WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Исследования показали, что численность родителей определяет количество покатной молоди только в четные годы (r = 0,66). В эти годы она изменялась от 0,018 до 0,097 млн. рыб, а количество молоди — от 0,227 до 3,528 млн. экз. В нечетные годы такая связь практически отсутствовала. Так, при численности производителей от 0,006 до 0,179 млн., скатывалось от 0,103 до 13,66 млн. мальков кеты.

Коэффициент ската (Кската) кеты бассейна р. Хайлюля за период 1979–2004 гг. изменялся от 0,2 до 51,6% (средний 11,7%), что свидетельствует о значительных колебаниях выживаемости икры, личинок и молоди в пресных водах (таблица 2).

Таблица 2 Коэффициент ската (%) кеты из р. Хайлюля в четные и нечетные годы нереста и при разной численности производителей

Год нереста

Численность родителей, млн. экз.

Коэффициент ската, %

Четные годы

0,054

0,018–0,174

4,67

0,20–12,11

Нечетные годы

0,047

0,006–0,179

18,0

0,82–51,6

1979, 1983, 1984, 1985, 1990

0,139*

0,097–0,179

2,49

0,20–5,44

1978, 1980, 1981, 1986, 1988, 1992, 1994

0,050**

0,042–0,060

3,17

0,82–9,18

1982, 1987, 1989, 1991, 1993, 1995–2005

0,022***

0,006–0,038

17,10

0,86–51,58

Примечание: над чертой – средняя численность родителей и средний коэффициент ската, под чертой — пределы колебаний. *— многочисленное, ** — среднее, *** — малочисленное родительское поколение

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о воздействии плотностных факторов на выживаемость молоди кеты в реке. Так, в нечетные годы, когда нерестовало большое количество производителей, численность кеты р. Хайлюля превышала возможности нерестового фонда, происходила частичная гибель икры, вызывавшая низкий Кската по сравнению с годами нереста малочисленных поколений.

Следовательно, Кската имеет отрицательную корреляцию с численностью родителей как для всего ряда наблюдений (1979–2004 гг.), так и отдельно для четных и нечетных лет нереста, причем, теснота связи не велика и составляет:

-0,46; -0,45 и -0,51, соответственно. В большей степени Кската зависит от общей биомассы органических веществ вносимых с телами отнерестовавших производителей горбуши и кеты. За исследуемый период корреляция между биомассой производителей горбуши и кеты и Кската составила r = 0,71 (Р = 0,001). Однако для четных лет нереста связь между этими параметрами оказалась слабой (r = -0,31), в первую очередь, из-за небольшого количества отнерестившихся производителей горбуши, а для нечетных лет нереста, напротив, сильнее r = 0,63 (Р = 0,05). Начиная с 1985 г., с увеличением численности горбуши поколений нечетных лет и внесением большего, чем в предыдущие годы количества органических веществ в водоем, коэффициент корреляции между биомассой производителей горбуши и кеты и Кската повысился до 0,78 (Р = 0,01) (рис. 1).

Рисунок 1 Зависимость коэффициента

ската кеты от биомассы производителей горбуши и кеты на нерестилищах р.  Хайлюля

Таким образом, численность родителей

кеты влияет на численность покатников только в четные годы нереста, когда низка численность восточно-камчатской горбуши. Для нечетных лет нереста, когда на восточной Камчатке многочисленна горбуша, влияние в большей степени оказывает количество органических веществ, вносимое в бассейн реки погибшими после нереста производителями горбуши и кеты.

3.3. Биологическая характеристика покатной молоди кеты

За период исследований длина покатников кеты в р. Хайлюля изменялась незначительно от 34,8 до 37,7 мм, а масса от 278 до 464 мг, коэффициент упитанности по Фультону колебался от 0,63 до 0,91.

3.4. Питание молоди кеты

Исследования показали (1979, 1992, 1996–2005 гг.), что более 81% покатников питаются во время ската. Так, с 16 июня по 10 августа 2005 г. в р. Хайлюля у молоди кеты доля пустых желудков составила от 5,9 до 28,6%. В течение ската наиболее часто в пище покатников встречались личинки хирономид(52,4–66,7%), составлявшие 9,8–18,7% массы пищевого комка. Реже встречались личинки поденок (38,0–58,3%) и веснянок (2,4–28,6%). Иногда в желудках присутствовали имаго хирономид и других воздушных насекомых.

К концу ската увеличивалась частота встречаемости куколок и имаго хирономид, субимаго поденок и веснянок. Причем, если доля куколок была незначительна, то имаго хирономид составляли от 14,5 до 33,7% массы пищи. Наибольшую массу пищевого комка в начале лета имели личинки поденок 45,5–46,9%, которые к середине июля снизились до 9,4%, но увеличилась доля субимаго поденок до 20,4%. Аналогичная закономерность наблюдалась в отношении веснянок. Роль других компонентов питания была незначительна. Средний индекс наполнения желудков варьировал от 95,2 до 188,60/000.

