WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Во втором параграфе исследуется угроза как способ совершения преступления против собственности в истории уголовного законодательства России. На основе историко-правового анализа правовых памятников диссертант приходит к выводу: а) первоначально законодатель в нормативных правовых актах фиксировал наиболее простые виды угрозы (демонстрацию оружия, имитацию его применения и др.), а затем – ее квалифицированные виды (угроза убийством, уничтожением имущества путем поджога и причинением иного имущественного ущерба), соответственно произошло усиление наказания за нарушение соответствующих запретов; б) начиная со Свода законов Российской империи, угроза стала чаще указываться в нормах в качестве способа совершения общественно опасных деяний; в дальнейшем были: конкретизировано содержание уголовно наказуемых видов угрозы, закреплены объективные и субъективные признаки посягательств, используемые законодателем и в настоящее время при конструировании аналогичных составов преступлений.

В советском уголовном законодательстве угроза указывалась как: а) самостоятельное преступление (причем четко прослеживается тенденция к увеличению специальных норм); б) способ совершения преступного деяния (в некоторых случаях содержание угрозы определялось непосредственно в уголовно-правовой норме); в) факультативный признак состава преступления; г) возможное последствие посягательства. УК РФ в основном воспринял прежнюю практику отражения в законе видов угрозы, что свидетельствует о существовании преемственности в уголовном праве.

Глава II «Угроза в преступлениях против собственности: уголовно-правовой аспект» включает пять параграфов.

В первом параграфе угроза рассматривается как конститутивный признак состава преступления против собственности. На основе критического анализа имеющихся в правовой литературе точек зрения по поводу способа совершения преступления в работе предлагается его понятие и определяется место в структуре преступного посягательства против собственности (см. разд. I автореф.). Способ сам по себе является общественно опасным, его опасность нередко отлична от опасности, присущей деянию (основному действию), что характерно для преступлений против собственности, совершаемых путем угрозы. Последняя отражает специфику данных посягательств, придает деянию особое уголовно-правовое значение.

Диссертант, не соглашаясь с высказанными мнениями о наличии функциональной связи между орудиями и средствами, с одной стороны, и способом – с другой, по направленности характеризует эту связь как прямую и обратную. Другими словами, не только орудия и средства оказывают влияние на выбор способа совершения преступления, но и возможна обратная связь: предварительно определенный способ обусловливает выбор орудия и средства совершения преступления.

В работе критикуется позиция тех специалистов, кто включает в способ совершения преступления приискание и приспособление средств для этого, а также действия, направленные на его сокрытие; рассматривается возможность выделения способа в преступлениях, совершаемых путем бездействия и по неосторожности.

Изучение угрозы в преступлениях против собственности показало, что круг вспомогательных средств, применяемых в сочетании с ней, намного шире, чем указывают некоторые авторы (например, А. А. Крашенинников). В частности, нередко встречаются имитации применения холодного или огнестрельного оружия, погребения заживо, утопления, сжигания и т. д. Существенную информационную нагрузку несет ситуация, которая увеличивает или, наоборот, уменьшает степень психического воздействия на жертву. Она, являясь самостоятельным криминологическим элементом механизма совершения преступления, в уголовном праве может использоваться при характеристике видов угрозы как вспомогательное средство для подавления воли потерпевшего. К числу указанных средств в некоторых случаях следует относить и физическое действие, имеющее целью конкретизировать содержание угрозы, подтвердить ее реальность.

В работе подробно раскрывается содержание угрозы в преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 162 и ч. 1 ст. 163 УК РФ, рассматриваются такие ее признаки, как наличность, конкретность, реальность. Автор приводит дополнительные доводы в пользу признания разбоя особой формой хищения (см. разд. I автореф.).

Во втором параграфе угроза анализируется как квалифицирующий и особо квалифицирующий признак преступлений против собственности. В таком качестве она закреплена в п. «г» ч. 2 ст. 161, п. «в» ч. 2 и ч. 4 ст. 166 УК РФ. Содержание угрозы в этих преступлениях остается таким же, меняется лишь ее уголовно-правовой статус – она выступает фактором, существенно повышающим степень опасности посягательства против собственности. В связи с этим в диссертации особое внимание уделено спорным вопросам, относящимся к понятиям «обстоятельство, отягчающее ответственность», «квалифицирующее обстоятельство», «квалифицирующий признак», юридической природе квалифицирующих признаков, проблемам их отбора законодателем с целью дифференциации ответственности и индивидуализации наказания, сужения судейского усмотрения, детерминации правоприменительной деятельности законодательными установлениями.

Система обстоятельств, отягчающих уголовную ответственность за преступления против собственности, совершаемых путем угрозы, должна отвечать требованиям системности, типичности и логической непротиворечивости уголовно-правовых положений. Системность означает, что угроза как квалифицирующий (особо квалифицирующий) признак обладает свойством отражать повышенную общественную опасность посягательства, существенно нарушая его основной объект; типичность состоит в том, что, с одной стороны, угроза отражает наиболее распространенные случаи повышенной общественной опасности преступлений против собственности, с другой – не подменяет основной состав преступления; логическая непротиворечивость заключается в том, что указанные обстоятельства должны обладать внутренней логической связью (требование скорее относится к законодательной технике).

Третий параграф посвящен угрозе в преступлениях против собственности по законодательству зарубежных стран. Сравнение законодательного регулирования угрозы в указанных преступлениях ориентировано в первую очередь на развитие российского уголовного права, решение стоящих перед ним задач по унификации уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за сходные деяния. Компаративистское исследование позволило автору сделать выводы и сформулировать ряд рекомендаций, которые будут полезны российскому законодателю (см. разд. I автореф.).

