WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

П. Саутерн в своем исследовании римской армии, опубликованном в 2007 г., отвела разведке отдельный параграф20. В нем ученый, помимо традиционного вывода о слабости республиканской разведки, вплотную подходит к проблеме поиска координирующего органа разведывательной деятельности в Римской империи. Историк пишет о beneficiarii consularis, как о служащих, ответственных за агентурную сеть в отдельных провинциях и на участках границы. На вторую ступень она ставит императорского секретаря ab epistulis, который контролировал отчеты бенефициариев. Для периода Домината Саутерн считает носителей должностей magister militum и magister officiorum наиболее вероятными кандидатурами на роль ключевых фигур в деле сбора сведений военного и гражданского характера.

Специальные исследования по военной и политической разведке античного Рима. М. Гихон, профессор Тель-Авивского университета, посвятил свою статью «Военная разведка в римской армии» описанию деятельности основных подразделений римской военной разведки – эксплораторов, спекуляторов и фрументариев21.

Наиболее полной и обстоятельной работой по рассматриваемому вопросу является совместное сочинение Н. Остина и Н. Ранкова «Exploratio. Военная и политическая разведка в римском мире от Второй Пунической войны до битвы при Адрианополе», изданное в 1995 г.22 В данном исследовании политическая информация рассматривается в военном контексте и подтверждается тесное переплетение военной разведки с политическим шпионажем. Особое внимание уделено периоду империи, а именно – II и IV вв. Общая характеристика стратегической разведки в основном построена на свидетельствах Цезаря и Аммиана. В нее авторы включают дипломатический шпионаж, донесения приграничных постов и торговцев, информацию союзников. Интересны своеобразные отступления про «случайную разведку» и «негативную разведку», место этих явлений в разведывательном процессе. Рассказ о тактической разведке оказывается напрямую связан с освещением деятельности прокурсаторов, эксплораторов, спекуляторов. Определенную новизну представляет параграф о самоличных рекогносцировках военачальников. Далее перечисляются римские источники разведывательной информации. При характеристике республиканского периода отводится место таким источникам как географические документы, военные commentarii, отчеты провинциальных наместников, донесения клиентов. При обращении к имперскому времени Остин и Ранков пишут о consilium principis, взаимодействии принцепсов и наместников, деятельности императоров на границах, службе фрументариев. Следующая глава рассматривает officium наместника, его инспекционные поездки, отношения с союзниками, архивы военной документации. Предпоследняя глава связана с характеристикой римских границ, системы аванпостов, роли бенефициариев. Отдельно выделено IV столетие с magister officiorum, consistorium императора, дуксами и комитами. Здесь внимание ученых концентрируется на Notitia dignitatum и Адрианопольской битве.

Труд профессора истории Института вооруженных сил Вирджинии, полковника Р. М. Шелдон «Действия разведки в Древнем Риме: доверяй богам, но проверяй» стал известен широкому кругу читателей в 2005 г.23 В основе этой работы положены лекции курса «Шпионаж в древнем мире», читавшиеся автором в течение 15 лет в ряде высших учебных заведений США и опубликованные в нескольких специализированных журналах (International Journal of Intelligence and Counterintelligence, Intelligence Quarterly, American Intelligence Journal, Journal of Military History). Ключевые моменты истории римской разведки Шелдон увязывает с вторжением Ганнибала, поражением Красса при Каррах, экспедицией Цезаря в Британию и битвой в Тевтобургском лесу. Вокруг этих событий построено изложение материала, в котором проведена четкая грань между военной разведкой и римской секретной службой. Отдельная глава посвящена сигнальной приграничной системе. Труд Розы Шелдон может считаться заметным явлением в ряду немногочисленных работ с подобной тематикой. Однако автор использует множество современных понятий для характеристики римских реалий и не всегда оговаривает их применение. Кроме того, ученый претендует на новизну ракурса исследования, но в структуре работы прослеживается влияние идей Р. Вилмера, который также обращал все свое внимание на людей и события. К тому же, в книге отсутствует сколько-нибудь целостная характеристика источников. Сильной стороной данной монографии является то, что автор не игнорирует период Республики как важный этап в развитии римской военной разведки и говорит о Принципате Августа как о времени определенного прогресса в деле налаживания внутренних коммуникаций и безопасности Римского государства. Это отличает ее труд от работы Остина и Ранкова.

