WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

Герой повести Никвлада Самсонова «Рок»– палач, бывший сотрудник КГБ старик Оберъян(Аверьян) отторгнут миром мертвых, и самаземля не желает принимать в себя человека, поступившегосянравственными законами предков. Реальный мир становится для герояотражением страшного адова мира. Никвлад Самсоновустанавливает прямую инепосредственную связь сознания своих персонажей, включая иповествователя, со всеобщим родовымсознаниемудмуртов. Носитель этого изначальногонародного сознания – некая извечная субстанция, иррациональная, абсолютнодуховная сила, объединяющаялюдской род органически, и в то жевремя посылающая возмездиеи наказание тем, кто нарушает незыблемые законынравственности. Конкретная, реальная жизньчеловека и его «потустороннее»существование в вечности находятся вповести «Рок» в своеобразной бинарной оппозиции.Оппозиция «земное/вечное»находит свое продолжение впротивопоставлении жизни и смерти, живогои мертвого, дня и ночи, земли и неба, луны исолнца, двух ведущих героев, их внутреннихмиров и внешних примет, а также домов,дворовых построек, огородных участков и т.д. Ключевыемотивы художественного мира произведениярождают определенный ассоциативный ряд,восходящий к архаическим образам. Врезультате с каждым из этих образов-знаков,введенных в текст, связано множествомотивов: с полнолунием – мотив оживления иактивных действий всякой нечисти; своротами, на которых не может повеситьсяОберъян, – мотив границымежду своим и чужим пространством, между жизнью исмертью; с калиткой, ведущей в огород,– такжемотив противопоставления «того» и «этого»миров; березу можно рассматривать каквариантмифического «древа», посредством которойдуша замученного узника Васьлея общается сОберъяном. Диалог с призраком Павол Зинки,также сгинувшей вместе с голодными детьми из-загорстки зерна, происходит в погребе, подземлей. Пространство это в народномтворчестве традиционно противопоставленоземному инебесному. В разговоре героя с мертвымиобобщена идея родовой связи, от которой онотказался.

Писатель, рисуя картины детских летгероя, использовал художественныйприемпередачи его характера посредством ассоциациивнутренних движений персонажа с повадками волка. Образ волка (кион)в удмуртской мифологии имеет различныезначения, наиболее распространенноеотношение у удмуртов к волку отрицательное: скопление волков вокрестностях деревни предвещало войну, войволков пророчествовал голод, смерть илидругую беду. Возможно, такоепредставление о волке имеет болеепозднее происхождение, чем тотемический культволка. Повесть НиквладаСамсонова «Рок» – один из литературно-художественныхпримеров самобытного отражениямифологического сознания,предопределяющего возникновение новыхотношений между литературой и фольклором,возможность наибольшего самовыявления национальногоначала.

Мифологические мотивыв современной удмуртскойлитературе являются своеобразным способом исредством вхождения прозы всферы философской мысли. Слияниехудожественной мысли с мыслью философской приактивной разработке фантастических сюжетов сусловными и символическими значениями,отражающимимифологические представления удмуртскогокрестьянства, наблюдается в произведениях О.Четкарева (1955). В структуреего повести «Сиз да голубь»сплелось несколькоповествовательных пластов,развертывающихся параллельно и как быодновременно: история жизни Конди (Кондрата), главного герояповести; судьба голубки Сизарки; жизньверующей старушки Кирловны; линия раздумий авторао поисках истины, Бога; сны и галлюцинации,воспоминания и реминисценции. Согласноудмуртской народной традиции, и ужевоплощенной в национальной литературе (Г.Красильников, Р. Валишин и др.), мужчина долженпостроить дом, посадить дерево, выраститьсына. С первых же страниц повести О. Четкарева передчитателем герой, укоторого не сложились отношения сокружающим миром, национальными традициями. В сознании,нравственно-этических, жизненныхисканияхгероя особое место занимает образ его родной деревниБельчихи, который многопланов и многогранен. Писательизобразил деревню и конкретно, как личноеземельное пространство героя, и как символмироздания.Это и «память» предков, иродина героя, иземля-мать – источник всего живого,воплощение народной общности и мудрости.Символическая Бельчихаявляется сакральнымпространством, в котором малая родина героясливается с большой, она равна миру. Ввосприятии героя деревня наделеналичностным началом, у него подлинночеловеческое ее чувствование, ощущение.