Покатная миграция кеты в бассейне р. Хайлюля проходит одновременно со скатом горбуши, а в конце июля и нерки. Покатники горбуши и нерки также активно питаются. Молодь горбуши часто потребляла личинок поденок (23,3–68,0%) и хирономид (16,7–33,3%), куколок (4,9–16,7%) и имаго хирономид (4–25%). Основу пищевого комка составляли личинки поденок (39,8–87,5). От 20,8 до 56,7% рыб не питалось. Средний индекс наполнения варьировал от 17,5 до 63,6 0/000. Пищевой спектр молоди нерки был разнообразен. Наиболее часто нерка питалась хирономидами во всех стадиях их развития (8–100%), имаго воздушных насекомых (14,3–85%) и субимаго поденок (10,5–62,5%), наибольшую массу пищи составляли личинки хирономид (1,6–58%) и субимаго поденок (1,2–45,1%). Рыб с пустыми желудками отмечено не было, а средний индекс наполнения варьировал от 50 до 206,40/000. Совпадение спектров питания покатников кеты и горбуши изменялось в пределах 46,8–68,3%, а кеты и нерки — на 62,2–72,8%.

Таким образом, в период ската молодь кеты, горбуши и нерки питается и имеет сходные пищевые спектры.

3.5. Условия обитания кеты в морской период жизни

На основании собственных и литературных данных о распространении и миграциях кеты в морской период жизни определены наиболее значимые факторы, которые обуславливают условия обитания кеты в море: это температурный режим поверхностных вод, степень адвекции тихоокеанских вод в Берингово море, состояние кормовой базы и численность пищевых конкурентов.

3.6. Нерестовый ход производителей кеты

К северо-восточному побережью Камчатки кета начинает подходить к середине июня, а наибольшие подходы отмечаются, как правило, во второй–третьей декаде июля. Интенсивный промысел продолжается около месяца. В нечетные годы в июле добывается около 90% всего улова (2001, 2003 гг.), а в четные годы меньше 44–76%. На август приходится 23–42%, а на сентябрь 1–14% всего улова. Промысел прекращается во второй декаде сентября, но ход кеты продолжается до конца сентября–начала октября.

3.7. Характеристика биологических показателей производителей кеты

Возрастная структура кеты р. Хайлюля за последние 30 лет (1976–2005 гг.), претерпела весьма существенные изменения. Так, доля рыб возраста 2+ и 3+ снизилась соответственно с 4,5 и 60% (1976–1980 гг.) до 2,6 и 40,2% (2001–2005 гг.). В то же время, доля старших рыб повысилась: 4+ с 35 (1976–1980 гг.) до 43,3% (2001–2005 гг.) и 5+ с 0,5 до 13,7%. Появились особи возраста 6+ (1986, 1992, 1996, 1997 и 2002 гг.), составляющие от 0,2 до 2,1%.

Эти изменения отразились и на биологических показателях кеты. Произошло изменение половой структуры: доля самок снизилась с 56,8 в 1971–1980 гг. до 46,9% в 2001–2005 гг. Такое явление отмечено и в других районах северо-восточного побережья Камчатки, где доля самок уменьшилась с 53,0 до 49,7%. Кроме того, наблюдается снижение доли четырехлетних самок и рост доли самок старших возрастов.

Размерно-массовые показатели кеты различались по годам. Период с 1970-х годов до конца 1990-х характеризуется снижением размерно-массовых показателей: длины на 2,5 см, массы на 0,5 кг. Причем эти изменения были характерны для рыб всех возрастных групп. Так, длина рыб возраста 2+, 3+, 4+, 5+ снизилась на 2,6; 5,1; 4,3; 4,8 см, а масса на 0,33; 0,80; 0,72 и 0,82 кг, соответственно.

С 1970-х годов прослеживается тенденция снижения, как общей средней абсолютной плодовитости самок, так и по возрастам. Так, у кеты 3+ в р. Хайлюля абсолютная плодовитость снизилась с 2685 шт. в 1971–1980 гг. до 1978 шт. в 2001–2005 гг., а у 4+ — с 2711 до 2362 шт., соответственно. Произошло снижение средней абсолютной плодовитости самок в целом с 2701 до 2231 шт., а масса икринок увеличилась с 163 до 204 мг.

В последние десятилетия ХХ века в биологической структуре стада кеты

р. Хайлюля произошли следующие изменения: снизилась длина и масса, увеличилась доля рыб старших возрастных групп, изменилось соотношения полов. Это характерно и для кеты всего северо-восточного побережья Камчатки. Ведущую роль в воспроизводстве стали играть самки старших возрастных групп, характеризующиеся большими размерами и высокой плодовитостью.

