WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Начало научному изучению эпоса «Алпамыша и Барсынхылу» в башкирской фольклористике было положено А.Н.Киреевым3. В своих исследованиях он анализирует преимущественно поэтику отдельных вариантов и рассматривает сюжет и мотивы произведения. В дальнейшем отдельные варианты и мотивы данного эпоса стали предметом исследования в трудах видных башкирских ученых М.М.Сагитова, Ф.А.Надршиной, Г.Б.Хусаинова, А.М.Сулейманова, С.А.Галина.

В настоящее время известны следующие основные национальные версии сказания об Алпамыше: алтайскую версию представляет современный алтайский богатырский эпос «Алып-Манаш»; огузская версия содержит «Бамси-Бейрек» в «Книге Коркута» и современные анатолийские народные сказки; кыпчакская версия объединяет башкирский эпос «Алпамыша и Барсынхылу», эпос западно-сибирских татар «Алып Мямшян» и казанско-татарскую народную сказку «Алпамша»; кунгратская версия включает героический эпос «Алпамыш» в узбекской, каракалпакской и казахской редакциях.

По своей структуре и основному содержанию «Алпамыша» у разных тюркских народов почти одинаков. Главная сюжетная линия преимущественно сохраняется без изменения. Различиям подвержены некоторые этнографические детали и эпизоды, сам жанр, характер и форма повествования, топонимика, указанная в эпосе.

Сюжет, общий для всех национальных версий эпоса об Алпамыше, сводится к следующему.

  1. Чудесное рождение героя и героини от бездетных родителей.
  2. Быстрое, сверхъестественное возмужание героя.
  3. Отправление на поиски невесты.
  4. Выбор коня.
  5. Состязание в борьбе за невесту.
  6. Битвы героя-одиночки.
  7. Пленение героя во сне.
  8. Пребывание Алпамыши в заточении.
  9. Освобождение героя из неволи при помощи богатырского коня либо ханских дочерей.
  10. Встреча по дороге домой с пастухами.
  11. Возвращение героя инкогнито на свадьбу собственной жены в одежде табунщика.
  12. Расправа с Култапом, севшим на престол вместо Алпамыши.

Отличия касаются следующих моментов. Во-первых, эпического времени. Среди рассмотренных версий особую архаичность мотивов сохраняет алтайское сказание. Здесь четко прослеживаются мифологические мотивы, которых нет в среднеазиатских версиях (волшебные перевоплощения героя, коня, соперника; антропоморфизм коня, мифологические образы Дельбегена, старика-перевозчика, географическое место «край земли»). Среднеазиатский эпос запечатлел историческое время борьбы против калмыцких завоевателей Джунгарского ханства, древнее алтайское сказание – борьбу против мифологических персонажей (богатыря подземного мира семиглавого великана-людоеда Дeльбeгeна), где отражается боязнь народа, первобытного человека перед природой, природными явлениями. Если восстановить хронологию эпического времени в версиях, можно представить такую схему: алтайское сказание – башкирская, татарская версии – огузский эпос – узбекский, каракалпакский, казахский дастан. При этом эпическое время обуславливает остальные основные мотивы и образы.

Во-вторых, из религиозных воззрений в архаической алтайской версии замечаем язычество, шаманизм. В среднеазиатских версиях налицо укоренившиеся мусульманские религиозные мотивы.

В-третьих, в алтайской, башкирской версиях образы и персонажи восходят к героическим образам мифических исполинов, в среднеазиатском эпосе сопоставимы с реальными богатырями. Присущие героине древние черты богатырской девы, воинственной амазонки, наличествуют в алтайской, башкирской и татарской версиях, менее отчетливо - в узбекском «Алпамыше».

В-четвертых, разнится место действия: в алтайской версии события эпоса разворачиваются у подножья Алтайских гор, в азербайджанской, турецкой версиях – на Кавказе, в узбекской версии – в племени конграт, в казахской, каракалпакской версиях – в местечке Жийдели-Байсун, в таджикской действие происходит в условно-сказочной географической обстановке, а в башкирской – на Урале, в долине реки Агидель, у горы Аккиек. B алтайской, oгyзcкoй, башкирской, татарской версиях «Aлпaмышa» нет ни Koнгpaтa, ни локализации действия в Бaйcyнe, ни калмыцкой темы. Вместо брачных состязаний между женихами выступает более архаический мотив состязаний жениха с невестой, богатырской девой в верховой езде, стрельбе из лука и борьбе.

Неполный перечень расхождений позволяет констатировать, что в алтайской, огузской, башкирской, татарской версиях имеется более древнее начало, более древние мотивы, чем в среднеазиатских.

В целом, близкое сходство сюжета, сюжетных линий, а также цепи частных мотивов позволяют говорить о генетической общности национальных версий изучаемого эпоса, что не раз подтверждалось исследователями.

