WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Всероссийская научная конференция XV Сергеевские чтения (Москва: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2007 г.);

Российско-германская научная конференция «Народ и демократия в древности» (Ярославль: ЯрГУ, 2007 г.);

50-я Всероссийская научная конференция студентов и аспирантов «Новый век: Человек. Общество. История глазами молодых» (Саратов: СГУ, 2007 г.);

III Международные научные чтения «Мир и война: культурные контексты социальной агрессии» и научная конференция «Мир и война: суша и море» (Санкт-Петербург – Кронштадт: 2007 г.);

Международная научная конференция «Кондаковские чтения-II» (Белгород: БелГУ, 2007 г.);

VI Всероссийская школа молодых африканистов (Ярославль: ЯрГУ, 2007 г.);

Всероссийская научная конференция «Человек в контексте эпохи. Личность. Культура. Образование» (Ярославль: ЯрГУ, 2008 г.);

XV Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2008 г.);

XI Чтения памяти профессора Николая Петровича Соколова (Нижний Новгород: ННГУ, 2008 г.).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Римляне осуществляли военно-стратегическую разведывательную деятельность. Римский полководец, прежде чем приступить к операции, был обязан собрать максимально возможный объем данных о районе будущих боевых действий. Члены сената в период Республики или в дальнейшем военные советники императора анализировали результаты предшествовавших дипломатических контактов; на территорию потенциального противника отправлялись новые посольства, ее исследовали многочисленные торговцы.

2. Для того чтобы отслеживать внутриполитическую жизнь в государствах ближних и дальних соседей римляне должны были опираться на сведения союзников, своих тайных сторонников в том или ином регионе, негласных агентов влияния. Если информации оказывалось недостаточно для составления четкого плана вторжения, то организовывались разведывательные экспедиции, которые носили предварительный характер и иногда имели коммерческую подоплеку.

3. У римлян постоянно развивалась и совершенствовалась военно-тактическая разведывательная деятельность. В ходе военной кампании римляне располагали широкими возможностями для сбора сведений. Они могли опросить гражданское население, заставить говорить военнопленных, использовать перебежчиков.

4. Римское командование имело в своем распоряжении специалистов разведки – эксплораторов и спекуляторов. Если speculatores уже в I в. н.э. во многом отошли от военной разведки и стали ассоциироваться с политическим шпионажем, то exploratores продолжили свою службу на поле боя. Полководцы должны были прислушиваться к соображениям своих лазутчиков, анализировать их данные, соотносить с другими источниками и на основе совокупной информации принимать решения, от которых часто зависел не только исход битвы, но и итог всей войны.

5. Проведение разведывательных мероприятий в морской среде также способствовало сбору тактической информации. В состав римского флота входили суда, выполнявшие идентичный сухопутной разведке набор задач. Они выбирали удобные места стоянок, выискивали секретные бухты и патрулировали водные коммуникации.

6. Римская армия активно вела не только разведывательную, но и контрразведывательную деятельность. Последняя включала в себя все активные и пассивные меры, осуществлявшиеся политической властью вместе с военным командованием в целях борьбы против разведок других государств (Карфаген, Парфия, Персия, германские союзы). Она обеспечивала безопасность информации, объектов и лиц, имевших секретный характер. В задачи контрразведки входило также пресечение подрывной деятельности, проводившейся нелояльными элементами внутри империи и на контролируемых ею территориях. Наблюдение за иностранцами, строгий дипломатический протокол, контроль над приграничной зоной, кодирование важнейших донесений – все это способствовало образованию некоего занавеса, скрывавшего подлинные интересы государства от посторонних глаз. В то же время, ограничение посвященных в планы узким кругом лиц, манипулирование внутренними врагами через дезинформацию, оперативность в деле принятия важнейших решений, слежка за настроениями внутри гражданского коллектива и солдатской массы – составляли комплекс мероприятий по предотвращению смут и политических катаклизмов.

7. Имеется различие периодов Республики и Империи в плане некоторых особенностей организации контрразведки. Начиная с эпохи Принципата, это, во-первых, наличие персоны императора, самого осведомленного лица в государстве, планы которого, до их исполнения, должны были находиться «за семью печатями». Во-вторых, более сложная система приграничного охранения, которая складывалась вместе со строительством лимеса с середины I в. н.э. В-третьих, разветвленная система тайной полиции для контроля над населением и, что важнее, управленческим аппаратом.

