WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Нельзя сказать, что большевики полностью отрицали преемственность в развитии права. Момент преемственности в историческом развитии явлений подчеркивается в работах В. И. Ленина. Советская власть не могла при всем желании полностью отказаться от старого права по объективной причине – более ранний этап является базисом для развития последующего. Данная закономерность прослеживается на протяжении всей истории. В этом, как представляется, нет ни тени субъективных предпочтений. Наоборот, новая власть всегда стремится отмежеваться от установлений предыдущей. Но, как ни парадоксально, она при этом всегда идет в их фарватере. Подтверждение закона преемственности в развитии уголовного права можно наглядно видеть на примере отдельных уголовно-правовых институтов, рожденных правотворческой практикой первых лет советской власти. Так, именно в первых советских кодексах было закреплено материальное понятие преступления, основанное на категории общественной опасности. Как известно, эта материальная характеристика до сих пор закреплена в ст. 14 УК РФ. Многие аспекты теории наказания, воплощенные в нормативных правовых актах первых лет советской власти, остались неизменными и поныне.

Значение развития уголовного права в фундаментальном смысле определяется его непрерывностью, диалектической связью этапов, на каждом из которых происходит учет и совершенствование предыдущего опыта. Таким образом, анализируя историю, можно не только найти объяснение современному состоянию теории и практики противодействия преступности, но и на основе научного прогноза составлять перспективные планы их совершенствования.

Преемственность проявляется и в науке уголовного права. До сих пор авторитетными считаются работы ученых XIX–XX вв., заложивших основы современной теории уголовного права. Значение развития науки уголовного права определяется ее вкладом в общее становление уголовного права как социально-правового явления. Перспективы развития науки уголовного права немыслимы без изучения истории, анализа достижений и недостатков, без учета накопленного опыта. Кроме того, без критического анализа ранее существовавших концепций и взглядов, без рассмотрения условий, в которых они возникали и формировались, нельзя успешно развивать уголовно-правовую теорию, совершенствовать уголовное законодательство и правоприменительную деятельность. Таким образом, обращение к истории развития уголовно-правовой мысли позволит избежать ошибок, допущенных в прошлом.

Историческое познание уголовного права помогает дать оценку институтов уголовного права с точки зрения их исторической обусловленности и выполнения правом его функционального предназначения, определить сущность, содержание, внутреннюю структуру уголовно-правовых явлений и процессов и на этой основе установить и обосновать закономерности и перспективы их развития. Уголовное право тесно связано с условиями социального развития, поэтому с их изменением меняются и взгляды на преступление и наказание, а также идеологию борьбы с преступностью и соответственно вслед за ними изменяется и уголовное законодательство.

Вторая глава «Социальная обусловленность и теоретические предпосылки принятия УК РСФСР 1926 г.» состоит из трех параграфов.

Первый из них содержит характеристику социально-политической ситуации в период разработки УК РСФСР 1926 г. Период, предшествующий принятию второго советского уголовного кодекса (1922–1926 гг.), можно назвать одним из самых ключевых в отечественной истории. Совсем недавно закончилась гражданская война и связанная с этим суровая эпоха военного коммунизма, продразверсток и террора. Этот совсем короткий исторический период существенно повлиял на формирование тенденций развития уголовного права в последующие десятилетия. В первую очередь он характеризуется переходом к новой экономической политике (НЭП), которая весьма неоднозначно воспринималась в политических кругах страны и в целом послужила основанием для последующей весьма жесткой политики «закручивания гаек», в том числе и посредством уголовного права. С одной стороны, поворот в экономике, осуществленный советским руководством, способствовал стабилизации экономического положения страны и восстановлению народного хозяйства. С другой стороны, у государства появились другие уголовно-политические задачи, обусловленные потребностями в укреплении политического строя, власти, в обеспечении крупномасштабных проектов (новой попытки перехода к социалистическому методу хозяйствования, индустриализации, коллективизации и т.п.). Осуществлять это при добровольной поддержке большинства населения, только-только почувствовавшего вкус относительно стабильной жизни, было практически невозможно. Требовались жесткие репрессивные механизмы обеспечения властных решений, подавления сопротивления и саботажа. Кроме того, в рассматриваемый период заметно активизировалась подрывная деятельность иностранных спецслужб и поддерживаемых ими подпольных организаций.