По вопросу времени создания памятника исследователи выдвигают самые различные гипотезы, основываясь на содержащихся в версиях отдельных мотивах: от VI-VIII вв. до XVI-XVII вв. Достоверного ответа на данный вопрос, конечно, дать невозможно ввиду исторической отдаленности времени сложения эпоса. Можно лишь приблизительно назвать эпоху заимствования или обоснования сюжета в устном народном творчестве для каждой отдельной версии, опираясь на просматриваемых в них исторических фактах. Выявление прасюжета эпоса показало, что он был создан в период разложения патриархально-родового строя, разложения родоплеменной системы, о чем свидетельствуют архаические матриархальные мотивы. Вместе с тем во всех национальных версиях получают отражение явления, характерные для раннего феодализма и средневековья. Последние можно трактовать как поздние напластования в структуре повествования либо итог переработки древнего сюжета сказителями.

Вторая глава «Типологические и текстологические особенности вариантов башкирского народного эпоса «Алпамыша и Барсынхылу» состоит из трех разделов, в которых рассматриваются вопросы определения места эпоса об Алпамыше в контексте башкирского фольклора, сравнительного изучения башкирских вариантов и предпринимается попытка обосновать и составить сводный вариант эпоса.

Башкирский народный эпос «Алпамыша и Барсынхылу» отличается художественным своеобразием и национальной самобытностью. По признанию некоторых исследователей, его формированию предшествовало бытование отдельных жанров фольклора: мифов, легенд, сказок. Мифы о великанах-алыпах перерастают в легенды о богатырях исполинского телосложения, деятельностью или действиями которых объясняются многие особенности рельефа на территории Башкортостана (существуют скала Алпамыша ташы ‘камень алпамыши’, местности Алпамыша kараfасы ‘лиственница алпамыши’, Алып баckан ‘место, куда наступил алып’, Алпамыша keбере ‘могила алпамыши’, Алыплар зыяраты ‘кладбище алыпов’, Алып тауы ‘гора алыпа’).

Мифические мотивы, преобразуясь, дают жизнь сказке, которая является переходной ступенью на пути развития эпоса: известны сказки «Алп-батыр», «Алпамыша-батыр». В первой из них мы видим рождение человека из камня, его одиночество и функцию первопредка (7 сыновей Алп-батыра и Барсынхылу стали родоначальниками семи башкирских родов, летовки которых расположились на Урале в семи следах, оставленных Алп-батыром). Во второй великан иллюстрируется как мифический исполин (его происхождение неизвестно, он появляется неведомо откуда у бездетных старика и старухи), он бьется с шестиглавым драконом (кстати, идентичным богатырю подземного мира Дельбегену из алтайской версии), но со сказочными мотивами выбора коня, превращения невзрачного жеребенка в великолепного тулпара, его умения разговаривать по-человечески, состязаний батыров в борьбе, в стрельбе из лука.

Известно, что между эпическими произведениями, присущими одному народу, существует определенная логическая связь, выражающаяся в образах, эпических клише, метафорах, сравнениях, эпитетах, общих местах и позволяющая судить о закономерности развития именно данного сюжета у конкретного народа. Башкирская версия эпоса об Алпамыше дает достаточный материал для его сравнительно-типологического изучения в системе самого башкирского фольклора. «Общие места», общие мотивы, общие сюжеты, общих героев можно увидеть как в наиболее архаических в эпосах «Урал-батыр», «Акбузат», так и в относительно новых социально-бытовых эпосах «Кузыйкурпяс и Маянхылу», «Алдар и Зухра», «Кусяк-бий», «Таргын и Кужак», хотя сюжетная основа каждого из этих сказаний оригинальна.

Наибольшую схожесть мотивы эпоса об Алпамыше имеют с богатырскими сказками. Наличие общих мотивов говорит о традиционных основах эпического творчества, позволяющих не только сохранять устнопоэтическое наследие, но и постоянно его обогащать, развивая либо варьируя те или иные сюжеты. В контексте башкирского фольклора «Алпамыша» характеризуется соблюдением исконно башкирских эпических канонов, под которыми мы подразумеваем сохранение древних мотивов, иллюстрирующих окружающий быт и историческую реальность народа-создателя.

На наш взгляд, все вышеперечисленное подготовило подоснову для создания мотивов эпоса об Алпамыше, способствовало укоренению данного сюжета в башкирском фольклоре и дало возможность ему стать самостоятельным самобытным истинно национальным произведением.

