WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

Постановления как разновидность судебных актов выносятся при рассмотрении дела в суде проверочной инстанции. В связи с этим законная сила постановлений обусловлена окончательностью судебного акта суда первой инстанции. Действующее процессуальное законодательство не предусматривает отсрочки вступления в законную силу судебных актов проверочных инстанций, поскольку разрешение спора по существу в суде первой инстанции уже состоялось, и спорное правоотношение нуждается в устранении правовой неопределенности. В связи с этим действующие ГПК РФ и АПК РФ предусматривают немедленное вступление в законную силу судебных актов проверочных инстанций с целью обеспечения стабильности гражданского оборота, установления правовой определенности, вынесения окончательного судебного акта по делу. Таким образом, окончательным судебное постановление становится сразу же с момента его вынесения, что отличает его от судебного решения и определения, которые становятся окончательными по истечении срока на обжалование.

В параграфе 3 «Особенности законной силы судебных решений отдельных категорий гражданских дел» рассматриваются законная сила судебных решений по делам о признании недействующими нормативных правовых актов, по искам в защиту неопределенного круга лиц, по косвенным искам.

Действующие АПК РФ и ГПК РФ по-разному подходят к моменту вступления в законную силу решений по делам об оспаривании нормативных правовых актов. В соответствии с ч. 4 ст. 195 АПК РФ решение вступает в законную силу немедленно после его принятия, а согласно ч. 3 ст. 253 ГПК РФ — по истечении срока на обжалование. Данное различие вряд ли обоснованно, поскольку если нормативный акт признан судом недействующим, то он не должен применяться сразу же с момента вынесения решения. В связи с этим следует и в гражданском процессе ввести правило о немедленном вступлении в законную силу решений по делам об оспаривании нормативных актов.

По мнению автора, немедленное вступление в законную силу связано с тем, что нормативным актом устанавливаются права, обязанности в отношении неопределенного круга лиц, он имеет неограниченное действие, и пока незаконный акт не будет признан недействующим, он будет порождать правовые последствия. Для того чтобы избежать нарушения прав, свобод граждан, организаций, необходимо объединить во времени моменты вынесения судебного решения и вступления его в законную силу, тем самым обеспечив, чтобы признанный судом недействующим нормативный акт не порождал правовых последствий.

Особый характер имеют пределы законной силы судебного решения по делам об оспаривании нормативных актов. По общему правилу объективные пределы законной силы определяются предметом требования. Субъективные пределы определяются кругом лиц, участвующих в деле, и их правопреемниками.

Автор отмечает, что по делам о признании недействующими нормативных правовых актов эти пределы фактически отсутствуют, поскольку суд обязан проверить соответствие нормативного акта действующему законодательству не только в оспариваемой части, но и по другим основаниям.

Правовая природа нормативного акта проецируется на специфике субъективных пределов законной силы решений по делам об оспаривании нормативного акта. В связи с тем, что нормативный акт рассчитан на неопределенный круг лиц, автор доказывает, что и действие судебного решения не ограничивается какими-то субъективными пределами и будет распространяться на неопределенный круг лиц.

Законная сила судебного решения по делам об оспаривании нормативного акта имеет определенную специфику, обусловленную предметом и характером судебной деятельности, что накладывает отпечаток на действие таких свойств, как неопровержимость, исключительность, преюдициальность, исполнимость.

Решения по делам в защиту неопределенного круга лиц вступают в законную силу в общем порядке по истечении срока на обжалование. Таким образом, окончательность решения по данной категории дел связывается с реализацией права на обжалование в суд второй инстанции.

Автор указывает, что в отличие от обычных судебных решений решение по иску в защиту неопределенного круга лиц имеет особые субъективные пределы, отличающие этот вид решения от других. Иск в защиту неопределенного круга лиц, как правило, предъявляется прокурором, а в случаях, предусмотренных законом, — органами государственной власти, местного самоуправления, организациями и гражданами. Истцами по таким искам являются лица, в чьих интересах он подан (неограниченный круг лиц). В связи с этим в диссертации отмечается, что субъективные пределы решений по искам в защиту неопределенного круга лиц ограничиваются лицами, участвующими в деле, и их правопреемниками. Но особенность заключается в том, что группа истцов не персонифицирована, и субъективные пределы охватывают неограниченный круг истцов.

