WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Как мы видели выше, подобная работа уже проводилась в башкирском фольклоре. А.Н.Киреев на основе трех вариантов сказания об Алпамыше составил сводный текст повествования. Однако его трактовка не отличается полнотой, так как в то время еще не были известны многие варианты, записанные лишь в 60-х годах, включая самый полный вариант эпоса об Алпамыше, зафиксированный лишь в 1968 году, тогда как А.Н. Киреев опубликовал свою работу еще в 1956 году.

При составлении текста мы руководствовались следующими принципами. Во-первых, сводные тексты бывают двух типов. В большинстве случаев за основу берется наиболее полный вариант, в который вставляются отдельные эпизоды из других сказаний. В основном варианте должны быть наиболее ярко и полно выражены характерные особенности данного эпического памятника, сосредоточены наиболее полноценные образы, типические сюжеты, мотивы, художественно-поэтические средства. Другой тип сводного текста – объединение нескольких вариантов.5 В своей работе мы пошли вторым путем. Исходя из наличия наиболее полного перечня мотивов в основном варианте произведения (вариант У.Кулдавлетовой), мы взяли его за основу и путем сравнительно-исторического изучения всех записанных вариантов сказания попытались приблизительно составить цельный текст.

Во-вторых, отдавая себе отчет в том, что невозможно сколько-нибудь точно реконструировать древний текст, мы все же старались не упускать мало-мальски значительных мотивов, не противоречащих логике повествования, и привносить их в составляемый текст.

В-третьих, в тех случаях, когда один и тот же мотив был представлен в нескольких видах, мы старались оставить наиболее объемный и совершенный в художественном отношении вариант.

В-четвертых, учитывая важность паспортизации фольклорного материала, каждый отрывок снабдили в скобках номером варианта его источника.

В-пятых, чтобы сохранить самобытность народного повествования, мы не пытались следовать другим полным национальным версиям по части последовательности мотивов и содержания, не пытались изменить их состав и структуру либо дополнять какими-либо вставками, а полностью придерживались исконных текстов.

В-шестых, в необходимых исключительных случаях для связывания частей текста мы допустили изменение грамматических форм слов, что и отметили графически курсивом.

В-седьмых, имена персонажей были оставлены те, которые наиболее часто встречались в вариантах.

Основываясь на этих принципах, нам удалось составить более или менее полное по объему, содержательное и цельное по сюжету, самое главное – своеобразное в плане выражения национального характера башкирского народа произведение, созвучное другим эпическим полотнам. Воссозданный текст, конечно, не претендует на совершенство, но, на наш взгляд, имеет практическую ценность как образец для составления других подобных творений и вполне может называться самостоятельным законченным произведением.

В третьей главе «Поэтика эпоса «Алпамыша и Барсынхылу» анализируются сюжетообразующие мотивы и художественные особенности изучаемого эпоса, устойчивость которых способствовала сохранению текста при устной передаче.

В сюжете эпоса «Алпамыша и Барсынхылу» прослеживаются две самостоятельные темы – женитьба и защита родной земли. Основной источник героического пафоса составляют семейно-родовые отношения. Как и в эпосах «Акбузат» и «Заятуляк и Хыухылу», в «Алпамыше» первая из сюжетных линий отражает мотивы разложения первобытной общины, выделения из нее сильной личности и ее борьбы за создание семьи. Другая сюжетная линия отражает события более поздней эпохи – имущественное и социальное неравенство в обществе, мотивы активной борьбы против социальной несправедливости.

Мотив рождения ребенка-богатыря наряду с мотивами о бездетности старика и старухи, об уходе мужа от беременной жены и др. относятся к мотивам сверхъестественного рождения. Они выполняют функцию завязки и служат прологом к основной части. Идеализация главного героя также начинается именно с описания данных мотивов.

Основная часть обычно начинается с момента ухода героя из родительского дома по собственной инициативе. В эпосе «Алпамыша» - в поисках невесты либо повидать свет.

Кульминация первой сюжетной линии приходится на поединок героя с невестой. Испытание перед свадьбой – борьба невесты с женихом – эндогамная брачная традиция. Цель обряда борьбы – наблюдать степень закаленности жениха, члена семьи, рода или племени и выполнял функцию испытания его сил.

Мотив единоборства богатырской девы с женихами имеет достаточно широкое распространение в мировом фольклоре, в частности, в фольклоре народов Кавказа и Средней Азии. Этот фольклорный чисто богатырский мотив — непременная необходимость для жениха победить невесту в борьбе — имеет здесь свои истоки в обычаях саков, отмечаемых античными источниками. Элиан сообщает о саках: «Кто из них хочет жениться на девушке, должен вступить с нею в борьбу; если верх в борьбе останется за девушкою, побежденный борец становится ее пленником и поступает в полное ее распоряжение; только поборов девушку, может юноша взять ее в свою власть. Для борьбы такого рода саки удаляются в подземные храмины»6.