В настоящее время известно более 20-ти башкирских вариантов и записей эпоса «Алпамыша и Барсынхылу». В общих чертах их сюжетные линии совпадают. Своеобразие вариантов заключается в их содержании, объеме, мотивах, именах персонажей, отдельных деталях. В диссертационной работе анализируются варианты, представленные в комментариях ко 2-му тому эпосов свода башкирского фольклора.4

Текстологическое изучение башкирских вариантов эпоса «Алпамыша и Барсынхылу» показало типовые, устойчивые мотивы, составляющие основу произведения: герой богатырского телосложения рождается в семье престарелых родителей, растет не по дням, а по часам. Одолев в предбрачных испытаниях деву-богатырку (Алпамыша проходит испытание камнем, побеждает в единоборстве Барсынхылу), женится на ней, однако с трудом находит признание родителей невесты. Под стать себе коня батыр находит у дяди, приручает коня. Отстаивая интересы семьи и рода, вступает в одиночку в бой с бесчисленной ратью противника, бьется несколько дней и ночей. Истребив и разогнав их, погружается в богатырский сон. Воспользовавшись этим, враги сковывают его по рукам и ногам булатными цепями и бросают в яму (зиндан) на 40 лет. Из зиндана передать весточку на родину ему помогает гусь, на крыле которого он пишет письмо. Из темницы герой выбирается, уцепившись за хвост коня, которого, в свою очередь помогают освободить дочери хана, привлеченные игрой Алпамыши на музыкальном инструменте (курае, домбре, чибизге). При возвращении в свою страну встречается с тремя пастухами, олицетворяющими различные социальные прослойки населения, переодевается в одежду одного из них, попадает на свадьбу собственной жены, участвует в стрельбе из своего лука, побеждает противников и восстанавливает в стране покой и порядок, мир и справедливость.

Заслуживают внимания мотивы, встречающиеся единично или редко: отцы Алпамыши и Барсынхылу - враги, помолвка новорожденных, героиня советуется со снохой, предупреждение отцом дочери о недозволенности нарушения древних обычаев, мать (или сноха или младший брат) уговаривает отца принять зятя, противники задумывают избавиться от Алпамыши, пребывание героя в темнице с кем-либо, Барсынхылу видит во сне, что Алпамыша жив, письмо попадает в руки Колтаба, дочери хана прорывают подземный ход к темнице, Алпамыша убивает хана, по пути домой Алпамыша встречает своего сына, обида свекра и свекрови на Барсынхылу. Единичные мотивы указывают либо на стремление сказителя подчеркнуть какую-либо деталь (мотив предупреждения отцом дочери о недозволенности нарушения древних обычаев носит ярко выраженный дидактический характер), либо на их заимствование (мотив поисков Алпамыши другом напоминает узбекскую версию), либо на сложившуюся в данной местности самобытную традицию.

Таким образом, мы видим большое разнообразие мотивов в различных вариантах башкирской версии сказания об Алпамыше, в которых отражаются специфика национального быта, обычаи и традиции башкир. Некоторые из них сохраняют древний эпический пласт, другие вобрали в себя более поздние эпизоды, в третьи вкраплены сказочные мотивы, четвертые звучат очень реалистично.

Башкирские варианты эпоса в большинстве своем имеют название «Алпамыша». Текстологическое сопоставление показывает, что сюжет в основном совпадает во всех вариантах, но некоторые полнее и шире излагают те или иные эпизоды, ярче выявляют индивидуальные характеристики персонажей. По степени полноты, законченности мотивов, композиционной целостности отличаются варианты Уммухаят Кулдавлетовой, Нагимы Байгазаковой, Хайруллы Ишмурзина, Хатиры Селяусиновой, Тухвата Сулейманова, Назифы Байтимеровой, Шарафи Юлыева, Ахата Давлетшина, Фарита Вахитова, а также варианты, записанные А.Г.Бессоновым и А.Исламгуловым. Они имеют сравнительно большой объем, содержат мотивы, специфичные именно для эпических произведений, отличаются богатством содержания, стройностью сюжета, полнотой эпизодов, мотивов и совершенством в художественном отношении, в них велико соотношение прозы и поэзии.

Варианты, записанные от Х.Бурангулова, С.Мирасова, Рахили Телякаевой, Оркии Ильясовой, Муслимы Вагаповой, Лукмана и Гайникамал Юлдашевых, Гуляйши Байрамгуловой, Салихи Бикбулатовой, Назифы Абубакировой, являются сильно сокращенными и важны с точки зрения иллюстрации процессов изменения жанра, происходящих на стадии затухания эпоса.

Обычно в различных вариантах одного и того же эпоса прослеживается общая идейная направленность, единый сюжет, события излагаются в известной последовательности. Вариативность же заключается главным образом в отдельных деталях, в толковании того или иного образа, мотива или эпизода. Изучив башкирские варианты эпоса «Алпамыша», мы пришли к выводу, что на их основе можно текстологическим путем воссоздать более объемное произведение, отвечающее общей цели сохранения и приумножения фольклорного богатства народа в условиях затухания живого эпического наследия. Говоря обобщенно, сказители всех времен и народов получают монументальные полотна именно благодаря сложению эпических произведений на основе сохраненных в памяти общих эпических мест, сюжетов, мотивов, описаний, эпитетов. Пытаясь восстановить фольклорный текст на основе зафиксированных отдельных вариантов, мы нисколько не отходим от данной традиции. Наоборот, не стремясь привносить в текст какие-либо новшества, стараемся сохранить первозданность текста, который также в дальнейшем будет претендовать на самостоятельное существование.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»