Важную роль в детерминации уголовно-правового развития продолжала играть господствующая политическая, а вслед за ней – правовая идеология. Теоретической основой правовых изменений стала концепция классовой борьбы радикального марксистско-ленинского толка, требующая от советской власти ориентации всех средств и ресурсов на воплощение в жизнь новой политики, а на первоначальном этапе – также на закрепление и обеспечение безопасности самой этой власти. Соответственно, наука уголовного права исходила по преимуществу из доктрины классового характера уголовного права и подталкивала законодателя к его еще более отчетливому закреплению в уголовном законе. Разумеется, это было весьма существенной предпосылкой для начала реконструкции уголовного права буквально сразу же после принятия УК РСФСР 1922 г.

По мере стабилизации положения в стране возникли обстоятельства, при которых указанный Кодекс перестал удовлетворять потребностям в уголовно-правовом регулировании. Во-первых, изменилась структура преступности, во-вторых, иными стали представления власти о роли и задачах уголовного права в государстве. В итоге был подготовлен (если абстрагироваться от содержательных оценок этого документа) более последовательный и отвечающий новым задачам уголовной политики, более совершенный, по сравнению с предыдущим, уголовный кодекс. Однако надо иметь в виду, что именно УК РСФСР 1926 г. стал нормативной основой репрессивной политики государства на долгие годы.

Во втором параграфе раскрываются правовые предпосылки принятия УК РСФСР 1926 г. УК РСФСР 1922 г. был нежизнеспособным. Полемика по поводу его изменения или отмены началась практически сразу после принятия Кодекса. В результате за короткое время своего существования он неоднократно подвергался изменениям и дополнениям, которые в основном касались Особенной части. В период с 1922 по 1926 гг. сохранялись тенденции уголовно-правового нормотворчества первых лет советской власти, которые обусловливали его ситуативность.

В работе дается краткая характеристика УК РСФСР 1922 г., в общем виде показаны его недостатки. Вместе с тем отмечается преемственность между УК РСФСР 1922 г. и 1926 г. относительно многих уголовно-правовых институтов и концептуальных основ: принципа аналогии, положений о социальной опасности лица, мер социальной защиты, возможности привлечения к уголовной ответственности без вины, классовой природы преступления и наказания, категории общественной опасности. Раскрывается их эволюция в рассматриваемый период.

Процесс уголовно-правового нормотворчества в указанный период шел противоречиво. С одной стороны, законодательство совершенствовалось, устранялись пробелы и недостатки, вызванные спешной и неоднозначной разработкой УК 1922 г., а с другой – допускались существенные противоречия в его теоретической базе, что в конечном счете привело к кардинальной уголовно-правовой реформе.

Рассматриваемый период был поистине периодом становления самостоятельного (самобытного) советского уголовного права, а параллельно-и науки уголовного права, некоторые традиции, положения и парадигмы которой сохраняются и поныне.

В третьем параграфе анализируется процесс разработки и принятия УК РСФСР 1926 г. как с точки зрения последовательности этапов, так и научной полемики и отработки теоретических основ будущего уголовного закона. Развитие уголовного законодательства неразрывно связано с развитием науки уголовного права. В этой связи рассматриваются критерии периодизации развития советского уголовного права.

УК РСФСР 1926 г. был принят на базе Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. (Основных начал). Сессия ЦИК СССР в октябре 1924 г. обязала союзные республики переработать свои УК, привести их в соответствие с Основными началами.

В 1925 г. СНК РСФСР внес на рассмотрение 2-й сессии ВЦИК XII созыва проект нового Уголовного кодекса, который был утвержден сессией. Однако ряд положений этого УК находился в противоречии с Основными началами – пределы действия УК, институты необходимой обороны, давности, лишение прав, обстоятельства, влияющие на размер назначаемой судом меры социальной защиты, и т.п. Поэтому 2-я сессия ВЦИК XII созыва поручила Президиуму ВЦИК войти в ЦИК СССР с представлением об изменении некоторых статей Основных начал. Помимо этого, на рассмотрение ЦИК СССР был представлен раздел УК о контрреволюционных преступлениях, который относился к компетенции общесоюзного уголовного законодательства. ЦИК СССР предложил всем союзным республикам дать заключение по вопросам уголовного законодательства, которые были поставлены в порядке инициативы ВЦИК. Введение в жизнь УК РСФСР редакции 1925 г. откладывалось, поэтому Президиум ВЦИК, исходя из необходимости ввести кодекс в действие, переработал его, приведя в полное соответствие с Основными началами. При этом раздел о контрреволюционных преступлениях и наиболее опасных преступлениях против порядка управления, впредь до издания соответствующего общесоюзного закона, был внесен в УК РСФСР 1922 г.