Появление книги «Розвідка та інші таємні служби Стародавнього Риму і його супротивників» В.П. Дмитренко в 2008 г. свидетельствует о возрастающем интересе к рассматриваемому предмету24. Однако данное издание носит популяризаторский характер. Автор, в прошлом – военный разведчик, специалист по вопросам анализа политической и экономической информации. Книга затрагивает многие аспекты истории Рима, но с масштабной модернизацией – организация «полицейских» и дозорных служб, древнеримский «спецназ», способы дискредитации и устранения неугодных лиц, методы легализации незаконных доходов, пропаганда и «пиар», тайные дипломатические операции.

Работы, рассматривающие те или иные аспекты римской разведывательной системы. Дипломатической составляющей римской внешней политики отведено место в трудах отечественных (В.И. Кащеев25, Е.Н. Нечаева26, А.П. Беликов27, М.Ш. Садыков28) и зарубежных ученых (Э. Бэдиан29, У. Таммлер30, Д. Перетц31). В.И. Кащеев высказал интересные мысли об отношении римлян к посредничеству при международных переговорах и другим средствам дипломатии. А.П. Беликов развернул тезис о разведывательных миссиях римских послов. М.Ш. Садыков проследил развитие дипломатических отношений ведущих государств Западного Средиземноморья на фоне политических изменений в международной системе эллинистического мира в конце IV - первой трети III вв. до н.э. Э. Бэдиан сделал акцент на экономических мотивах экспансии Рима и соответствующих направлениях римской дипломатии. Е.Н. Нечаева и Д. Перетц конкретизировали многоуровневую структуру дипломатического корпуса, указали на возможность шпионской деятельности отдельных его членов. У. Таммлер одним из многих подчеркнул координирующую роль сената в деле обмена дипломатическими представителями.

На характеристике римских союзников останавливались многие историки. Мы использовали работы В. Дальхайма32, Т. Либман-Франкфорт33 и А.Н. Шервинг-Вайта34. В. Дальхайм приводит событийную канву включения различных античных государственных образований в сферу влияния Рима. Т. Либман-Франкфорт и А.Н. Шервинг-Вайт пишут о восточном направлении того же процесса.

Торговый шпионаж в древнем мире становился предметом анализа у Д. Ли35, Ф. Расселла36 и В.М. Строгецкого37. Д. Ли исследует вопрос об осведомленности Римской империи относительно северных и восточных соседей. В своем труде он останавливается на проблеме циркуляции информации через границы, анализирует влияние различных факторов на это явление: географических препятствий, этнических различий, религиозных процессов, уровня урбанизации и экономического развития. Фигура торговца-путешественника играет в его повествовании роль информационного канала и стратегического источника данных о Персии и германских племенах. Ф. Рассел, посвятив свою работу особенностям распространения информации в классической Греции, считает торговцев вездесущими информаторами, в отличие от К. Куле, которая ограничивала коммуникационные возможности коммерсантов границами полиса38. Точка зрения В.М. Строгецкого относительно информированности торговцев близка мнению Ф. Рассела, однако если английский историк делает акцент на военной составляющей их новостей, то российский специалист пишет о мирном, политико-экономическом аспекте и увязывает эту информированность с общей мобильностью античного общества.

Географические открытия римлян привлекли внимание Г. Экхольма39, Р. Сайма40, С. Маттерн41. Шведский ученый исследовал взаимоотношения Римской империи с жителями Северной Европы на рубеже новой эры, упомянул об экспедициях Друза, торговых связях во времена Нерона и Траяна. Р. Сайм вводит понятие «военная география» в отношении Древнего Рима и комментирует свидетельства античных авторов о проникновении римлян в Галлию, Германию, на побережье Балтийского моря, походе Корнелия Бальба против гарамантов, Гая Петрония против эфиопов и Элия Галла в Аравию. С. Маттерн сопоставила римскую картину мира и имперскую стратегию в период Принципата. Она убедительно доказала, что просчеты в географии приводили к последствиям геополитического масштаба.