Мотив единоборства имеется практически во всех вариантах изучаемого нами произведения. В одних из них (1, 2. 7, 8, 10, 11, 12, 15, 16, 19-ый варианты) Барсынхылу сбрасывает с горы камни разной величины, неподъемные для простого человека, а Алпамыша легко их останавливает и пинает обратно. В других (6, 9, 13, 14-ый варианты) борьба носит характер настоящего поединка. Здесь Барсынхылу предстает перед нами богатырской девой, отличающейся физической силой, мужеством, бесстрашием. В третьих вариантах герой проходит двойное, даже тройное испытание: ловит камни, стреляет из лука в кольцо, борется с Барсынхылу.

А.Н.Киреев подчеркивает, что данный мотив отражает борьбу матриархата и патриархата7, прямых и косвенных доказательств тому в канве сюжета произведения предостаточно. Это и предоставление отцом свободы выбора жениха дочери, что говорит о высоком общественном положении женщины; это и матрилокальность брака, так как в некоторых вариантах сказания семья остается жить на родине невесты; важно, чтобы жениха приняли именно родственники невесты (родственники жениха отступают на второй план, чаще просто не упоминаются); «овдовевшая» Барсын, как и раньше, устраивает состязания за право получить ее в жены (а не насильственно выдается замуж за кого-либо).

Мотив богатырского сна, который охватывает богатыря перед решающим боем, имеется во всех башкирских вариантах эпоса. В вариантах герой имеет обыкновение спать 3, 6, 7, 40 дней и ночей. Данный эпизод иллюстрирует неестественные способности богатыря, утрирует драматизм ситуации и служит основой для дальнейшего повествования. В варианте Х.Бурангулова, как и в узбекской версии, этот волшебный (магический) сон богатыря получает рациональное истолкование — опьянением, что приближает вариант по времени к нашей реальности.

Особая архаика башкирской версии эпоса ясно представлена в тех вариантах, где оружием героя является дерево, вырванное с корнем (3, 13), что также приближает Алпамышу к мифическим образам.

В завершении сюжета сообщается о возвращении героя домой, наказании отрицательных персонажей, свадьбе (празднике) и о продолжении жизни героев. В целом, варианты завершаются мотивом благополучия героя, наказания отрицательного персонажа.

Каждый фольклорный мотив находит обоснование либо в мифологическом мышлении, либо в историческом прошлом народа. Трактовка с этой точки зрения сюжетообразующих мотивов башкирской версии эпоса об Алпамыше позволяет заключить, что по сравнению с остальными национальными версиями, в частности, со среднеазиатскими, башкирская версия сохранила в своей основе гораздо больше архаического мировоззрения. Уже один мотив единоборства с девой-богатыркой, практически совершенно отсутствующий в других версиях, очень много говорит в пользу древности сюжета. Архаические мотивы сосредоточены больше всего в первой части повествования, иллюстрирующей женитьбу героя. Социальные же мотивы, видимо, привнесенные позднее, характеризуют эпос как эпос раннефеодальный и содержатся преимущественно во второй сюжетной линии эпоса, повествующей о борьбе с иноземными захватчиками.

Жанровая специфика эпических произведений очень ярко проявляется в их поэтическом, языковом стиле, в используемых ими всевозможных образных выражениях – тропах.

«Общие места» в виде стабильных словесных формул, которые сказителями почти дословно повторяются в одном или разных эпосах в сходных эпизодах повествования или картинах описания, облегчают создание эпического произведения, так как сказитель употребляет готовые формулы. Использование традиционных формул – эпических клише типа зачина «В давние-давние времена…», финала «Жили себе долго и счастливо», формул быстрого роста героя «Растет не по дням, а по часам» и красоты «Одна сторона лица подобна солнцу, другая – луне», формул выбора коня «Короком потряси, уздечкой позвени» - обязывает соотносить произведение с эпическим жанром.

Немаловажным моментом, из-за чего эпос именуется эпосом, являются языковые особенности произведения. Лексические особенности языка эпоса «Алпамыша» характеризуются относительно устойчивым содержанием исконно башкирской лексики и незначительными вплетениями заимствованных слов. Встречающиеся фразеологизмы, пословицы, поговорки красочно иллюстрируют образность мысли народа, вместе с тем объединяя их в общее духовное богатство тюркских народов. Имеющиеся диалектизмы придают живость повествованию и подчеркивают уникальность версии. К отличительным грамматическим признакам можно отнести использование древних форм имен существительных и глаголов, стилистический прием неоднократного (чаще троекратного) повторения описания события для сосредоточения внимания на каком-либо эпизоде и др. Эпитеты, сравнения, гиперболизация являются необходимыми атрибутами эпического стиля и находят самое широкое применение в изучаемом нами эпосе.

