции соблюдения конституционных процедур и процедур, регламентируемых иными нормативно-правовыми актами.

Анализ практики конституционного контроля за принимаемыми законами и ратифицируемыми международными договорами свидетельствует о том, что правовые основы осуществления Конституционным Советом данной функции нуждаются в изменениях. Необходимо установить возможность последующего (после принятия), безусловного (вне судебных процедур) рассмотрения указанных актов на предмет соответствия конституционным нормам. Одновременно, на наш взгляд, следует решить вопрос об обеспечении конституционности указов, имеющих силу, обычных и конституционных законов, принимаемых Президентом, а также законов, принимаемых посредством республиканского референдума. Имеет смысл установить обязательность проверки конституционности законов, вносящих изменения и дополнения в Конституцию, причем не только на предмет соблюдения ограничений, установленных для конституционных поправок (неизменность унитарности, территориальной целостности государства и президентской формы правления), но и с точки зрения соблюдения конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В результате конституционной реформы 2007 года Конституционный Совет РК обрел право рассматривать на соответствие Конституции принятые Парламентом и его Палатами постановления, то есть контроль носит последующий характер и распространяется на все без исключения постановления Парламента и его Палат.

Конституционный контроль, полагаем, должен действовать в отношении только нормативных актов, принимаемых Парламентом и объектом конституционного контроля должны быть, прежде всего, Регламенты Парламента и его Палат. Конституционный контроль не должен распространяться на ненормативные по своей юридической природе акты, которыми решаются различные «повседневные» вопросы организации и деятельности Парламента, иначе говоря, происходит процесс реализации его полномочий. Поскольку в этом случае логично говорить о тотальной подконтрольности Парламента и возникает вопрос об адекватной постановке на конституционный контроль правоприменительной деятельности (правоприменительных актов) других субъектов власти, скажем Президента и Правительства.

Мы склоняемся к идее установления конституционного контроля только за Регламентами Парламента и его Палат, поскольку если обеспечить их конституционность, вопрос проверки конституционности правоприменительных актов - постановлений, которыми сопровождаются различные парламентские процедуры, отпадает. К тому же, если следовать нормам о правомочии Конституционного Совета контролировать все без исключения постановления Парламента и его Палат, возникает закономерный вопрос о практических возможностях проверки процессуальных по характеру постановлений Парламента на соответствие немногочисленным нормам Конституции (а не нормам Регламентов), посвященным парламентским процедурам. Наиболее важной, на наш взгляд, является проблема обеспечения конституционности регламентного нормотворчества, осуществляемого Парламентом, поскольку в этом случае, как показывает практика, не исключается вероятность с помощью определения процессуальных форм организации и деятельности Парламента, выйти за грань конституционных положений о его компетенции.

Анализ принятых Конституционным Советом нормативных постановлений свидетельствует, что в числе оснований применения процедуры толкования Конституции лежат не только погрешности восприятия текста Конституции и противоречия правоприменения, а нередко и такие факторы, как пробелы законов в области регулирования конституционно-правовых процессуальных отношений, противоречия в определении их условий, а также, дефектность принципов отраслевого правоприменения.

Рассмотрение правовых основ осуществления Конституционным Советом деятельности по проверке соблюдения конституционных процедур при решении вопроса о досрочном освобождении от должности и отрешении от должности Президента показало, что в этой сфере конституционного контроля имеется достаточно проблемных вопросов, обусловленных наличием правовых пробелов в регламентации соответствующих процедур.

Правовая база института освобождения и отрешения от должности Президента нуждается в детализации, в этих целях, на наш взгляд, целесообразно было бы внести некоторые уточнения, прежде всего, в Конституцию, а затем уже в производные от него нормативные акты.

