WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
Астана, Институт законодательства РК и Министерство юстиции РК, 2007); международной научно-практической конференции «Парламентаризм в Казахстане: состояние и перспективы развития» (г. Астана, Парламент РК, 2007); международной научной конференции «Конституция и экономическое развитие: проблемы России и опыт зарубежных стран» (г. Санкт-Петербург, 2008).

Структура и объем диссертации

Работа состоит из введения, трех глав, структурированных в параграфы, а также заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Глава 1. «Конституционный процесс как разновидность юридического процесса»

Интенсивное развитие законодательства, расширение сфер правового регулирования общественных отношений явились первопричиной постепенной эволюции взглядов на сущность юридического процесса, что выразилось в формировании нового подхода к характеристике юридического процесса, выходящего за рамки юрисдикционной сферы правового регулирования. Возникла теория общего юридического процесса, трактующая все процессуальные формы проявления государственной деятельности вне зависимости от отраслевой структуры юридическим (правовым) процессом, нашедшая системное и развернутое изложение в фундаментальных теоретических исследованиях В.М. Горшенева, П.Е. Недбайло и других ученых11.

Рассматривая вклад ученых-государствоведов (А.И. Кима, В.С. Основина и В.О. Лучина) в становление и развитие теории юридического процесса, диссертант особо отмечает, что полемика по теоретическим вопросам юридического процесса (понятие юридического процесса, охранительный и регулятивный аспекты правоприменения, критерии разграничения материального и процессуального в правовом регулировании и др.) продолжается в исследованиях последних лет, однако она не носит былого острого характера, поскольку произошли существенные изменения в правовой действительности, объективно обусловленные кардинальными общественно-политическими реформами, что повлекло необходимость пересмотра взглядов на многие правовые явления с точки зрения современных законодательства и практики правоприменения. На первый план вышли задачи повышения эффективности практического правоприменения, поиска оптимальных способов правового регулирования процессуальных форм правоприменительной деятельности с учетом современных динамичных условий функционирования правовых систем, что отнюдь не исключает необходимости дальнейшего исследования теоретических и правовых проблем юридического процесса, его отраслевой специфики.

Обоснование существования конституционного процесса как отраслевой разновидности юридического процесса потребовало обращения к анализу его основных признаков. Отмечая, что главным определяющим признаком юридического процесса признается наличие юридического дела, автор констатирует, что для охранительной сферы государственной деятельности данный признак является наиболее существенным, причем в качестве юридического дела в этом случае обычно выступает либо спор о праве, либо факт совершения правонарушения. Тем не менее, для регулятивной сферы государственной деятельности, в которых «организаторами» процесса выступают субъекты, не осуществляющие правоохранительные функции, этот признак также имеет превалирующее значение, ибо юридическим делом здесь является отдельная конкретная ситуация, требующая своего рассмотрения и разрешения правовым способом с использованием установленного законодательством механизма правового регулирования.

В конституционном процессе предметом юридического дела могут выступать не только обстоятельства положительного свойства, но и спор о праве или факт совершения правонарушения, поскольку в конституционно-правовой практике не исключены как конфликтные ситуации на почве оспаривания правомочий органов и физических лиц, разрешаемых на уровне реализации «неюрисдикционной» компетенции уполномоченных государством органов и должностных лиц, так и совершение правонарушений, требующих государственного принуждения и привлечения к специфическим формам отраслевой ответственности.

Конституционному процессу присущи такие содержательно-структурные характеристики юридического процесса как: наличие правовой ситуации, требующей правового разрешения (разбирательства); разрешение правовой ситуации посредством правоприменения; осуществление правоприменения только уполномоченными (государством) субъектами; разрешение правовой ситуации на основе исследования фактических обстоятельств юридического дела; разрешение правовой ситуации на основе всестороннего исследования правовой основы юридического дела и в соответствии с правовыми нормами, регламентирующими процедуры правоприменения; разрешение правовой ситуации посредством принятия решения в форме акта правоприменения.

