WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Комплексный анализ немногочисленных сведений, сообщаемых античными авторами (Геродот, Диодор Сицилийский, Арриан, Юстин) и археологических материалов даёт исследователям основания полагать, что скифское войско состояло из конницы и пехоты. Не вызывает сомнения вывод Е.В.Черненко, что конница в течение всей скифской истории играла главную роль, «численно и качественно преобладая над пехотой» (Черненко, 1997). При этом основная часть скифской конницы представляла собой легковооружённую кавалерию, использовавшую лук со стрелами, копья, реже дротики, мечи, а также различные элементы защитного доспеха: кожаные панцири, пояса и т.п.

Материалы из Елизаветовского могильника подтверждают данное мнение, поскольку среди предметов вооружения из погребений могильника преобладает оружие, характерное для легковооружённых всадников: 73 % погребённых с оружием имели в наборе инвентаря наконечники стрел; 59 % - копья, 36 % - мечи.

Благодаря исследованию В.П. Копылова, рассмотревшего социальную структуру общества, оставившего Елизаветовский могильник, на основании конструктивных особенностей могил и состава инвентаря мы имеем возможность с большой долей уверенности реконструировать социальный и военный статус погребённого.

В.П. Копылов связывает вторую и наиболее обширную группу населения дельты Дона с рядовыми общинниками, составлявшими основную силу войска, их погребения совершались в ямах II и III-го типов – соответственно «узкие длинные» и «средние короткие» грунтовые ямы (Копылов, 2000). Представители этой социальной группы, погребённые в грунтовых ямах II-го типа, вероятно, и входили в состав легковооружённой конницы. Это предположение подтверждается наличием оружия в подавляющем большинстве мужских погребений и во многих женских. В 51 погребении, совершенном в грунтовых ямах II-го типа предметы вооружения обнаружены в 31 комплексе – 61%. Кроме того, в пяти из этих погребений были обнаружены ворворки, которые связываются с конской упряжью, а в одном ворворка и детали конской узды.

Вместе с тем археологические материалы, полученные в результате широкого исследования скифских памятников во второй половине XX в., в том числе и Елизаветовского могильника свидетельствуют о том, что в скифском войске находились и тяжеловооружённые всадники, которых зачастую называют катафрактариями.

А.М. Хазанов в своё время выделил их характерные признаки и условия возникновения (Хазанов, 1968). Археологические материалы, накопленные со времени выхода работы А.М. Хазанова, дают основание полагать, что в скифском войске были подразделения катафрактариев, либо очень близких к ним по военному облику тяжеловооружённых всадников. Об этом свидетельствуют находки в скифских погребениях длинных копий – пик и различных элементов защитного доспеха, сделанных из металла.

Эти выводы подтверждаются и рассказом Диодора Сицилийского о битве при Фате, в которой сразились наследники Перисада, боровшиеся за власть в Боспорском царстве. На стороне одного из них – Сатира выступили скифы, выставившие около 10 тысяч всадников, 20 тысяч пехоты и 4 тысячи наёмников. Описывая сражение, Диодор сообщает, что в центре войска Сатира, построенного им по скифскому образцу, находились «отборные воины», в которых Е.В. Черненко и Е.И. Савченко видят панцирную конницу (Черненко, 1984; Савченко, 2004). На правом фланге Сатир поставил наёмников, на левом скифскую пехоту (Диодор Сицилийский, XX, 22).

На наш взгляд, признаки, которыми А.М. Хазанов наделяет катафрактариев, характерны и для определённой части нижнедонских скифских воинов. В погребениях могильника обнаружены виды оружия и доспеха, использовавшиеся тяжеловооружёнными всадниками: длинные копья – пики, панцири, боевые пояса, щиты, кнемиды и шлемы.

Численно эта часть войска, очевидно, была небольшой – предметы защитного доспеха были обнаружены в 16 % погребений от общего числа погребений с оружием, а длина копий, трактуемых, как длинные, установлена в 11 случаях. Но количество тех, кого называют катафрактариями, всегда было значительно меньше остальной части войска.

Как свидетельствуют материалы Елизаветовского могильника, наиболее часто предметы наступательного оружия и защитного доспеха встречаются в погребениях, совершенных, по классификации В.П. Копылова, в могильных ямах VI типа – «широкие длинные» грунтовые ямы, принадлежавших «родовой верхушке общества, оставившего елизаветовские курганы» - четвёртая социальная группа (Копылов, 2000). Из 15 погребений этой группы, несмотря на разграбленность некоторых из них, предметы вооружения найдены в 11 комплексах – 73%. В некоторых из них помимо полного набора наступательного вооружения были обнаружены такие предметы защитного доспеха, как щит (к. 9 – раскопки 1909 г.), панцирь и шлем (к.18 – раскопки 1911 г.). К этой же группе относится и комплекс из к. 7 (раскопки 1954 г.), который содержал представительный набор защитного вооружения: панцирь, кнемиды и щит.

