WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Елизаветовского могильника.

Данная глава носит историографический характер. История исследования отдельных предметов вооружения из Елизаветовского могильника насчитывает более столетия. За это время были рассмотрены различные виды, главным образом, наступательного оружия, обнаруженные в разные годы раскопок могильника.

Одним из первых предметы вооружения из Елизаветовских курганов проанализировал А. А. Миллер. Рассматривая материал, полученный им в результате раскопок Елизаветовского могильника в начале XX в., он кратко охарактеризовал, обнаруженное в инвентаре исследованных им погребений, оружие (Миллер, 1910; Миллер, 1911; Миллер, 1914).

Комплексы с предметами вооружения, открытые в Елизаветовском могильнике, использовались при анализе вооружения скифов и их соседей многими нашими крупными специалистами. Н. И. Сокольский в своей работе, посвящённой боспорским мечам, впервые ввёл в научный оборот известные ему мечи из Елизаветовского могильника, в том числе и мечи из раскопок А. А. Миллера.

Полагая, что этнический состав населения Елизаветовского могильника был смешанным с преобладанием меотов, Н. И. Сокольский считал елизаветовские мечи ранними меото-сарматскими, но предполагал их скифское происхождение (Сокольский, 1954).Следует отметить, что в дальнейшем ни один из учёных не провёл сравнительного анализа предметов вооружения из Елизаветовского могильника с вооружением меотов. Подобные аналогии отсутствуют и в исследовании В.Р. Эрлиха, посвященном меотским мечам, в котором предлагается их типология (Эрлих, 1991).Очевидно, что для такого анализа нет оснований.

В конце 50-х - 60-е гг. XX в. рассматриваемая тема нашла отражение в работах В. П. Шилова, посвящённых исследованию Елизаветовского могильника. В них анализировались отдельные предметы вооружения, обнаруженные в Елизаветовских курганах, а также исследованы некоторые вопросы, связанные с их изготовлением и использованием. В.П. Шилов впервые рассмотрел оружие из елизаветовских курганов как признак этнической принадлежности оставившего их населения. Сопоставив отдельные детали погребального обряда и инвентаря, в том числе и оружие из Елизаветовских курганов с савроматскими, а также данные топонимики, антропологии и письменных источников, он пришёл к выводу, «что в низовьях Танаиса во времена Геродота обитали скифские племена» (Шилов, 1962).

Следующим этапом в истории изучения оружия из погребений Елизаветовского могильника стала публикация фундаментального исследования К. Ф. Смирнова «Вооружение савроматов». Хорошо зная вооружение из нижнедонских комплексов, он не рассматривал его как савроматское, используя лишь для аналогий. Очевидно, что население Нижнего Дона он не считал савроматами. Это подтверждается высказанным им предположением о заимствовании савроматами и сарматами у скифов определённых форм оружия и сравнением некоторых экземпляров оружия из савроматских и сарматских, по его мнению, комплексов, с оружием из Елизаветовского могильника (Смирнов, 1961).

Наиболее значительный вклад в изучение скифского оружия был сделан А. И. Мелюковой. Типология отдельных видов скифского оружия, выводы и положения, предложенные А. И.Мелюковой, сегодня по-прежнему являются определяющими при характеристике предметов скифского военного инвентаря. Прежде всего, это относится к фундаментальной работе «Вооружение скифов». Хотя А. И. Мелюкова в своей работе прямо не называет население Нижнего Дона скифским, предметы вооружения из Елизаветовского могильника, в частности мечи, она относит к «скифским древностям» (Мелюкова, 1964).

Большой вклад в разработку истории скифского вооружения внёс Е. В. Черненко. В своих исследованиях, посвящённых скифскому защитному доспеху и главному виду скифского оружия – луку со стрелами, он подробно проанализировал практически все известные к тому времени материалы, в том числе и из Елизаветовского могильника (Черненко, 1981).

В.И. Гуляев и Е.И. Савченко обратили внимание на схожесть, а иногда идентичность отдельных типов стрел, мечей и копий из погребальных комплексов Среднего Дона и Елизаветовского могильника (Гуляев, 2000; Савченко, 2004).

Открытые в Елизаветовском могильнике после выхода труда А.И. Мелюковой комплексы с вооружением, датированные И.Б. Брашинским греческой импортной керамикой (Брашинский, 1980), позволили В.П. Копылову и автору данной работы дополнить предложенную ею типологию, уточнить и в отдельных случаях пересмотреть хронологию использования скифами таких видов оружия, как двулезвийные и однолезвийные мечи, длинные копья – пики (длиной свыше 2,2 м) (Копылов, 1980; Копылов, Янгулов, 1987; Копылов, Янгулов, 1992; Янгулов, 2001).