8. На всем протяжении истории Рима отсутствовал центральный военный разведывательный орган, который бы специально занимался сбором и анализом информации на всех уровнях. Однако в специфических условиях распространения информации в античный период усилия, предпринимавшиеся римлянами для ее получения и применения, видимо, оказались достаточными, чтобы обходиться без такого органа.

II. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка сокращений, списка использованных источников и литературы, приложений.

Во введении определены проблема и предмет исследования, представлены цели и задачи, дан анализ источников и историографии по основным изучаемым вопросам.

Первая глава «СТРАТЕГИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА» состоит из четырех параграфов. В первом параграфе «Дипломатическая разведка как подготовка к войне» особое внимание уделено негласным целям римских посольств, их секретному характеру и разведывательной направленности. Стратегическая разведка античного Рима включала в себя совокупное получение данных из нескольких важных источников. Значительный объем информации поставлялся послами (legati). В период Республики сенат отправлял посольства и, следовательно, мог быть координирующим органом их разведывательной деятельности. В период Империи таким негласным центром был, скорее всего, consilium principis. К тому же, отправка посольства иногда являлась ответной реакцией на донесения союзников. Сопутствовавший послу или группе послов вспомогательный персонал владел информацией разного уровня и был, в свою очередь, способен ее обнаружить. Необходимость получения точных данных о потенциале окружавших римлян народов ориентировала римских послов на шпионскую деятельность. Для этого нужны были люди наблюдательные, осторожные и здравомыслящие.

Во втором параграфе «Предоставление информации римскими союзниками» анализируются факты оповещения римского командования через контакты с соседями. Использование союзников было характерной чертой римского внешнеполитического курса. Все socii, в независимости от статуса, были обязаны посылать вооруженные подкрепления, когда бы Рим их не потребовал. Консулы назначали двенадцать префектов для командования союзниками. Эти префекты отбирали одну треть конницы и пятую часть пехоты (extraordinarii). Отборные воины возглавляли походную колонну, составляли корпус телохранителей консула. Шестьсот всадников-экстраординариев двигались рассыпным строем и осуществляли разведку.

Союзники были большим подспорьем в стратегической разведке. Эллинистические правители и города, предпринимая какие-то внешнеполитические акции, часто стремились поставить в известность об этом сенат и заручиться его поддержкой; для этого в Рим регулярно отправлялись посольства. Более часто посольства в Рим приходили с просьбами разрешить внутренние проблемы, либо искать помощи против третьей стороны; в обоих случаях ясно, что политически важная информация должна была предоставляться, даже если наши источники не всегда дают детали. Сенат владел всей полнотой информации о ситуации за границей не только через дипломатов и союзников. Во многих странах были агенты его влияния, клиенты и гостеприимцы римских граждан, своеобразные негласные союзники.

В период Империи происходили качественные изменения в системе поступления и обработки разведывательной информации стратегического уровня. Этому способствовало несколько факторов. Во-первых, поглощение сети зависимых государств и превращение их в провинции, что на время сократило приток данных о внешнем мире, но сделало контингенты союзников частью римской армии на постоянной основе. Во-вторых, ослабление влияния сената на внешнеполитический курс государства. Тем не менее, международные договоры продолжали заключаться, и определенные данные поступали в ставку императора.

В третьем параграфе «Использование торговцев для получения военной информации» устанавливается, что важным компонентом римской разведывательной системы являлись коммерсанты. Очевидно то, что в интересы торговцев входило желание владеть информацией относительно политической ситуации, складывающейся в местах их проживания или деловой активности. В тоже время mercatores и negotiatores, скорее всего, не были в своей разведывательной деятельности под официальным контролем, и их информирующая роль была во многом самостоятельной инициативой, направленной на получение определенных льгот от властей и в первую очередь гарантий безопасности. Широкомасштабной стратегической разведкой могли заниматься негоцианты, промышлявшие оптовой торговлей. Само же развитие торговли способствовало оптимизации потока разведывательной информации. Соответственно экономические спады, сопровождавшиеся кризисом транспортной системы, сокращением производства экспортных видов товаров, натурализацией и замкнутостью хозяйства, негативно влияли на информационное обеспечение империи.