Следует также, отметить, что именно в этой группе погребений были найдены такие дорогие и престижные вещи, как гривна, обнаруженная в к.10 – раск. 1909 г. вместе с мечом в ножнах с золотыми обкладками, боевым поясом и кнемидами, серебряный ритон, бронзовые котлы, золотые и серебряные предметы. В одном из погребений этой группы было обнаружено захоронение коня.

Предметы защитного доспеха и наступательного вооружения также довольно часто присутствуют и в наборе инвентаря погребений, совершённых в грунтовых ямах IV типа – «средние длинные», в которых хоронили «дружинников» и «дружинниц», отнесённых В.П. Копыловым к третьей социальной группе (Копылов, 2000). Предметы вооружения у представителей этой социальной группы встречаются наиболее часто. Они были обнаружены в 19 погребениях из 24 – 79%. Какая-то часть этой категории, очевидно, воевала в легковооружённой кавалерии, а какая-то могла входить в состав тяжеловооружённой конницы, судя по тому, что в трёх комплексах найдены предметы защитного доспеха.

В то же время определённая часть скифского войска состояла из пехоты. Об этом говорят данные письменных источников, а также изображения сражающихся пеших скифских воинов, на предметах торевтики. В отличие от многих других армий древности, пехота в скифском войске составляла меньшинство, значительно уступая коннице. Но, как показывает битва при Фате, в определённые моменты этот род войска также, очевидно, играл значительную роль.

Пехотные подразделения скифов при Фате противостояли пехоте фатеев, у которых этот род войска был более многочисленным и распространённым. И противостояли, как показывает ход сражения, довольно успешно.

Исходя из того, что в рассматриваемую эпоху скифское общество переживало социальную и экономическую дифференциацию, распространённую и среди самой массовой части скифского общества – рядовых общинников, можно предположить, что в состав пехоты, как и в состав кавалерии, входили рядовые общинники. Вероятно, они как-то, скорее всего, имущественно отличались от тех, кто входил в кавалерию, но так же как и они, относились ко второй социальной группе. Уже говорилось, что в Елизаветовском могильнике они погребены в ямах II-го III-го типов. Необходимо отметить, что реконструкция социальной структуры елизаветовцев, основанная на данных могильника подтверждается и материалами, полученными в результате исследования Елизаветовского городища (Марченко, Житников, Копылов, 2000).

По мнению Е.В. Черненко, у скифов ещё в период, предшествующий основанию могильника, в основном, сложился весь комплекс наступательного и защитного оружия, которое обеспечивало успешные военные действия на дальней, средней и ближней дистанциях (Черненко, 1984). Такое разнообразие оружия отражало различия в видах войск, существовавших у скифов, и применяемой ими тактике.

Материалы Елизаветовского могильника свидетельствуют о том, что военная организация нижнедонских скифов и, вероятно, характер их военных действий были типичными для скифского войска, состоявшего из лёгкой конницы, тяжеловооружённой кавалерии и пехоты.

Заключительный раздел главы посвящён анализу материалов из женских погребений с оружием из Елизаветовского могильника. В своё время Э.В. Яковенко сделала ряд важных наблюдений, касающихся женских погребений с оружием, которые в дальнейшем были учтены В. П. Копыловым и автором данной работы (Копылов, Яковенко, Янгулов, 2004).

Следует отметить, что в подавляющем большинстве погребений Елизаветовского могильника инвентарь мужских и женских захоронений строго дифференцирован. Если в погребениях мужчин получили преобладание предметы военного снаряжения, то в женских могилах, помимо украшений и предметов женского туалета, встречаются орудия прядения и шитья, которые являются исключительно предметами женского погребального инвентаря.

По составу погребального инвентаря и антропологическим признакам среди одиночных захоронений нами выделено 97 мужских (49 %), 89 женских (44,9%), и 12 детских (6,1%) могил. Помимо одиночных, в могильнике имеется 8 парных одновременных погребений, которые рассматриваются отдельно.

Крайне плохая сохранность костных остатков погребённых в курганах Елизаветовского могильника чрезвычайно затрудняет их антропологическое определение. Тем не менее, мы располагаем серией из 29 захоронений, где антропологический анализ, проведённый в разные годы, позволил определить половозрастной состав погребённых. Комплексный анализ этих погребений дал возможность выделить предметы погребального инвентаря, которые встречаются исключительно в женских захоронениях. К ним относятся: пряслице, веретено, иголка, или проколка, сосудики для благовоний, зеркало, серьги, или височные подвески, ожерелья из бус, пращевые камни, а также раковины каури. Находки одиночных бус и браслетов в отдельных мужских погребениях не позволяют рассматривать эти предметы в качестве критерия при выделении женских погребений, их следует учитывать только при наличии в таких комплексах других предметов, характерных исключительно для женского похоронного инвентаря.