Многосубъектность юридического процесса - общеправовое свойство, поскольку в этом процессе принимают участие не только органы, управомоченные осуществлять правоприменение, но и различные субъекты общественных отношений, в чьих интересах или с помощью их участия (нередко содействия) происходит разрешение правовой ситуации. Если рассматривать многосубъектность юридического процесса с позиции множественности субъектов-правоприменителей, то для конституционного процесса этот признак является существенным, поскольку спектр предметов конституционного правового регулирования значителен и соответственно субъектный состав органов, наделенных правом осуществлять правоприменение не ограничен государственными органами. Субъектами конституционно-правового правоприменения являются государственные органы (их структурные подразделения), должностные лица, негосударственные (общественные) организации (их органы), уполномоченные государством осуществлять процессуальную деятельность. Граждане не являются субъектами правоприменения, но их акты реализации могут быть одним из возможных условий (оснований) инициирования правоприменения.

Доказывание является факультативным компонентом конституционного процесса. В позитивной сфере конституционного правоприменения процесс доказывания не столь очевиден, как в негативной (охранительной) поскольку процессуальные формы «материализации» (проявления) доказывания в конкретных процессуальных актах (документах) законодательством определяются, как правило, при регламентации вопросов конституционно-правовой ответственности. Доказывание в этом смысле выступает как комплекс действий вспомогательного значения по установлению информации (фактов), востребованной в конкретном виде процессуальных отношений, выступающий как средство обоснования процессуального решения, как технико-юридический факультативный атрибут юридического процесса.

Применение права представляет собой многоступенчатый, длящийся во времени и развивающийся в соответствии с нормами юридической процедуры процесс организационно-властной реализации права, его завершающим (ключевым) моментом является принятие решения. Определяющим источником принимаемого решения выступают правовые нормы, являющиеся составными элементами действующей правовой системы государства и в этом смысле правотворчество первично по отношению к правоприменению. Тем не менее, правотворчество (в том числе законотворчество), в свою очередь, представляет собой разновидность сложной процессуальной деятельности (правоприменения), оно слагается из организационных действий уполномоченных органов и лиц в рамках установленных законодательством процедур, которые имеют собственные временные, логико-структурные характеристики.

Не разрешенной в юридической науке считается до настоящего времени проблема содержания понятий «процесс» и «процедура», этот фактор является определяющим в позициях как представителей широкого подхода к пониманию юридического процесса, так и ее противников, поэтому в работе осуществлен анализ различных трактовок этого вопроса. На основе рассмотрения имеющихся в науке точек зрения о соотношении понятий «процесс» и «процедура», согласно которым: юридическая процедура и юридический процесс соотносятся как целое и часть; процесс – это процедура в широком смысле; процедура – это начальная форма урегулированности, которая может перерасти в процесс; процедура в отличие от процесса распространяется на внесудебные производства; процесс реализуется через конкретные правовые процедуры, а процедура складывается как макро или как микропроцедура; процедура относится к действиям человека, процесс же может относиться и к явлениям и других характеристик, автор склоняется к позиции отождествления данных понятий. Обосновывая ее с семантической точки зрения, диссертант указывает, что «процесс» и «процедура» равнозначные понятия, имеющие однокорневую основу латинского происхождения, первое – от существительного processus (продвижение), второе от глагола procedere (продвигаться)12, обозначающее порядок осуществления действий. Очевидно и сходство между рассмотренными понятиями и понятием «порядок», последнее означает последовательный ход чего-либо; правила по которым совершается что-нибудь13. Поддерживая идею равнозначности данных правовых категорий, тем не менее, с точки зрения практического словоупотребления в современном конституционном праве, автор полагает возможным считать, что «процедура» и «процесс» соотносятся как часть и целое, а «процедуры» образуют конкретные процессуальные действия субъектов правоприменения.