После утверждения Положения о преступлениях государственных, а также Положения о воинских преступлениях соответствующие разделы Уголовного кодекса были изменены. В ноябре 1926 г. УК РСФСР, принятый 2-й сессией ВЦИК XII созыва и переработанный в указанном порядке, был утвержден и введен в действие с 1 января 1927 г.

Подготовка УК РСФСР 1926 г. наглядно показала, что, во-первых, теоретическая разработка уголовно-правовых проблем на основе марксистско-ленинских (коммунистических) взглядов на уголовную репрессию на тот момент не была завершена; во-вторых, в уголовном праве преобладала идеология; иными словами, уголовное право было полем ожесточенной борьбы не столько по юридико-техническим вопросам, сколько в связи с необходимостью окончательного закрепления коммунистической идеологии в уголовном праве и, что не менее важно, создания репрессивного инструментария для обеспечения безопасности власти и проведения в жизнь ее политики. Неслучайно одной из ключевых причин отложения принятия проекта УК РСФСР стала разработка раздела о контрреволюционных преступлениях и наиболее опасных преступлениях против порядка управления, отнесенных к компетенции общесоюзного уголовного законодательства.

Принятие УК РСФСР, разумеется, не сблизило позиции сторонников социологической и классической школ, а также теоретиков-марксистов, однако определило тенденции развития уголовного права и репрессивной практики на долгие годы.

Третья глава «Концептуальные основы и характеристика УК РСФСР 1926 г.» включает два параграфа.

В первом параграфе рассматриваются концептуальные основы, дается характеристика основных положений Общей части УК РСФСР 1926 г. Изучение УК РСФСР 1926 г. представляет интерес как в плане сравнения с современным периодом и преобладающими сейчас уголовно-правовыми взглядами, нашедшими отражение в действующем уголовном законе, так и с точки зрения преемственности в развитии значительного числа уголовно-правовых институтов и положений.

В работе дается характеристика основных уголовно-правовых институтов Общей части УК РСФСР 1926 г.: времени и пределов действия уголовного закона; задач уголовного законодательства; преступления; принципа аналогии; положения о лицах, «представляющих опасность по своей связи с преступной средой или по своей прошлой деятельности»; обстоятельств, исключающих преступность деяния; давности уголовного преследования; форм и видов вины; стадий совершения преступления; мер социальной защиты и т.д.

УК РСФСР 1926 г. имел принципиальное значение для становления и развития советского уголовного законодательства. Просуществовав вплоть до 1961 г., он стал нормативной основой проводившихся в стране репрессий. Разумеется, нельзя винить в них только закон. Многие его положения не имели реакционного характера и «дожили» до наших дней. К сожалению, многое зависело и от правоприменителя. Однако ряд норм и институтов прямо обусловливал крайнюю репрессивность уголовной политики. К ним, в частности, можно отнести нормы: о лицах, «представляющих общественную опасность по прошлой деятельности и связи с преступной средой»; о мерах социальной защиты; о соучастии; о стадиях совершения преступления; об усмотрении суда при применении сроков давности за контрреволюционные преступления и т.п.

В этом смысле Кодекс продолжал тенденции, заложенные в предыдущий советский период. Вместе с тем его разработчики довели до логического завершения те концептуальные основы советского уголовного права, которые закладывались с приходом советской власти. Наиболее наглядно это выразилось в отказе от института наказания.

В диссертации отмечается, что довольно продолжительный исторический этап действия УК РСФСР 1926 г. свидетельствует о том, что рассматриваемый уголовный закон был достаточно совершенен в техническом смысле и максимально отражал господствующие взгляды на уголовную репрессию. Иными словами, он в целом устраивал власть. Хотя поправки в него, конечно, вносились, но они не колебали ни его концептуальных основ, ни основных институтов, носили скорее корректирующий характер.

Во втором параграфе дается общая характеристика Особенной части УК РСФСР 1926 г. Так же, как и в предыдущем кодексе, она содержала в себе описание отдельных составов преступлений и мер уголовно-правового принуждения, назначаемых за их совершение. Отличие состояло лишь в том, что за нарушение уголовно-правовых запретов предусматривались не наказания, а меры социальной защиты.

Критерием систематизации преступных деяний служил объект преступления.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»