Все эти явления, связаны с увеличением численности тихоокеанских лососей на местах нагула в океане, что, в свою очередь, обуславливает действие плотностных факторов и приводит к замедлению темпа роста и созревания (Гриценко и др., 2000; Кловач, 2002; Morita et al, 2005; Kaeriyama et al, 2007).

Глава 4. Динамика численности кеты северо-восточного побережья Камчатки

4.1. Многолетняя динамика подходов и уловов кеты

В течение периода 1957–2006 гг. численность нерестовых подходов кеты к северо-восточному побережью Камчатки различалась в 38,7 раза, варьируя от 0,127 до 4,921 млн. рыб.

До 1940 г. в этом районе добывалось в среднем 2,647 тыс. т кеты. Увеличение отечественных уловов в 1941–1950 гг. (в среднем 7,574 тыс. т) было отчасти связано с уменьшением и прекращением японского промысла в этот период. Снижение уловов в 1951–1960 гг. (до 4,352 тыс. т) совпало с возобновлением промысла тихоокеанских лососей Японией в 1952 г., но уже в открытом море. В 1960-е гг. произошло резкое сокращение запасов кеты, и уловы снизились в среднем до 1,127 тыс. т. Этот процесс продолжился и в 1970-е гг., ее добыча составляла в среднем 1,209 тыс. т (рис. 2).

Рисунок 2 Вылов кеты на северо-востоке Камчатки

Депрессия запасов лососей во всех районах северной Пацифики в 1960–1970 гг. была обусловлена в первую

очередь климатическими факторами (Кляшторин, 2000; Radchenko, 1998). Однако, ни в одном районе воспроизводства лососей сокращение запасов не было столь большим, как на Камчатке, которое в значительной степени было связано также с изъятием неполовозрелых рыб в море. Стабилизация и некоторый рост прибрежных уловов лососей, в том числе кеты, начался с конца 1970-х гг. В 1980-е гг. ее уловы на северо-востоке Камчатки изменялись от 1,7 до 11,3 тыс. т (средний 6,096 тыс. т).

В целом, в уловах кеты северо-восточного побережья Камчатки выделяются два резко отличающихся примерно 20-летних периода: 1939–1956 г. — высокие уловы (18 лет) и 1957–1978 г. — низкие (рис. 2). Позднее, цикличность прибрежного вылова стала носить 10-летний характер: с 1979 по 1990 гг. отмечены повышенные уловы (средний 5,69 тыс. т), а с 1991 по 1998 гг. — низкие (1,84 тыс. т). В последние годы (1999–2006 гг.) уловы кеты увеличились значительно: от 4,01 до 12,65 (средний 8,76 тыс. т).

Анализ динамики прибрежного промысла и возрастного состава кеты северо-восточного побережья Камчатки показал, что с 1979 по 1986 гг. высокие уловы рыб отмечались 1 раз в 4 года, что соответствует продолжительности жизни доминирующей возрастной группы 3+. Таким образом, повышенные уловы были обусловлены лишь за счет одного урожайного поколения.

С 1990 по 1994 гг. максимальные уловы приходились на четные годы, а наиболее многочисленной возрастной группой была 4+. Двухлетняя цикличность нарушилась в 1996 г., когда параллельно со снижением уловов, в нерестовой части стада кеты вновь стали преобладать особи возраста 3+. Кроме того, значительную часть составили рыбы возраста 5+ (15,5%). В начале XXI века в уловах в четные годы доминировала пятилетняя кета (4+). В нечетные годы уловы были выше и основу составляли рыбы возраста 3+.

Обнаруженная 4-х летняя цикличность подходов кеты определяется численностью доминирующей в настоящее время в подходах группой рыб 4-х летнего возраста, а двухлетняя цикличность — влиянием разноурожайных поколений горбуши, многочисленной в нечетные годы на северо-восточном

побережье Камчатки, что будет показано ниже.

4.2. Соотношение численности родителей и дочерних поколений кеты северо-восточного побережья Камчатки

Для кеты этого района характерно расширенное воспроизводство. Так, из всего ряда наблюдений численность дочерних поколений была ниже или на уровне численности отнерестившихся производителей только в 7 случаях из 25 (1984, 1986, 1988, 1990, 1994, 1996, 1998). Причем катастрофически низкая их численность не связана ни с дефицитом производителей на нерестилищах, ни с переполнением последних. Так, при одинаковом количестве родителей в 0,8 млн. экз. в 1979 и 1996 гг. численность потомства различалась в 20 раз (5,931 и 0,298 млн. рыб). При численности производителей на нерестилищах от 0,136 до 0,269 млн. экз. численность потомства варьировала от 0,471 до 6,856 млн. рыб. В среднем численность дочерних поколений была выше при численности родителей от 0,136 до 0,5 млн. рыб, тогда как в других случаях она была ниже.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»