Особый субъектный состав, а также специфичность предмета судебной деятельности влияют на особый характер свойств законной силы судебного решения. Решение по иску в защиту неопределенного круга лиц, как и другие судебные решения, будет обладать свойствами неопровержимости, исключительности, преюдициальности, обязательности и исполнимости. Особенности правовой конструкции иска в защиту неопределенного круга лиц оказывают влияние на действие такого свойства, как преюдициальность.

Преюдициальность судебного решения по иску в защиту неопределенного круга лиц имеет двойственную природу. С одной стороны, факты и правоотношения, установленные в судебном решении, не могут оспариваться лицами, участвующими в деле, и их правопреемниками, в другом процессе; с другой — само судебное решение будет преюдициальным фактом для решения другого вопроса (например, о возмещении ущерба). Истец, доказав свою принадлежность к группе, освобождается от доказывания тех фактов и правоотношений, которые установлены по иску в защиту неопределенного круга лиц. Судебное решение по этому иску является необходимым юридическим фактом в фактическом составе для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности. Без этого судебного решения невозможно вынесение второго решения по иску, вытекающему из иска в защиту неопределенного круга лиц. Таким образом, судебное решение по иску в защиту неопределенного круга лиц создает необходимую преюдицию для предъявления личных исков участников неперсонифицированной группы.

Особенности законной силы судебных решений по косвенным (производным) искам. Автор отмечает, что вступившее в законную силу судебное решение по косвенному (производному) иску отличается от обычного судебного решения особыми пределами своего действия и свойствами.

Фактически субъективные пределы законной силы решения по косвенному иску распространяются непосредственно на само общество, а опосредованно — и на акционеров (участников) общества. Субъективные пределы законной силы судебного решения по косвенному иску распространяются на всех акционеров (участников) этого общества, исходя из самой природы косвенного иска. Возникновение конструкции косвенного иска обусловлено наличием общей заинтересованности всех участников общества в осуществлении предпринимательской деятельности этого общества, получении прибыли. Общность интересов акционеров (участников) по обеспечению развития хозяйственной деятельности общества и является основанием для защиты интересов общества от незаконных действий управляющих органов. Поскольку общая заинтересованность обусловливает подачу косвенного иска, то эта заинтересованность должна обусловливать и действие судебного решения по такому иску. В связи с этим решение будет распространяться на всех участников данного общества, не ограничиваясь только участвующим в деле акционером (участником).

Помимо особенностей субъективных пределов действия законной силы решения по косвенному иску, следует отметить особенности действия определенных свойств, а именно исключительности и преюдициальности.

Учитывая то, что косвенный иск заявляется в интересах самого общества, которое является и выгодоприобретателем по делу, правило о невозможности предъявления тождественного иска будет распространяться и на само общество, несмотря на то что иск в его интересах заявлен акционером (участником), и на других акционеров (участников). Данное правило связано с тем, что интересы участников общества и самого общества направлены на достижение целей деятельности общества — получение прибыли. Поэтому общность этих интересов обусловливает и общность интересов в получении судебной защиты от недобросовестного поведения управляющих лиц. Поэтому тождественным косвенному иску будет не только иск по тому же предмету, по тем же основаниям, но если он заявлен самим обществом или другим участником этого общества. На основании изложенного следует отметить, что свойство исключительности решения по косвенному иску распространяется не только на лиц, участвующих в деле, но и на других лиц, не участвующих в деле, которые являются участниками хозяйственного общества.

В связи с этим следует рассмотреть особенности преюдициальности судебного решения по косвенному иску. Специфичность субъективного состава косвенного (производного) иска обусловливает и специфичность круга лиц, на которые будет распространяться преюдиция судебного решения. Установленные в судебном разбирательстве факты будут иметь преюдициальное значение не только для лиц, участвующих в деле, но и для других участников хозяйственного общества, которые не были привлечены к участию в деле. По мнению автора, последние не вправе оспаривать установленные в судебном решении по косвенному иску факты и правоотношения, поскольку данным решением защищаются права самого общества, участниками которого они являются.

В заключении формулируются выводы диссертационного исследования.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

I. Монографии:

1. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М.: «Норма», 2002.- 9,24 п.л.

2. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. М.: «Волтерс Клувер», 2007. — 21,5 п.л.

II. Научные статьи, опубликованные в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК:

3. Юридико-психологические аспекты разрешения юридических споров  // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2005. № 3(27). — 0,4 п.л. (в соавторстве, вклад автора- 0,2 п.л).

4. Проблемы действия законной силы судебного решения при примирении сторон в исполнительном производстве // Вестник Санкт- Петербургского университета МВД России. 2005. № 3(27)-2. — 0,3 п.л. (в соавторстве, вклад автора- 0,2 п.л.).

5. Об использовании примирительных процедур при осуществлении правосудия по спорам частноправового характера  // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 3. — 0,4 п.л. (в соавторстве, вклад автора – 0,3 п.л.).

6. Об унификации требований, предъявляемых к судебным актам в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 5. —0,41 п.л.

7. Об обжаловании промежуточных определений арбитражного суда // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 9. — 0,3 п.л.

8. Устранение неполноты судебных актов в арбитражном процессе // Законодательство. 2007. № 1. — 0,32 п.л.

9. Отражение мотивированной оценки доказательств в судебных актах арбитражного суда // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 1. — 0,5 п.л.

10. О функциях судебной власти в современном гражданском и арбитражном процессах // Российский юридический журнал. 2007. № 1. — 0,6 п.л.

11. О структуре механизма реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессах // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 2. — 0,32 п.л.

12. О специфических чертах правосудия по гражданским делам: современный взгляд на проблему // Lex Russica (Научные труды МГЮА). 2007. № 2. — С. 296-302. - 0,41 п.л.

13. Роль судебных актов гражданского и арбитражного процесса в обеспечении стабильности гражданского оборота // Закон. 2007. № 2. — 0,43 п.л.

14. Место судебных актов в обеспечении единства судебной власти: некоторый аспект проблемы // Правоведение. 2007. № 2. — 0,9 п.л.

15. О проблеме определения срока на кассационное обжалование определений арбитражного суда первой, апелляционной инстанций // Российский юридический журнал. 2007. № 2. — 0,25 п.л.

16. Реализация принципа инстанционной самостоятельности судебных актов в гражданском и арбитражном процессах. // Закон. 2007. № 5. — 0,5 п.л.

17. О совершенствовании формы судебных документов в гражданском и арбитражном процессах России // Российский судья. 2007. № 6. — 0,35 п.л.

18. О мерах повышения культуры изложения судебных документов в гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 7. — 0,3 п.л.

19. Пути развития приказного производства // Российская юстиция. 2007. № 7. – С. 30-33.- 0,4 п.л.

20. Современные проблемы развития института смешанной подведомственности по делам о взыскании задолженности по банковским кредитам // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 8. — 0,44 п.л.

21. О требованиях, предъявляемых к судебному решению в гражданском и арбитражном процессе // Закон. 2007. № 11.- 0,83 п.л.

22. Правовая характеристика заочного решения // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 12. – 0,5 п.л.

III. Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

23. О роли судебной практики при осуществлении правосудия по гражданским делам // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века: современное состояние и перспективы развития»: Межвузовский сборник научных трудов / Отв. ред. В.В. Ярков. Екатеринбург, 2000. — 0,8 п.л.

24. Судебный контроль как форма реализации судебной власти в гражданском процессе // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2001. № 1. М., 2002. — 0,4 п.л.

25. О роли постановлений пленума Верховного Суда РФ // Защита прав и законных интересов граждан и организаций: Материалы международной научно-практической конференции. Ч. I. Краснодар, 2002. — 0,7 п.л.

26. К вопросу об оплате государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы на решение, определение мирового судьи // Правовой Екатеринбург. 2002. № 8(126). — 0,3 п.л.

27. Проблемы пересмотра судебных решений, определений мировых судей в апелляционном порядке // Новеллы гражданского процессуального права: материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М.С. Шакарян. М., 2004. — С. 185-188. - 0,3 п.л.

28. Судебный приказ как форма реализации судебной власти в гражданском процессе // Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства. Теория и практика: Сборник научных статей. Краснодар; Санкт-Петербург: «Юридический центр Пресс», 2004. — 0,41 п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»