WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Дротики найдены всего в пяти комплексах Елизаветовского могильника, и все они датируются IV в. до н.э. Судя по сохранившимся экземплярам, они имели различную форму: у нескольких дротиков стержни и втулки - конические, но разной толщины. Перья также различны: наряду с небольшим пером с лопастями, подрезанными под прямым углом к стержню, найден дротик с широким пером с лопастями, подрезанными к стержню под острым углом. Во всех пяти комплексах дротики обнаружены вместе с копьями.

Третий раздел главы посвящён мечам. Этот вид оружия занимал особое место в арсенале скифов и являлся важнейшим элементом скифской культуры, что подтверждается военными и религиозными обычаями скифов.

Мечи, либо их фрагменты обнаружены в 54 погребениях Елизаветовского могильника (36% от общего числа погребений с оружием). Хронологически они распределяются следующим образом: 20 могил датируются V в. до н.э., рубежом V-IV вв. до н.э. – один комплекс, IV в. до н.э. – 17 захоронений, временем существования могильника (V-IV вв. до н.э.) – 16 комплексов.

Формы мечей, обнаруженных в Елизаветовском могильнике соответствуют большинству типов, выделенных А.И. Мелюковой, за исключением мечей 1-го типа I отдела – мечи с брусковидным навершием и почковидным перекрестьем, которые были распространены в VI - начале V в. до н.э. Это подтверждает мнение о том, что могильник был основан не раннее начала V в. до н.э.

Двулезвийные мечи из погребений Елизаветовского могильника, датируемые V в. до н. э., имеют ряд особенностей: у большинства из них широкий у основания клинок имеет в сечении форму вытянутого треугольника, у всех на клинке отсутствует ребро (Сокольский, 1954).

Двулезвийные мечи из погребений IV в. до н.э. имеют ряд отличий от мечей V в. до н.э. Подавляющее большинство двулезвйных мечей IV в. до н.э. имеют простое антенное навершие, т. е. относятся, по классификации А. И. Мелюковой, к II отделу. У многих экземпляров этого времени клинки имеют удлинённую треугольную форму.

Хронологические уточнения касаются и времени использования скифами некоторых типов двулезвийных и однолезвийных мечей. Находка в кургане № 13 (исследованного в 1966 г.) однолезвийного меча, датируемого второй четвертью V в. до н.э., свидетельствует о том, что подобные мечи находились на вооружении скифов уже в первой половине V в. до н.э., а двулезвийные мечи с простым антенным навершием и бабочковидным перекрестьем были распространены на протяжении всего V в. до н.э.

Как и остальные виды наступательного оружия, мечи из погребений Елизаветовского могильника имеют близкие аналогии мечам из комплексов Днепровского Лесостепного Право- и Левобережья.

Особую категорию представляют парадные мечи. В комплексах Елизаветовского могильника было обнаружено четыре парадных меча в ножнах, украшенных золотыми обкладками: к. 1 (раскопки 1910г.), Ушаковский курган (раскопки 1901 г.), к. 10 (раскопки 1909 г.), к. 8 группы «Пять братьев». Формы рукоятей и обкладки рукоятей и ножен этих мечей аналогичны рукоятям и ножнам мечей из некоторых скифских царских курганов.

Помимо представленных выводов, касающихся отдельных видов наступательного оружия из Елизаветовского могильника, следует обратить внимание на то, что в погребениях V в. до н.э. зафиксировано значительное число комплексов, содержавших полный набор наступательного оружия (16 комплексов), что заметно превышает количество аналогичных комплексов, датируемых IV в. до н.э (10 комплексов).

Все виды наступательного оружия имеют близкие аналогии в погребениях скифского времени Днепровского Лесостепного Право- и Левобережья и Среднего Дона.

Глава III. Защитный доспех.

Глава состоит из пяти разделов, посвящённых основным видам защитного доспеха, бывших на вооружении у скифских воинов. В курганах Елизаветовского могильника предметы защитного доспеха были обнаружены в 24 погребениях, что составляет 16% от общего числа погребений с оружием (147). Из них V в. до н.э. датируется 5 комплексов; рубежом V – IV вв. до н.э.- одно погребение; к IV в. до н.э. относится тринадцать погребений; временем существования могильника то есть V-IV вв. до н.э. датируется пять комплексов.

В первом разделе рассматриваются панцири. Из предметов защитного вооружения остатки панцирей встречаются в погребениях Елизаветовского могильника наиболее часто - они были обнаружены в 14 погребениях. Имеющиеся материалы позволяют отнести елизаветовские панцири к типичным для скифов наборным чешуйчатым (пластинчатым) доспехам.

Проведённый нами анализ остатков панцирей из погребений Елизаветовского могильника свидетельствует, что панцирные чешуйки (пластинки) чаще делались из железа и реже из бронзы. Таким образом, материалы из Елизаветовского могильника отчасти подтверждают наблюдение А. И. Мелюковой о том, что «находки только бронзовых чешуек от брони представляют сравнительно редкое явление» и, возможно, использовались в качестве украшения панцирей (Мелюкова, 1964).