Возвращение героя вродную деревню происходит вирреальном,или фантастическом пространстве. Геройпролетает над умирающейБельчихою. В обобщенно-символической форме авторпредставляет читателю страшную картинупоследствийразрушительных реформ– гибелироссийской деревни, пожираемойвсякой нечистью.Бессмысленные опыты и экспериментынад крестьянством приводят не только кистреблению отдельных деревень, но и кисчезновению всего народа – рода Шудья, родаВатка, Калмез, Дукъя, Омга, Пельга, Эгра и т.д. Продолжает и развивает этупроблематику символика Дерева. Надоповторить, что постоянно возникающий иварьирующийся образ дерева – факт не случайный вудмуртской литературе. О. Четкарев,используя устойчивый образ дерева, как и другиеписатели, стремится создать в своейповести определенный ряд символов и аллегорий.Символика космического или мировогоДерева, воплощающая в повести древнююисторию народа, несет в себе идеюнеобходимости восстановления связи времен,возрождение традиционных ценностей, неподлежащих переоценке. Как вечно будет стоятьДрево жизни народа, Древо деревни зависитсегодня откаждого удмурта.

В творчестве О.Четкарева отражены различные ситуациидисгармонии как вне, так и внутри человека.В этом плане весьма показательнораздвоение героя, обусловившеесвоеобразную структурную организациюповести. Раздвоенность, двойничество, раздвоение,двое в одном, оборотничество – мотив сквозной в мировой литературеи в фольклоре. Раздвоениечеткаревского героя проявляется как вхарактере персонажа, так и черезизображение его полетов,сновидений, кошмаров, путаных и«диких» мыслей.

В повести параллельно с героемвоспроизведена жизнь голубки Сизарочки.Образ голубя архетипичен. В удмуртскомфольклоре голубь – птица, почитаемая людьми каксвященная, Божье существо, выступающеесимволом всего народа. «Дыдые, дыдыке!»(«Голубушка!»), – такими словами удмурты до сих порназываютлюбимую девушку, женщину, продолжательницучеловеческого рода. Это может быть иребенок, но в особенности такого обращенияудостаивается единственная в семье дочь. Голубьозначает также семейный лад и согласие вроду. В символе четкаревского голубясошлись тотемические, языческие,христианские, современные представлениянарода.

Оценивая повесть О.Четкарева «Сиз да голубь», некоторыекритики и литературоведы ставятее в один ряд списателями-абсурдистами. Однако, заобразом разрушенного мира у Четкареваугадываетсявера автора в будущее нации. Раздвоения и полетыКонди, включая в себя разлад героя с собой иокружающим миром, одновременно означают и то,что человек еще не выявил глубинные основы своейдуши. Путиобретения спокойствия духа и мира в душевоплощаются в другой повести О. Четкарева «Петля». Главнымрассказчиком становится вышедшая из тела душаподростка, который, в состоянии полногоотчаяния,накинул на себя петлю. Образ души многозначен, так как текст написанметафорично, в нем много фантастических ифольклорных мотивов, символико-философскихобобщений. Душа с легкостью переходит изземного, реального мира в загробный, из настоящего в прошлое ибудущее, видит и читает мысли людей, предсказываетих будущее, переносится в областьсуществования, где происходит Богоявление.В художественном мире повестибожественная сила предстает в проявлениинебесного света, некой святой огненнойэнергии природы. Соприкосновение со святым становится для героя и потрясением, иодновременно исходным пунктомвосстановления надломленного внутреннегомира. Герой переосмысливает не толькоситуацию,связанную с самоубийством, но в немпробуждается ответственность за своипоступки, за умерших родителей, за весь свойрод, за мир.

Еще один аспектпредставлений писателя о человеке, покинувшемродную деревню, раскрывается в романе«Расколотая луна». В произведениипараллельноразвиваются две истории, одна связана скосмической катастрофой, в основе другой – события изсемейной жизни героя. В романе поднимаются вопросы мирового, вселенского масштаба.Необходимо заметить, что разработкатакого рода«галактической» проблематики – явлениенепривычное для удмуртской литературы.

Еслирассматривать все три произведения О.Четкарева –«Сиз да голубь», «Петля» и «Расколотаялуна» – какцелостную художественную систему,объединенную общим типом героя, можноговорить о библейском образе-мотивеблудногосына в творчестве этого писателя. Говорить о прямойтрансформации данной архетипической схемыв художественной системе О. Четкарева неприходится.И все же, имея в виду то, чтомифопоэтический мотив блудного (беглого) сына стал вмировой культуре одним из самыхпродуктивных, можно допуститьосознанное или неосознанное влияние этогошироко распространенного сюжета намироощущение О. Четкарева.