Глава II. Наступательное оружие

Вторая глава данной работы посвящена анализу всех видов наступательного оружия, происходящего из погребений Елизаветовского могильника. На сегодняшний день в Елизаветовском могильнике обнаружено 147 погребений с оружием, что составляет 35 % от общего числа открытых погребений (415) и 54 % от числа надёжно документированных погребений (273) Елизаветовского могильника. Благодаря чёткой и довольно узкой датировке И.Б. Брашинским предметов античной импортной керамики, находившихся в составе инвентаря многих комплексов с оружием, мы имеем возможность распределить эти комплексы по отдельным хронологическим группам. К V в. до н.э. относится 30 погребений; 3 датируются рубежом V-IV вв. до н.э.; 59 комплексов - IV в. до н.э. и 55 погребений – суммарно датируются V-IV вв. до н.э.

140 погребений содержало предметы наступательного вооружения. Таким образом, в подавляющем большинстве погребений с оружием (95%) находились какие-то предметы наступательного вооружения. В свою очередь, в 31 погребении обнаружено 32 полных набора предметов наступательного вооружения (22% от общего числа погребений с наступательным оружием), содержавших наконечники стрел, копий и мечи.

Глава состоит из трёх разделов. В первом рассматриваются наконечники стрел. Здесь даётся общая характеристика этого основного и, вероятно, обязательного оружия скифского воина.

Роль и значение лука и стрел для скифского военного дела убедительно подтверждают материалы Елизаветовского могильника. Наконечники стрел обнаружены в 107 его могилах, что составляет 73 % от общего числа погребений с оружием. Из этих 107 комплексов – 24 датируются V в. до н.э., 2 относятся к рубежу V-IV вв. до н.э., 44 погребения датируются IV в. до н.э., ко времени существования Елизаветовского могильника т. е., к V-IV вв. до н.э. относится 37 погребений.

Анализ наконечников стрел, как и других видов наступательного оружия, осуществляется по хронологическому принципу. Это позволяет проследить развитие военного дела нижнедонских скифов и его особенности. Наконечники стрел обнаружены в подавляющем большинстве погребений с оружием V в. до н. э. (86 %). Судя по сохранившимся остаткам колчанных наборов, наиболее распространёнными являются бронзовые и железные трёхлопастные наконечники. Большинство бронзовых наконечников по классификации А. И. Мелюковой относится к различным вариантам 4-го, 5-го, 7-го и 8-го типов II отдела. По наблюдению А. И. Мелюковой, эти типы преобладали среди наконечников II отдела в более позднее время – середине IV - первой половине III вв. до н.э. (Мелюкова, 1964). В комплексах Елизаветовского могильника такие наконечники представлены уже в первой половине V в. до н.э.

Из-за плохой сохранности наконечников в погребениях Елизаветовского могильника лишь в редких случаях представляется возможность установить количество бронзовых и железных стрел в могилах. На основании (более или менее) неплохо сохранившихся образцов, где удалось определить точное количество бронзовых и железных наконечников, можно предположить, что в погребениях V в. до н.э. преобладали бронзовые наконечники стрел.

А. И. Мелюкова считала, что на Нижнем Дону «железные наконечники стрел начинают широко употребляться с III в. до н. э.» (Мелюкова, 1964). Материалы Елизаветовского могильника показывают, что это произошло значительно раньше.

Количество стрел в погребениях на протяжении всего столетия колеблется от одного экземпляра до нескольких десятков.

В погребениях IV в. до н.э. стрел обнаружено меньше, чем в V в. до н.э.. Причём количество погребений со стрелами сокращается к середине – второй половине столетия. Судя по сохранившимся остаткам колчанных наборов, в них, как и в погребениях V в. до н.э., присутствуют железные, бронзовые и, крайне редко, костяные наконечники.

Среди железных, как и в V в. до н.э., превалируют трёхлопастные с вытянутой втулкой. Но наряду с ними встречаются и трёхлопастные наконечники со скрытой втулкой. Бронзовые наконечники имеют в отличие от железных более разнообразные формы. Среди втульчатых трёхлопастных наиболее распространены наконечники различных вариантов 4-го, 6-го, 8-го, 9-го, 10-го типа II отдела, встречаются также наконечники трёхгранной формы со скрытой втулкой.

В одном из комплексов этого времени обнаружены наконечники с выделенной втулкой, заострёнными к низу лопастями, которые длиннее втулки. В типологической классификации скифских бронзовых наконечников стрел, предложенной А. И. Мелюковой, подобная форма отсутствует, поэтому можно выделить такие наконечники в отдельный вариант 6-го типа II отдела, к которому относятся наконечники с заострёнными концами лопастей.

Безусловно, наибольший интерес из комплексов этой серии представляет захоронение представителя высшей знати, совершённое в кургане 8 группы «Пять братьев», где было обнаружено 1064 наконечника. Среди них подавляющее большинство бронзовых – 985, из которых 640 В.П. Шилов отнёс к различным вариантам трёхлопастных, а 345 - к трёхгранным (Шилов, 1962). Среди указанных бронзовых трёхлопастных большинство относится по классификации А. И. Мелюковой к 4-му (7-ой, 8-ой, 11-й варианты), 8-му (3-й вариант), 9-му, 10-му типам II отдела.