Руководствуясь этими критериями, нами выделено 35 женских погребений с предметами вооружения, что составляет 39 % от общего числа женских одиночных захоронений,

и 24 % от общего числа погребений с оружием Елизаветовского могильника. Эти цифры вполне соответствуют наблюдениям Е.П. Бунятян, по подсчётам которой женские погребения с оружием составляют четвёртую часть от общего числа скифских погребений с оружием (Бунятян, 1978).

Благодаря находкам в 21 комплексе греческой импортной керамики они получили чёткую датировку. Из них восемь погребений относятся к V в. до н.э., тринадцать к IV в. до н.э.

Важно подчеркнуть, что пять женских погребальных комплексов, три из которых имеют антропологическое определение, содержат полный набор наступательного вооружения – стрелы, копьё и меч. Из них два датируются V в. до н.э., причём одно – второй четвертью столетия, одно – IV в. до н.э.

Следует обратить внимание на находки мечей в женских погребениях Елизаветовского могильника. Они были найдены в семи женских захоронениях, в трёх из них пол был установлен на основании антропологического анализа, еще четыре меча были в погребениях, которые считаются женскими на основании анализа инвентаря. В своё время было высказано мнение, что меч является типично мужской принадлежностью у скифов (Евдокимов, Мурзин, 1984). Как видим, материалы Елизаветовского могильника, где в каждом пятом погребении женщины-воительницы присутствует меч, опровергают это предположение.

Популярным видом вооружения женщин, погребённых в елизаветовских курганах, является праща. Об этом свидетельствуют находки пращевых камней в десяти комплексах (29 %). Следует обратить внимание на то, что ни в одном антропологически определённом мужском погребении не были обнаружены пращевые камни.

Е.Е. Фиалко, анализируя вооружение из известных ей погребений скифских амазонок, указала на отсутствие в них защитного доспеха. На основании этого она предположила, что «женщины принимали участие в легко вооружённых отрядах кавалерии» (Фиалко, 2005). Материалы из Елизаветовского могильника позволяют говорить об использовании женщинами-воительницами и защитного доспеха, так как его предметы были найдены в трёх погребениях могильника. Об использовании, пускай и в редких случаях, амазонками панцирей и поясов свидетельствуют и материалы из скифских погребений Среднего Дона (Гуляев, 2000; Гуляев, 2002; Савченко, 2004).

Сопоставление данных, полученных при анализе погребальных сооружений женских захоронений Елизаветовского могильника с размерами и конструктивными особенностями насыпей, а где возможно, и с количеством и качеством погребального инвентаря (ограбленность, плохая сохранность и т.д.), позволило установить социальный статус «амазонок».

Тот факт, что женские захоронения совершались не только в грунтовых ямах II и III типов, характерных для рядовых общинников, но и в грунтовых ямах V и VI типов, в которых хоронили представителей родовой верхушки, может свидетельствовать о достаточно высоком положении этих женщин в обществе, оставившем Елизаветовский могильник, и в его военной организации.

Наши наблюдения в данном случае согласуются с мнением Е.Е.Фиалко, которая, отмечая, что археологические источники свидетельствуют о социальном расслоении среди скифских амазонок, ссылается на «различия в размерах погребальных сооружений и в разнице погребального инвентаря» (Фиалко, 2005).

Присутствие в Елизаветовском могильнике парных захоронений мужчины и женщины, в одном из которых инвентарь обоих погребённых содержал полный набор наступательного оружия (к. 51, п. 2 - антропологическое определение М.М. Герасимовой), свидетельствует о равноправном и независимом положении той категории женщин, которые принимали активное участие в военной организации скифов Нижнего Дона.

В Заключении подводятся итоги исследования и предлагаются основные выводы.

На основании анализа предметов наступательного вооружения из Елизаветовского могильника нам удалось установить, что в его погребениях широко представлены все виды наступательного вооружения скифов, за исключением боевых топоров. Наиболее распространенными среди наконечников стрел, обнаруженных в комплексах Елизаветовского могильника, являются бронзовые трёхлопастные наконечники, относящиеся к различным типам II-го отдела по классификации А.И. Мелюковой. Несмотря на явное количественное преобладание в погребениях Елизаветовского могильника бронзовых наконечников над железными, в составе инвентаря вместе они встречаются чаще, чем только бронзовые.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»