Глава 2. «Теоретические и правовые вопросы институционализации конституционного процесса»

В работе анализируется многогранное содержание понятия «конституционный процесс», которое в юридической литературе трактуется в качестве: элемента мирового исторического развития (процесса развития «цивилизованных» государств); процесса конституционной эволюции в отдельной стране, в том числе с точки зрения социальных (политических) предпосылок, условий и тенденций конституционного развития; процесса трансформаций в государственно-правовой структуре общества идей общественного сознания (гражданского общества и правового государства); процесса претворения в правовой действительности положений политико-правовой теории конституционализма; формы существования конституционного законодательства, деятельности высших органов государственной власти; процесса развития и усовершенствования всех конституционно-правовых институтов в конкретном обществе; деятельности конституционных судов и квазисудебных органов и др.

Рассматривая юридический, исторический, политологический и философский подходы к определению содержания конституционного процесса, автор акцентирует внимание на его юридическом понимании. Конституционный процесс следует считать «универсальным» правовым понятием, отражающим динамику развития конституционных отношений в самых различных областях правоприменения, в том числе и в отраслевой (конституционно-правовой) охранительной сфере. В этом смысле следует говорить о конституционном процессе в «широком» смысле как об одной из отраслевых форм реализации права в виде правоприменения, причем, имеющей не только отраслевое, но и особое (надотраслевое) значение для всей правовой системы конкретного государства. В «узком» юридическом значении конституционный процесс может восприниматься в качестве совокупности правовых норм (института конституционного права), как правило, содержащихся в тексте конституции и определяющих порядок разработки и принятия конституции, а также порядок внесения в нее последующих изменений и дополнений. Конституционный процесс в этом смысле предстает, с одной стороны, в качестве однородных по содержанию норм, регулирующих процедуры реформирования конституции, с другой стороны, конституционный процесс являет собой целостную систему взаимосвязанных и взаимообусловленных процедур законотворчества самого высокого ранга, осуществляемых уполномоченными органами и должностными лицами.

В российской конституционно-правовой науке высказана идея, что конституционный процесс (в «узком» смысле) не ограничивается процедурами принятия, внесения изменений и дополнений в конституцию и может включать процедуры, обусловленные трансформацией содержания конституции посредством других нормативных актов (Р.С. Хакимов), предлагается выделять «юридическую конституцию», которую образуют нормативные акты прямо или косвенно вносящие изменения в писаную конституцию (А.Н. Кокотов). Анализ указанных теоретических позиций показывает, что ученые рассматривают конституционный процесс не как процессуальное явление (процедуры), а как содержательное развитие конституции с помощью иных дополнительных правовых источников. В работе отмечается, что конституционный процесс в «узком» смысле охватывает процедуры, связанные с созданием и преобразованием конституции государства. В противном случае происходит безмерное расширение объектов конституционного процесса (в узком значении) за счет установления сопряженности (непосредственной связи) с конституцией (ее нормами) различных правовых актов конституционно-правового содержания или даже международных соглашений и публичных договоров.

В последние годы в научной литературе активно «культивируется» идея разработки единой «модели конституционного процесса» или «стандарта конституционного процесса», имеющего универсальное значение. Вместе с тем вопрос о том, что подразумевается под моделью или стандартом и каково его предназначение, авторами указанного предложения не поясняется. Так, по мнению В.В. Бородина, «важное значение имеет четкое фиксирование конституционных понятий и терминов. Только в этом случае они приобретают базовый обязательный для всего законодательства смысл и помогают выработать «модель» конституционного процесса, а затем создать теорию этого процесса»14. Несколько позже аналогичный взгляд выражен А.А. Бессоновым: «конституционный процесс, основанный на универсальных принципах, способен сохранить общее конституционное пространство России, гарантировать единый конституционный стандарт для всех процессов и явлений, как государственной, так и общественной жизни»15.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»