В четвертом параграфе «Географические рекогносцировки римской армии» рассмотрены военные походы римлян, которые могли носить разведывательную направленность. Особую роль в стратегической разведке Римского государства играли географические рекогносцировки римской армии. Подобные экспедиции были деятельностью, позволявшей принцепсам планировать свою внешнюю политику. Римляне не ограничивали свой интерес приграничными областями. Их знания об Индии, Китае и Эфиопии тому подтверждение. Стабилизация границ к концу эпохи Принципата означала если не полное окончание географических рекогносцировок, то, по крайней мере, ослабление к ним интереса со стороны правящих кругов, занятых отражением натиска парфян и различных германских племенных союзов со II в., а затем и решением задач по выходу из всеобщего кризиса III в.

Вторая глава «РИМСКАЯ ТАКТИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА В БОЛЬШИХ И МАЛЫХ ВОЙНАХ» содержит четыре параграфа. В первом параграфе «Источники разведывательной информации» сделаны выводы о многообразии методов сбора оперативных данных римской армией. Миссия римских разведчиков заключалась в доскональном опросе пленников, перебежчиков, местных жителей, в перехвате вражеских документов и собирании слухов.

Во втором параграфе «Exploratores» рассмотрены организационные основы указанного соединения. Функции эксплораторов сводились к определению местонахождения противника и оперативному извещению командования относительно его действий. Кроме того, они должны были исследовать дорогу для продвижения войска и местность для расположения лагеря. Полученные данные помогали избежать вражеских диверсий и использовались полководцем при планировании хода военных действий. Анализ обращений авторов к exploratores показывает, что данный термин ими применялся для обозначения легионеров, действовавших на вражеской территории в более или менее скрытой роли. В то же время, есть определенное количество пассажей, описывающих действия воинов в похожей манере, где они не прямо приписаны к эксплораторам, но где использование однокоренных слов или их греческих аналогов (например, ), тем не менее, указывает на то, что мы, возможно, имеем дело именно с этим армейским подразделением.

В третьем параграфе «Speculatores» исследованы важнейшие функции этого подразделения. Можно с определенной долей уверенности предположить, что, хотя speculatores имели более тайную сферу действий, они использовались для получения материала, очень схожего с тем, что обычно собирали exploratores. Но были и определенные вариации: speculatores, вероятно, чаще эксплораторов использовались для действий в темное время суток и поиска секретных убежищ противника. В течение II в. н.э. спекуляторы, задействованные также в качестве политических шпионов, постепенно вытеснялись службой фрументариев. Но само название speculator, видимо, осталось для характеристики вражеского лазутчика, тайного агента и секретного осведомителя.

В четвертом параграфе «Использование флота в разведывательных целях» делается попытка определить особенности использования римских кораблей в морских рекогносцировках. Основными целями флота, выделенного для разведки, должны были быть выслеживание вражеских судов в открытом море, патрулирование рек (Дунай, Рейн), наблюдение за несанкционированными переправами и, когда требовалось, транспортировка войск. Его видовой состав чаще всего представляли легкие и маневренные корабли, для которых моделью служили пиратские лодки. Некоторые (катаскопии) выполняли чисто разведывательные функции, другие по своим параметрам вполне могли их заменить. Таковыми, например, были актуарии, лузории, лембы, керкуры, гемиолии, миопароны, камары и скафы.

Третья глава «РИМСКАЯ КОНТРРАЗВЕДКА» делится на пять параграфов.

Первый параграф «Виды скрывавшейся информации и меры по ее защите» посвящен выявлению и типологизации данных, предназначавшихся для засекречивания. Римляне пытались скрыть как информацию первоочередной важности (внутренние проблемы; военные планы; дела, касающиеся безопасности главы государства), так и тактические данные (численность армии, маршрут движения войска, пароли). Проводились также мероприятия по защите информации: ограничение числа лиц, посвященных в планы ставки; контроль перемещения иностранных граждан; выявление и уничтожение вражеских шпионов; наблюдение за собственными солдатами; оперативность; распространение дезинформации.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»