Остатки железного доспеха из погребения в к. 7 (раскопки 1954 г.) позволяют расширить представления о формах и технике изготовления чешуйчатых панцирей.

В захоронениях с панцирями, как правило, присутствует другое оружие, либо детали доспеха. Лишь в четырёх случаях, помимо панциря, не было обнаружено никаких других предметов вооружения. Наиболее представительный набор защитного вооружения происходит из кургана 7 (раскопки 1954 г.). Здесь находились панцирь, боевой пояс и кнемиды (здесь же наконечники стрел и меч). В двух погребениях из к. 18 и к. 34 – раскопки 1911г., наряду с панцирем (а в к.18 и шлемом), был обнаружен полный комплект наступательного оружия: стрелы, по два копья и мечи.

Хронологически панцири из елизаветовских погребений распределяются следующим образом: три панциря происходят из комплексов V в. до н.э., вдвое больше датируются IV в. до н.э., ещё пять обнаружены в погребениях, датируемых временем существования Елизаветовского могильника - V-IV вв. до н.э. Наиболее ранним является панцирь из женского погребения к.5 (раскопки 1911г.), которое датируется чернолаковой керамикой серединой - третьей четвертью V в. до н.э. (Брашинский, 1980). Таким образом, материалы Елизаветовского могильника показывают, что железные панцири использовались нижнедонскими скифами уже в середине V в. до н.э., в то время как большинство находок панцирей из скифских курганов датируется концом V – IV-III в.в. до н.э.

Второй раздел посвящён боевым поясам. В 11 погребальных комплексах Елизаветовского могильника было обнаружено 13 боевых поясов. Можно с уверенностью говорить, что из них подавляющее большинство - 12 экземпляров изготовлено с использованием бронзы. Только в ограбленном погребении к. 115 (раскопки 1980 г.) найдены обломки железного боевого пояса.

Судя по сохранившимся фрагментам и информации из отчётов, большая часть из указанных экземпляров представляла собой боевые пластинчатые пояса.

Хронологически комплексы с боевыми поясами распределяются следующим образом: одно погребение датируется второй половиной V в. до н.э.; рубежом V-IV вв. датируется ещё одно погребение; также одно погребение относится к первой половине IV в. до н.э.; одно погребение датируется первой половиной – серединой IV в. до н.э.; к середине этого столетия относится ещё один комплекс; последней третью IV в. до н.э. датируют 8-й Пятибратний курган; вероятно к этому времени относится и происходящий из этой же группы к. 7 (раскопки 1954 г.), так как сооружение Пятибратней группы исследователи датируют последней третью IV в. до н.э. Еще четыре погребения с поясами датируются временем существования могильника – V-IV вв. до н.э.

Один из указанных одиннадцати комплексов являлся погребением женщины.

В третьем разделе анализируются щиты. Судя по свидетельству античных письменных источников и изображений скифских воинов на предметах торевтики, щит являлся наиболее распространённым предметом защитного доспеха. Для рядовых скифов-воинов, не имевших специального доспеха, щиты, изготовленные, вероятно, из дерева и кожи, были единственным и, следовательно, главным видом защитного вооружения. Материалом, из которого делались эти простые щиты, и объясняется то, что они не сохранились. В скифских захоронениях обнаружены остатки только тех щитов, у которых кожаная основа была покрыта железными или костяными пластинами. Еще одной причиной редкости находок щитов в скифских комплексах, на которую справедливо указал Е. И. Савченко, является то, что металлическое панцирное покрытие щитов зачастую принималось исследователями за остатки панцирей. Такое «разночтение» подтверждается и материалами Елизаветовского могильника: обнаруженная в к. 18 (раскопки 1911 г.) пластина из железных панцирных пластинок, возможно, является, как предположила А. И. Мелюкова не фрагментом панциря, а принадлежностью щита (Мелюкова, 1964).

Если согласиться с А. И. Мелюковой, то в комплексах Елизаветовского могильника обнаружено три щита – ещё два было найдено в к.9 и в к. 10 (раскопки 1909 г.).

Е.В. Черненко разделил щиты с металлическим покрытием на несколько групп: щиты со сплошным покрытием, с панцирным покрытием. Щиты из к. 9 и к. 10 он отнёс к щитам со сплошным покрытием (Черненко, 1968). Во всех трёх указанных комплексах находились и другие предметы наступательного и оборонительного вооружения. В к. 9 – стрелы и копьё, в к. 10 – стрелы, меч, боевой пояс и, предположительно, кнемиды, а в к. 18, помимо полного комплекта наступательного оружия, находились остатки бронзового шлема. Следует также отметить, что в к. 9 и в к.10 среди сохранившегося инвентаря были найдены предметы дорогой утвари и украшения. Эти находки подтверждают не только высокий статус погребённых людей с предметами защитного доспеха, но и их принадлежность к властной верхушке.

