WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

Предметом рассмотрения в порядке конституционной инициативы могут быть только вопросы внесения изменений и дополнений в действующую Конституцию, на это указывает отсутствие правовых положений о возможности принятия (новой) Конституции в тексте ныне действующей Конституции РК. С одной стороны, это позитивный фактор, ибо такого рода «умолчание» не только о конкретных процедурах принятия Конституции, но и о самой возможности (или праве) принятия Конституции можно расценивать как попытку предотвращения глобальной конституционной реформы, требующей принципиального обновления всей правовой базы функционирования государства, своеобразного метода обеспечения принципа стабильности Конституции. С другой стороны, обнаруживается явное противоречие между Конституцией РК и Конституционным законом РК «О республиканском референдуме» в части предмета конституционного процесса, которое, на наш взгляд, нуждается в безусловном устранении. Если в Конституции говорится о внесении изменений и дополнений в нее посредством республиканского референдума, то в Конституционном законе «О республиканском референдуме» речь идет о проведении референдума как по вопросам внесения в Конституцию изменений и дополнений, так и принятия Конституции в целом. Выход из данной коллизионной ситуации видится во внесении в Конституцию РК дополнений о том, что возможно принятие новой Конституции, в конституционной регламентации способов принятия новой Конституции, в том числе посредством всенародного (республиканского) референдума.

В обязательной законодательной регламентации нуждаются процедуры разработки проекта новой Конституции, которые в настоящее время находятся вне «правового поля». Это необходимо сделать не только из практических соображений, ибо с точки зрения политической стабильности урегулированный конституционный процесс предпочтительнее, чем его осуществление посредством волевых решений властных структур, но и исходя из провозглашаемых принципов правового государства. Иной вариант решения указанной проблемы - путем исключения из сферы применения референдума вопросов принятия Конституции, представляется неприемлемым, поскольку предыдущий опыт конституционного развития суверенного Казахстана свидетельствует о том, что нельзя отрицать возможности в будущем кардинального пересмотра Конституции. К тому же в условиях правового государства или стремления к достижению такой цели наличие правового пробела в такой важной сфере общественных отношений не вполне логично.

Процессуальный механизм подготовки проектов кардинальных и частичных конституционных реформ отличен от общего порядка законотворчества. Как показывает конституционная практика суверенного Казахстана (опыт принятия Конституций 1993 и 1995 годов) для разработки проекта Конституции, как правило, создается специальная конституционная комиссия, а для подготовки законопроекта о внесении в нее изменений и дополнений специальная рабочая группа, формируемая по волеизъявлению и на основании распоряжения главы государства. В данном многосложном процессе принимает участие множество субъектов, в их числе представители различных государственных органов и их аппаратов, депутаты Парламента, представители научно-исследовательских учреждений, общественных организаций, ученые, практики и другие лица. В каждом конкретном случае содержание, сроки и другие организационные условия проведения подготовительных мероприятий по осуществлению конституционной реформы сугубо индивидуальны, что обусловлено принадлежностью права конституционной инициативы и особой значимостью конституционных реформ для развития правовой системы государства. Тем не менее, основные стадии конституционного процесса (в части подготовки принятия новой Конституции и внесения в нее последующих поправок) следовало бы определить хотя бы в общих чертах. Отсутствие правовой регламентации процессуальных аспектов разработки проекта Конституции нежелательно по многим причинам, одной из которых является возложение ответственности за данный процесс на одного субъекта государственной власти, который вынужден, полагаясь на имеющийся конституционный опыт, собственное видение вопроса, интеллектуальные ресурсы вспомогательного аппарата, устанавливать однократные правила процедуры. Восполнить указанный пробел можно за счет включения специального раздела в Закон РК «О нормативных правовых актах» либо посредством отдельной правовой регламентации в виде конституционного закона.