Башкирский народный эпос «Алпамыша и Барсынхылу» представляет собой глубоко национальное, самобытное произведение устной поэзии башкир. Это видно как из иллюстрации быта, жизненных условий, лингвистических особенностей произведения, так и из идейного и исторического содержания. Заключая анализ эпоса, считаем необходимым подчеркнуть, что эпос как фундаментальное произведение затрагивает и освещает очень большой круг вопросов. Поэтому данное диссертационное исследование не претендует на полноту выявления общих и частных проблем эпосоведения, но думаем, что оно отчасти восполняет пробел в изучении башкирских народных эпосов, являющихся одним из выражений уникальной духовной культуры башкирского народа, уже ставшей неотъемлемой частью общецивилизационного культурного фонда.

В заключении излагаются основные выводы, вытекающие из содержания работы.

В приложениях к диссертации даны содержание основных национальных (алтайской, огузской, узбекской, каракалпакской, казахской, татарской) версий эпоса; основные мотивы и имена персонажей в башкирских вариантах, представленные в виде таблиц; сводный текст башкирского народного эпоса «Алпамыша и Барсынхылу».

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Ягафаров Р.Г. К проблеме определения времени создания общетюркского эпоса «Алпамыша» / Р.Г.Ягафаров // Вопросы филологии. – 2006. - № 6. (специальный выпуск Регионы России - 2). – С. 443-449.

  1. Ягафаров Р.Г. Особенности языка эпоса «Алпамыша» / Р.Г.Ягафаров // Многомерность языка и науки о языке: Материалы Всероссийской научной конференции. – Бирск: Бирск. гос.пед.ин-т, 2001. – С. 122-123.
  2. Ягафаров Р.Г. Образ батыра – образец для подражания (на башк. языке) / Р.Г.Ягафаров // Мать и дитя у народов Башкортостана: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Уфа: Китап, 2001. - С.205-208.
  3. Ягафаров Р.Г. Варианты эпоса об Алпамыше и их особенности / Р.Г.Ягафаров // Вопросы филологии и журналистики: Материалы десятой республиканской научно-практической конференции. – Уфа: БГУ, 2002. - С. 133-136.
  4. Ягафаров Р.Г. Изучение эпоса об Алпамыше в тюркской фольклористике / Р.Г.Ягафаров // Материалы региональной научной конференции студентов и аспирантов от 22-23 апреля 2003 года. – Уфа: Издательство БГПУ, 2003. – С. 190-195.
  5. Ягафаров Р.Г. Национальная специфика башкирских вариантов сказания об Алпамыше / Р.Г.Ягафаров // Эпос «Урал-батыр» и мифология: Материалы Всероссийской научной конференции. - Уфа: Гилем, 2003. - С. 60-63.
  6. Ягафаров Р.Г. Социальные мотивы в башкирском эпосе «Алпамыша и Барсынхылу» / Р.Г.Ягафаров // Актуальные проблемы башкирского языка и литературы: Материалы республиканской научно-практической конференции. – Стерлитамак: СГПА, 2004. – С. 44-50.
  7. Ягафаров Р.Г. Образ коня в башкирском эпосе об Алпамыше / Р.Г.Ягафаров // Урал-Алтай: через века в будущее: Материалы Всероссийской научной конференции. – Уфа: Гилем, 2005. - С. 437-439.
  8. Ягафаров Р.Г. Мотив об алыпах / Р.Г.Ягафаров // Наука и образование-2005: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Нефтекамск: РИО Баш ГУ, 2006. - Ч. II. - С. 397-402.
  9. Ягафаров Р.Г. К вопросу о классификации башкирских эпических произведений / Р.Г.Ягафаров // Проблемы сохранения башкирского фольклора: Труды республиканской научно-практической конференции. – Уфа: Гилем, 2007. – С. 202-205.
  10. Ягафаров Р.Г. О варианте башкирского народного эпоса “Алпамыша и Барсынхылу” в записи А.Г.Бессонова / Р.Г.Ягафаров // Россия и Башкортостан: история отношений, состояние и перспективы: Материалы Международной научно-практической конференции. – Уфа: Гилем, 2007. - С. 329-330.

Ягафаров Ринат Галимьянович

БАШКИРСКИЙ НАРОДНЫЙ ЭПОС

«АЛПАМЫША И БАРСЫНХЫЛУ»:

ГЕНЕЗИС, СПЕЦИФИКА, ПОЭТИКА

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


1 Башkорт халыk ижады. Эпос: иртeктeр heм эпик kобайырzар / Тoz., инеш мekeлe heм аnлатмалар авторы, hyzлек ezерлeyсе E.М.Сoлeймeнов. – Oфo: Китап, 2006. - VIII том. - 492 бит.

2 Hибeт М. Алпамыша. Дастан heм хикeйeт / М.Hибeт. – Oфo: Китап, 1993. – 192 бит.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»