Среди бронзовых трёхгранных наконечников, отнесённых А.И. Мелюковой к III отделу, наиболее распространены наконечники 3-го, 6-го и 8-го типов.

Таким образом, наиболее распространенными среди наконечников стрел, обнаруженных в комплексах Елизаветовского могильника, являются бронзовые трёхлопастные наконечники, относящиеся к различным типам II-го отдела, по классификации А.И. Мелюковой. Несмотря на явное количественное преобладание в погребениях Елизаветовского могильника бронзовых наконечников над железными, в составе инвентаря вместе они встречаются чаще, чем только бронзовые.

Большинство из рассмотренных типов бронзовых трёхлопастных и некоторые типы трёхгранных наконечников аналогичны наконечникам из погребений Нижнего Дона (Максименко, 1983), Среднего Дона (Савченко, 2004), Северодонецкого локального варианта (Бабенко, 2005), Днепровского Лесостепного Правобережья (Ковпаненко, Бессонова, Скорый, 1989).

Комплексы с остатками колчанных наборов из Елизаветовского могильника дают основания считать такой вид оружия, как стрелы, ненадёжным хронологическим индикатором, поскольку отдельные их типы использовались на протяжении длительного времени, при этом в арсенале скифских лучников находились стрелы с наконечниками различной формы.

В следующем разделе главы анализируются копья и дротики. Копья являлись вторым по значимости видом оружия в скифском арсенале. Поскольку всю информацию, касающуюся использования скифами этого вида оружия, дают только археологические источники, представительная серия наконечников и втоков, обнаруженных в 87-ти погребениях (59% от общего числа погребений с оружием) Елизаветовского могильника, представляет значительный интерес. Из указанных 87 погребений с наконечниками копий, либо с втоками - 22 погребения датируются V в. до н.э., 3 комплекса – рубежом V-IV вв. до н.э., 33 погребения относятся к IV в. до н.э., 29 погребений датируется временем существования могильника – V-IV вв. до н.э.

Найденные в погребениях V в. до н. э. наконечники имеют остролистное перо (II отдел). Среди них, в соответствии с классификацией А. И. Мелюковой, выделяется несколько типов: наконечники с ребром, массивные, широкие у основания пера, их форму пера можно скорее назвать листовидной - 1-ый вариант 1-го типа II отдела; наконечники такой же формы, но без ребра – 1-й вариант 2-го типа II отдела. Ко 2-му варианту 1-типа II отдела относятся наконечники с более вытянутым и более узким пером ланцетовидной формы, с ребром. Наконечники такой же формы только без ребра относятся ко 2-му варианту 2- типа II отдела. Наконечников копий с ребром и в первом, и во втором варианте меньше, чем без ребра.

Втулки у большинства наконечников конические, но наряду с ними часто встречаются и цилиндрические формы, которые характерны и для копий, обнаруженных в погребениях IV в. до н.э.

В двух случаях в погребениях первой половины V в. до н.э., исходя из расположения наконечника копья и втока, удалось установить длину копий. В одном из них – в п.2 к. 30 она составляет 2, 4 м. Данное копьё датируется хиосской амфорой второй четвертью – серединой V в. до н.э. и свидетельствует о том, что длинные копья были на вооружении скифов уже в первой половине V в. до н. э.

Рассматривая длинные копья (длиной свыше 2,2 м.) из погребений Елизаветовского могильника, нам удалось заметить, что у большинства из них наконечники имели вытянутую форму. Из учтённых 27 копий из погребений V в. до н.э. – 7 экземпляров (26%), судя по расстоянию между наконечником и втоком, зафиксированных в погребении, имели длину свыше 2,2 м., т.е. относятся к длинным копьям.

Судя по сохранившимся экземплярам, в IV в. до н.э., как и во второй половине V в. до н.э., были распространены наконечники обоих типов и вариантов II отдела. В то же время следует обратить внимание на то, что формы некоторых типов и вариантов более разнообразны. Часть наконечников с узким пером, как с ребром, так и без ребра, становится более вытянутыми и узкими.

Аналогичные типы наконечников, как и наконечники стрел, обнаружены в комплексах Нижнего Дона, Северодонецкого локального варианта и Днепровского Лесостепного Правобережья.

Поскольку материалы Елизаветовского могильника, как говорилось выше, свидетельствуют об использовании скифами длинных копий в первой половине V в. до н.э.., мы можем предполагать, что уже в это время у скифов существовала панцирная тяжёлая кавалерия, вооружённая такими копьями. Об особенностях тактики этого времени свидетельствует и отсутствие в елизаветовских комплексах V в. до н.э. дротиков, что подтверждает мнение А. И. Мелюковой, указывавшей на редкость находок этого вида скифского оружия вообще и на Нижнем Дону в частности (Мелюкова, 1964).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»