В четвёртом разделе рассматриваются шлемы. В погребениях Елизаветовского могильника было обнаружено два шлема: в к. 5 (раскопки 1910) и в к. 18 (раскопки 1911 г.).

В к.5, который датирован И.Б. Брашинским лесбосской амфорой второй половиной V в. до н.э. (Брашинский, 1980), помимо шлема были обнаружены три наконечника копья, фрагменты панциря, оплечья, а также золотые украшения. Несмотря на плохую сохранность фрагментов, которая не позволила Б.З. Рабиновичу и Е.В. Черненко связать его с каким-либо типом, В.П. Копылову удалось его частично реконструировать, и на основании этого отнести к шлемам аттического типа.

Набор предметов вооружения найденных в погребении из к.18, как уже отмечалось выше, является одним из наиболее представительных в данном могильнике. От шлема сохранились фрагмент гребня и фрагмент тыльной части края. На основании схожести этого фрагмента с краем шлема из гробницы кургана, раскопанного в 1834 г. в Керчи А.Ашиком, Б.З. Рабинович отнёс его к тому же типу – фракийскому (Рабинович, 1941). Е.В. Черненко, вслед за Б.З. Рабиновичем, определил этот шлем как фракийский, выделив его во вторую группу, вместе со шлемами из клада у с. Бубуй (Молдавия) и из керченского кургана (Черненко, 1968).

В заключительном пятом разделе данной главы речь идёт об использовании нижнедонскими скифами поножей. По общему мнению, поножи (кнемиды) являлись одним из наиболее распространённых видов защитного вооружения античности (Галанина, 1965; Черненко, 1968; Савченко, 2004). Но А. И. Мелюкова не считала его обязательным «даже для самого богатого слоя скифской аристократии» (Мелюкова, 1964).

В то же время Е.В. Черненко полагал, что «на территории Северного Причерноморья и Прикубанья этот типично греческий доспех получил значительное распространение», подтвердив это указанием 39 пунктов находок поножей. Специалисты отмечают схожесть этих экземпляров. Е.В. Черненко считает, что все они «относятся к общему единому типу» (Черненко, 1968). Все они изготовлены из тонкого бронзового листа, и в редких случаях эти листы покрыты позолотой. Из приведённых Е. В. Черненко 39 пунктов два являются нижнедонскими. Это комплексы из Елизаветовского могильника, в которых были обнаружены поножи: к. 7 (раскопки 1954 г.), к.8. гр. Пять братьев.

Анализ предметов защитного доспеха из комплексов Елизаветовского могильника даёт нам основания предложить следующие выводы.

В погребениях Елизаветовского могильника представлены все основные виды защитного доспеха, использовавшиеся скифскими воинами. Наиболее распространёнными предметами защитной амуниции у «елизаветовских» скифов, как и у скифских воинов вообще (наряду, очевидно, с несохранившимися щитами, а также кожаными и войлочными шлемами), являлись панцири и боевые пояса. Железные панцири использовались нижнедонскими скифами уже в середине V в. до н.э., в то время как большинство находок панцирей из скифских курганов датируется концом V – IV-III в.в. до н.э.

Обнаруженные в погребениях Елизаветовского могильника второй половины V в. до н.э. предметы защитного доспеха свидетельствуют о том, что именно в это время местные дружинники и знать, среди которых были и женщины, начинают использовать такие его виды, как панцирь, боевой пояс и шлем. Присутствие в погребении V в. до н.э. шлема, а в комплексах IV в. до н.э. шлема и поножей говорит о том, что местная знать располагала и некоторыми предметами античного доспеха. Состав инвентаря в комплексах, содержавших предметы защитного доспеха, свидетельствует не только о высоком статусе погребённых в этих комплексах, но и об их принадлежности к властной верхушке.

Глава IV. Военная организация.

Заключительная глава работы посвящена характеристике военной организации скифов. В первом разделе на основании анализа данных письменных источников и мнений специалистов мы пришли к следующим выводам: военная организация определялась, прежде всего, особенностями государственного устройства, носившего исключительно военный характер; скифское войско формировалось в соответствии с территориально-административным и племенным делением скифского государства, а также с тенденциями социального развития; дружины состояли из зажиточных представителей скифского общества, занимавших в нём достаточно высокий статус; во главе дружины стояли вожди из числа местной знати, которые подчинялись номарху, а тот в свою очередь царю; военная организация строилась не только на использовании идеологии предусматривающей традиции, обычаи и культы военного характера, но и на морали, возводившей военных в ранг людей благородного сословия.

Во втором разделе рассматривается характер военных действий скифского войска, прослеживается взаимосвязь военной и социальной структур скифов Нижнего Дона.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»