Подразделением exploratores занимались несколько видных ученых. М. Спейдель выявил через прочтение и интерпретацию эпиграфических памятников отдельные факты участия римских разведчиков в военных кампаниях и их стационарное присутствие в различных провинциях42. К. Диксон и П. Саутерн рассматривают эксплораторов как одно из подразделений римской конницы43. Д. Ван Берхем обратил внимание на судьбу эксплораторов в период Домината44.

Спекуляторы характеризуются с разных сторон многими историками. А. фон Домашевский45 и М. Клаусс46 изучали speculatores в рамках интереса к офицерскому составу римской армии, принципалам. При описании обязанностей бенефициариев, входящих в штат провинциальных наместников, обращались к рассмотрению спекуляторов А.Л. Смышляев47, Ю.К. Колосовская48, Б. Ранков49, И. Отт50, Ж. Нели-Клеман51, А.В. Колобов52. О спекуляторах как структурном подразделении преторианской гвардии писали Х. Беллен53, С. Бингхэм54, А. Винтерлинг55.

Широко рассмотрена служба фрументариев в итальянской историографии56. Г. Хенцен57 и П. Бэйлли Рейнольдс58 анализировали их как часть охранного корпуса столичного гарнизона Castra Peregrinorum. М.И. Ростовцев считал организацию фрументариев службой политического сыска59. Дж. Манн интересовался деятельностью фрументариев в провинциях60. Х. Херциг причисляет их к числу императорских курьеров61. С.Г. Сердюкова четко связывает фрументариев с военным ведомством62. Шпионские обязанности этой службы, а также ее связь с позднейшими секретными организациями (agentes in rebus) подробно изучена в серии статей В. Зиннигена63.

Про агентов поздней империи, кроме вышеуказанного автора64, упоминали все, кто в той или иной мере занимался государственной структурой Византии и приближенными к императору чинами65. Значительное внимание к agentes in rebus проявил в своем капитальном труде «Curiosi und Regendarii. Исследования тайной государственной полиции поздней античности» В. Блюм66. Интересную работу написал Ф. Пашу, указавший на терминологические вариации при определении людей, имеющих полномочия курьеров и ревизоров67.

Разведывательная функция римского военного флота чаще всего встречается лишь при перечислении общего круга его тактических задач. Мы можем говорить о нескольких работах, которые расширили упоминание об этом до действительной исследовательской проблемы. Труд Л. Кэссона «Корабли и искусство мореплавания в античном мире» раскрывает технические аспекты различных типов судов древнего мира68. Для нашей темы особенно интересна его реконструкция устройства келетов, актуариев, лембов, гемиолий. В статье В. Гаулда, опубликованной в 1990 г., интерпретируется сообщение Вегеция о лузориях и скафах, специальных лодках для разведывательной работы69. В 2003 г. вышла книга С.Ю. Горькова о противостоянии Рима и Карфагена на море, в которой, в частности, проанализированы источники на предмет выявления легких кораблей, выполнявших в римских эскадрах разведывательную и дозорную службу, а также применявшихся для связи70.

Для понимания специфики коммуникационной системы Римской империи были использованы труды А. Рамсея71 и А. Кольб по почтовой службе72, Г. Дональдсона по военным сигналам73, Г. Дильса о технических достижениях периода античности74.

Обратиться к постановке проблемы приграничного наблюдения позволили изыскания ученых, интересующихся лимесом. Это в первую очередь мысли Э. Бирли о видах лимеса75, работа Э. Шальмайера о деятельности бенефициариев на германских границах76 и статьи Д. Вуллискрофта о средствах передачи информации вдоль римских рубежей и от границ вглубь провинций77.

Анализ историографии показывает, что в мировом антиковедении специальные труды по разведке появились в последние двадцать лет. В современном российском антиковедении, несмотря на ряд весомых достижений в деле изучения армии древнего Рима, комплекс проблем, связанных с римской военной разведкой, все еще остается на периферии научного интереса. Этот пробел выглядит особенно серьезно на фоне новейших достижений мировой историографии, и одна из главных задач настоящей работы состоит в том, чтобы по мере возможности преодолеть существующий разрыв.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования материалов и выводов в общих и специальных курсах по истории древнего мира, в курсах по истории римской армии.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были представлены в докладах на следующих конференциях:

IV Международная конференция по римскому праву (Москва–Иваново-Суздаль, 2006 г.);

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»