Процессуальные средства гарантирования стабильности Конституции различны, как показывает конституционная практика зарубежных стран, она нередко обеспечивается установлением прямых запретов на изменение конституционной нормы либо особого порядка (усложненных процедур) внесения изменений в отдельные структурные части или нормы конституции. Сохранение демократических устоев и базисных принципов функционирования государства является особо значимым вопросом и для Казахстана, поскольку в современных условиях правовой процедуры осуществления конституционных реформ следует полагаться в значительной степени на конституционное правосознание (правопонимание) главы государства, компетентность должностных лиц его вспомогательного аппарата, которые не имеют «права на ошибки». С этой позиции и с точки зрения демократичности процедуры, представляется возможным предусмотреть принятие изменений и дополнений в Конституцию РК только посредством республиканского референдума в части норм, устанавливающих основы конституционного строя Казахстана, а также определяющих конституционный статус человека и гражданина. Причем, на наш взгляд, речь должна идти не только о двух соответствующих разделах Конституции РК – «Общие положения» и «Человек и гражданин», но и о нормах других разделов, и, в частности, определяющих способы (процессуальные условия) реализации политических прав и свобод граждан Казахстана. Что касается «стабилизации», признания незыблемыми самих процедур конституционных реформ, то этот вопрос для казахстанской правовой действительности преждевременный, ибо вначале необходимо разрешить задачу устранения конституционных пробелов и неточностей (полного и точного закрепления конституционными нормами используемых на практике процедур), а также противоречий между Конституцией и Конституционным законом «О республиканском референдуме», а затем устанавливать юридические гарантии стабильности конституции посредством неизменеямости соответствующих ее положений или установления особого порядка пересмотра ее норм.

Сопоставительный анализ норм Конституции и Конституционного закона «О республиканском референдуме» показывает наличие явного несоответствия в определении инициаторов конституционного референдума. Если в Конституции РК исключается право граждан инициировать конституционные изменения посредством референдума, то в Конституционном законе о референдуме, напротив, установлено, что инициатива назначения референдума принадлежит не менее, чем двумстам тысячам граждан (причем не только по конституционным поправкам, но и по принятию новой конституции). Следуя принципу примата норм Конституции, можно заключить, что народная инициатива в вопросах конституционных реформ не допускается. В таком случае актуализируется вопрос о конституционности Закона о референдуме в части определения инициаторов референдума. С точки зрения правил законодательной техники необходимо было бы изначально, при принятии Конституционного закона, включить в него оговорку о том, что народная инициатива республиканского референдума не распространяется на вопросы принятия Конституции, а также внесения изменений и дополнений в Конституцию. Безусловно, что это означало бы сужение демократических основ осуществления конституционного процесса, но по формальным признакам было бы юридически верным.

Следующим проблемным моментом процедуры конституционного референдума является предмет голосования. Иначе говоря, не решен вопрос о том, вправе ли народ представить собственный проект конституционной реформы в виде конкретных правовых актов. Реализация права инициативы республиканского референдума по вопросам конституционного процесса, как нам думается, заключается не только в предложении провести референдум по пересмотру Конституции, но и в предоставлении конкретных текстов проекта новой Конституции либо законопроектов о внесении изменений и дополнений в действующую Конституцию. Однако данный вопрос Конституционным законом «О республиканском референдуме» не регламентируется, на этот счет в нем содержится лишь положение об опубликовании проектов Конституции и законов. Таким образом, мы приходим к выводу, что референдум по конституционным изменениям рассматривается все же в качестве способа легитимации проектов соответствующих нормативных актов, подготовленных иными, кроме граждан Республики, инициаторами референдума: Президентом, Парламентом, Правительством. Однако процедуры разработки и представления проектов Конституции либо законов о внесении изменений и дополнений в Конституцию другими (кроме граждан) субъектами конституционно-правовым законодательством также не определяются.

Что касается установленного Конституционным законом «О республиканском референдуме» порядка опубликования текстов проектов Конституции и законов, следует сказать, что отсутствие указаний об обязательности и конкретных сроках опубликования текстов проектов Конституции и законов о внесении в нее изменений и дополнений свидетельствует, с одной стороны, о факультативности данной процедуры, но одновременно означает, что публикация в средствах массовой информации представленных проектов имеет сугубо информативный характер и не предназначена для предварительного общественного обсуждения. Таким образом, если следовать содержанию Закона о референдуме, инициатива проведения республиканского референдума не равнозначна конституционной инициативе, то есть инициативе внесения проекта Конституции или соответствующего законопроекта. Референдум в Казахстане рассматривается лишь в качестве заключительной стадии конституционного процесса - стадии утверждения проекта Конституции либо законопроекта о поправках в Конституцию.