По процедуре досрочного освобождения от должности Президента при устойчивой неспособности осуществлять свои обязанности по болезни следует определить: инициаторов процедуры; порядок образования Парламентом комиссии; принципы отбора в комиссию специалистов медицины; порядок работы комиссии и требования, предъявляемые к ее заключению; процессуальные основания рассмотрения данного вопроса Конституционным Советом; содержание его заключения; предельные сроки по всем действиям участников процедуры.

По процедуре отрешения от должности Президента необходимо первоначально определиться, в чем заключается иммунитет Президента. Если совершение Президентом государственной измены влечет конституционно-правовое наказание в виде досрочного освобождения от должности, возникают вопросы о возможности его привлечения в последующем к уголовно-правовой ответственности, а также об уголовном преследовании «на общих основаниях» в случае совершения им других по составу уголовных преступлений.

Для окончательного решения Парламентом вопроса об импичменте Президента необходимо заключение Конституционного Совета о соблюдении установленных конституционных процедур. В Конституции не уточняется, что следует понимать под конституционными процедурами, полагаем, что речь идет о процедурах, предусмотренных в тексте Конституции. В настоящее время объем таких конституционных процедур минимален, предельные сроки их поэтапного осуществления не определены, к тому же, некоторые вопросы процедуры отрешения от должности требуют предварительного уяснения, поэтому вероятность, с точки зрения имеющегося процессуального механизма реализации данного вида конституционно-правовой ответственности невелика. Вместе с тем полагаем, что в интересах дальнейшего совершенствования правовой регламентации конституционного контроля в анализируемой сфере можно предложить: конкретизировать субъект обращения по вопросу подготовки Конституционным Советом соответствующего заключения; предусмотреть обязательность и сроки предоставления исходных для дачи заключения процессуальных документов, определив их перечень; предусмотреть оптимальные сроки обращения в Конституционный Совет и сроки подготовки заключения, учитывая установленную Конституцией двухмесячную длительность процедуры импичмента.

По признанию некоторых казахстанских ученых, процедура отрешения от должности Президента РК «настолько усложнена, что о реальности ее осуществления говорить не приходится»17. На наш взгляд, проблема заключается не столько в сложности процедур, сколько в их слабой (недостаточно четкой и полной) правовой регламентации. Кроме того, не следует забывать, что конституционно-правовая ответственность имеет ярко выраженную политическую «окраску», отличающую ее от других видов правовой ответственности, что, как свидетельствует имеющийся зарубежный конституционно-правовой опыт, не гарантирует ее обязательную реализацию. В мировой практике были единичные случаи попыток применения данного вида конституционно-правовой ответственности, еще меньше - ее реализации. Это, как нам думается, закономерное явление, поскольку статус высшего должностного лица государства чрезвычайно высок и провозглашение возможности привлечения к ответственности президента в большей степени имеет превентивное значение, оно призвано «дисциплинировать» его, упреждая совершение им не только предусмотренных конституционными нормами преступлений, но и любых неблаговидных поступков. Одновременно наличие института отрешения от должности президента, в какой бы то ни было форме, позитивно характеризует государство, подчеркивая демократизм его политического и правового режимов.

В сфере конституционного контроля за законами и другими нормативными актами по обращениям судов, на наш взгляд, имеется ряд нерешенных вопросов. Суды не вправе применять законы и иные нормативные правовые акты, ущемляющие конституционные права и свободы человека и гражданина, но как быть с другими государственными органами, не обладающими правом обращения в Конституционный Совет, которые в ходе правоприменения могут выявить неконституционные положения нормативно-правовых актов. Полагаем, что усилению эффективности конституционного контроля будет способствовать расширение границ правоприменения, в которых могут быть выявлены законы и другие нормативные правовые акты, не только ущемляющие конституционные права и свободы граждан, но и являющиеся неконституционными по иным параметрам, а также включение в число субъектов обращения органов прокуратуры (Генерального прокурора РК). Последнее предложение обосновывается исходя из отсутствия практики реализации органами прокуратуры правомочия по опротестованию законов, противоречащих Конституции в условиях имеющегося процессуального механизма его осуществления.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»