Анализпроизведений О. Четкарева и НиквладаСамсонова показывает, что обращение удмуртских писателей к приемам условности, метафоричности,многозначности дало им возможностьрасширить, обновить традиционную для удмуртской литературы«деревенскую» тематику, позволило осмыслитьактуальные проблемы современности в философском аспекте. Это делает картину мира внациональной прозе по-новому объемной исложной, представляя человека в еговсесторонней обусловленностиприродой, средой, историей, памятью.

В завершающемпараграфе «Удмуртская проза междунациональным и массовым.Философия мира и человека впоздней прозе Г. Перевощикова» осмысляется проблемасосуществования в современнойлитературе различныхпо своим социокультурнымхарактеристикам художественных практик, определяются перспективыих развития. Важное значение в литературе приобретает проблема переходныхформ, относящихся к явлениям промежуточнойэстетической природы. В литературном процессе 1990-хгодов начинает играть существенную рольобращение писателей к негативным сторонам действительности. Пугающетемные стороны народной жизни предстали вповестях и рассказах В. Агбаева«Оторопелаяутка», «Обнаглевшие парни», Р. Игнатьевой«Плод греха», «Среда – день родителей», К. Ломагина «Кровь», Г. Мадьярова«Заброшенный цветок», «Черный италмас», Н.Никифорова «Земляника зреет в мае»,«Гулящая», «Опьянение от свободы», Л.Нянькиной «Последние деньги» и др. Впервые поотношению к произведениям удмуртской литературы,отзывающимся на современную проблематику, сталиприменимы такие определения изображенного мира,как «дно жизни», «перевернутый мир»,«жесткий реализм» и др. В произведенияхэтой направленности по-своемупроявилисьнатуралистические тенденции, сопоставимыес поискаминациональной прозы 1920–1930 годов.

Обращаясь к теневомуматериалу, нашиавторы чащевсего делают «человеком дна» городского удмурта, оставшегосябез работы. Отсюда основные чертылитературного героя эпохи безвременья– душевноеодиночество, безысходность, отчаяние. В общемпроцессе вызревания художественныхпредпосылок для дальнейшего развития литературыпрактика расширения еесоциального кругозора имела существенное значение. Наращиваяи развивая пафос художественного исследованиямалознакомых пластов социальной структурысовременного общества, проза обнаружила несомненные сдвиги всторону более свободных жанровых образований, обратилась к формам массовойлитературы. Вопрос, как назвать, как обозначитьэту ветвь национальной прозы, остается вудмуртской критике и литературоведенииоткрытым. Если русская массовая литератураразвивается в определенной системе специфическихдля нее жанров (например, детектив, фэнтези,триллер, любовный роман, женский роман и т.д.), то в удмуртской литературеклассификация жанров не отработана, не развит и порядок ориентиров, чтоимеет в эстетическом плане скорееположительное, чем отрицательное значение,посколькупозволяет писателю балансировать на гранидвух и более жанровых систем, обращаясь кразным типам читателя одновременно.

Анализ произведенийпозволяет говорить, чтоудмуртская беллетристика уходит своими корнямив национальные культурные традиции, таккак наши авторы стремятся создать романы иповести, отвечающие, прежде всего, вкусам иобразу мира удмуртскихчитателей. В абсолютномбольшинстве случаев удмуртские беллетристы являютсявыходцами из той же «массовой» среды, длякоторойпишут и на которую ориентируются: Г.Мадьяров –живет в деревне; В. Агбаев – работает на заводе; Р. Игнатьева– инвалид, домохозяйка; К.Ломагин –бывший военный, пенсионер.

Своеобразный синтез «законов» любовного,социально-бытового, приключенческого романов с элементамидетектива и традицийфольклора представляет собой повесть К.Ломагина (1933) «Кровь».Писатель осваивает правилаи образ жизни новойудмуртской прослойки,главным героем повести является «деловой»милиционерАлексей Пахомов, неоднократно побывавший вЧечне по долгу службы, впоследствииставший «оборотнем в погонах». В повести естьпласткультурно-исторический,богатый антураж национальной жизни, зримопредставлены приметы, обычаи и нормы поведения людей,до настоящего времени бытующие внароднойсреде: отбор бревен для постройки бани;жертвоприношение курицы как обрядпоминания человека, могила которого неизвестна; дарение носового платка свышитыми нанем символическими знаками; трактовка снови т. д. Составляющая примета повести«Кровь» –применение символического цвета, особенно частоздесь встречается черный цвет. Например,герой ходит в черных очках; бандиты одеты вчерную одежду; идя на встречу с бандитами,молодая женщина берет с собой черную сумку,покупает черную курицу и т. д. В народной традициичерный цвет выражает негативное начало иявляется символом тьмы, пустоты, смерти и т.д. В произведении также часто встречаются магические цифры три, семь,тринадцать.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»