Исследуя проблемные вопросы правовой регламентации и реализации права референдумной инициативы по вопросам конституционного реформирования, полагаем: для того чтобы данный институт нашел реальное воплощение в казахстанской конституционной практике, нужны существенные коррективы конституционных и законодательных основ механизма его осуществления. С позиции обеспечения оптимального сочетания коллегиальности и единоначалия в управлении государством, максимального учета интересов населения при осуществлении государственной власти, автор склоняется к идее использования республиканского референдума в качестве последующего механизма закрепления легитимности решений Парламента о принятии Конституции либо внесении конституционных поправок.

При рассмотрении процедур участия Парламента в конституционном процессе в диссертации обращено внимание на то, что решение вопроса об изменениях и дополнениях в Конституцию осуществляется Парламентом РК в организационно-правовых формах, присущих для «обычного» законодательного процесса с соблюдением двух процессуальных условий: обязательность двух чтений и принятие закона двумя третями голосов депутатов каждой из палат. И здесь возникает вопрос о соотносимости права конституционной и законодательной инициативы, который не нашел отражения в законодательстве. Для уточнения правомочий Парламента в этой стадии конституционного процесса и, исходя из конституционной практики, необходимо внести коррективы в норму Конституцию РК (п.1 ст.61), уточнив, что право законодательной инициативы, принадлежащее Парламенту не равнозначно конституционной инициативе. Иначе говоря, депутаты Парламента не вправе инициировать законопроект о внесении изменении и дополнений в Конституцию.

Следующий вопрос касается порядка рассмотрения законопроекта Парламентом, который, если следовать (общему) Регламенту Парламента, определяется Президентом РК. На наш взгляд, это один из ярких примеров самоограничения власти, поскольку с формальной точки зрения Парламент вправе самостоятельно определять процедуры своей деятельности, в том числе указанным образом, более того, в отдельных, установленных Конституцией, случаях Парламент может передать свои функции Президенту. Поскольку порядок рассмотрения в Парламенте предложений Президента устанавливается Президентом, то из этого следует, что «обычные» этапы и процедуры рассмотрения законопроектов не применимы в отношении законопроектов об изменениях и дополнениях, вносимых в Конституцию. В таком случае закономерно ожидать от Президента нормативный акт, в котором подробно регламентировались бы процедуры рассмотрения указанных законопроектов, потому как разовое определение особенностей парламентских процедур в отношении отдельно взятого законопроекта о конституционных поправках представляется нам недостаточным.

Имея разработанный законопроект о конституционных поправках, Парламент не вправе принять его, он должен обратиться к Президенту с инициативой о назначении референдума, оформленной в виде соответствующего постановления Парламента. Обращает на себя внимание то, что ни в Конституционном законе о референдуме, ни в Конституционном законе о Парламенте не определены обязательность представления Президенту законопроекта (о предлагаемых Парламентом изменениях и дополнениях в конституцию), а также предельные сроки рассмотрения инициативы. В процессуальном отношении это, на наш взгляд, особо важные вопросы, ибо трудно представить себе беспредметное обращение депутатов Парламента к Президенту и бессрочность рассмотрения данного вопроса главой государства.

Процедура преодоления Парламентом возражений Президента посредством принятия закона о конституционных изменениях вслед за получением отказа в проведении референдума представляется нам излишней, поскольку в силу жестких условий и множественности этапов такого способа осуществления конституционной реформы шансы на принятие закона в парламентском варианте чрезвычайно малы. Необходимо набрать четыре пятых голосов депутатов каждой из Палат Парламента, получить одобрение (подпись) Президента. Решение же Президента об отказе в подписи и передаче закона на республиканский референдум возвращает Парламент в исходное положение и означает, что все его предыдущие процессуальные действия были направлены на «пробивание» позитивного решения вопроса о проведении референдума. Думается, что практически указанные процедуры принятия Парламентом конституционных изменений вряд ли будут востребованы. И в целях обеспечения действенного механизма реализации правомочий Парламента в конституционном процессе целесообразно было бы из него исключить заключительную стадию передачи принятого Парламентом закона на референдум, предусмотрев общие на всех этапах процессуальные условия принятия закона о внесении изменений и дополнений в Конституцию в части необходимого количества голосов депутатов Парламента,

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»