В четвертом параграфе исследуются вопросы пенализации преступлений против собственности, совершаемых путем угрозы. Автор, рассмотрев спорные вопросы, относящиеся к построению санкций, подчеркивает, что качественное своеобразие указанных деяний образует не угроза, выступающая их конститутивным или квалифицирующим (особо квалифицирующим) признаком, а в первую очередь сущность тех общественных отношений, которые нарушаются ими.

Определена медиана видов наказаний, содержащихся в санкциях норм о преступлениях, совершаемых путем угрозы. Ранжированный ряд медианы наказания в виде лишения свободы будет следующим (в годах): а) при угрозе, содержание которой в УК РФ не конкретизировано: ст. 183 – 1,08; ст. 149 – 1,58; ст. 302 – 1,58; ст. 120 – 2,08; ст. 110 – 2,58; ст. 150 – 2,58; ст. 203 – 2,58; ст. 318 – 2,58; ст. 321 – 2,58; ст. 333 – 2,58; ст. 131 – 4,5; ст. 132 – 4,5; ст. 227 – 7,5; б) при угрозе насилием, не опасным для жизни или здоровья: законом не предусмотрено;  в) при угрозе насилием, опасным для жизни и здоровья, в том числе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью: ст. 119 УК РФ – 1,08; ст. 162 УК РФ – 5,5; г) при комбинированном виде угрозы: ст. 179 УК РФ – 1,08; ст. 296 УК РФ – 1,58; ст. 205 – 10; д) при угрозе уничтожением имущества: ст. 133 УК РФ – 0,58; е) при угрозе распространения сведений: ст. 163 УК РФ – 2,08.

Из приведенных данных видно, что статистически значимый ряд медианы лишения свободы как вида наказания, позволяющий сделать необходимые выводы, имеется лишь в санкциях за преступления, в которых содержание угрозы не конкретизировано. Наименьший ее показатель характеризует наказуемость незаконных получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (1,08), наивысший – наказуемость пиратства (7,5); первое деяние относится к преступлениям в сфере экономической деятельности, второе – к преступлениям против общественной безопасности.

Медиана наказания в виде лишения свободы за преступления против собственности характеризуется следующими показателями: ст. 162 УК РФ – 5,5; ст. 163 – 2,08. Подобное расхождение вполне объяснимо, так как основной состав разбоя наряду с угрозой включает и такой способ совершения преступления, как применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего.

Интересным представляется сравнение медианы лишения свободы в санкциях за преступления против собственности и против личности. Ранжированный ряд последней выглядит следующим образом: ст. 131 – 4,5; ст. 132 – 4,5; ст. 110 – 2,58; ст. 150 – 2,58; ст. 119 УК РФ – 1,08; ст. 133 УК РФ – 0,58. Различия в ее показателях объясняются характеристиками указанных преступлений и содержанием угрозы.

Арест указан в санкциях ст. 119, 163, 179, 203 и 318 УК РФ. Его медиана выглядит соответственно следующим образом (в годах): 0,41; 0,29; 0,37; 0,29; 0,37.

Данный вид наказания предусмотрен за те же деяния, что и лишение свободы, т. е. является типовым видом наказания. Следовательно, можно предположить, что медиана ареста и лишения свободы в санкции одной и той же статьи должна совпадать. Однако такое предположение не находит подтверждения в законодательстве. Соотношение медианы ареста и лишения свободы характеризуется соответственно следующими показателями: ст. 119 УК РФ – 0,41 и 1,08; ст. 163 УК РФ – 0,29 и 2,08; ст. 179 УК РФ – 0,37 и 1,08; ст. 203 УК РФ – 0,29 и 2,58; ст. 318 УК РФ – 0,37 и 2,58.

В связи с этим можно утверждать, что законодатель, конструируя санкции с альтернативными видами наказаний в преступлениях, совершаемых путем угрозы, допустил непоследовательность в отношении двух его видов (возможно, в целом в определении минимального и максимального размеров ареста).

Санкции ряда статей о преступлениях, совершаемых путем угрозы, в качестве наказания предусматривают штраф. При определении его медианы необходимо иметь в виду, что законодатель устанавливает два принципа исчисления размера штрафа: а) в твердой денежной сумме; б) соответственно размеру заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период. В первом случае медиана в ст. 133, 149, 183, 296, 318 УК РФ характеризуется соответственно следующими суммами: 61 250 руб.; 151 250 руб.; 41 250 руб., 200 000 руб., 101 250 руб. Во втором случае она в указанных статьях представлена соответственно следующим образом (в перерасчете на годы; при этом за минимальный размер штрафа взято 0,5 мес.): 0,52; 1,02; 0,29; 1,5; 0,7.

На взгляд диссертанта, выявлена интересная картина. Разница в наказуемости угрозы в преступлениях, предусмотренных ст. 296 и 318 УК РФ и совпадающих по многим параметрам (деяние посягает на два объекта, в качестве потерпевшего выступает представитель власти), скорее всего объясняется содержанием угрозы. В первом случае последняя направлена на более ценные интересы (в том числе и на жизнь), их круг более широк (включает и уничтожение или повреждение имущества).

Небезынтересно определение данного показателя применительно к штрафу, являющемуся дополнительным наказанием. В твердой денежной сумме его медианой в санкции в ч. 1 ст. 162 УК РФ будет 251 250 руб., в ч. 1 ст. 163 УК РФ – 41 250 руб.; медиана штрафа, определяемая за определенный период, характеризуется соответственно следующими показателями: 1,52 и 0,27.

Как видно из полученных данных, соотношение медианы штрафа, исчисленного по указанным принципам, различное. В суммарном выражении она отличается более чем в 6 раз, по заработной плате за определенный период – 5,6 раз.

В квалифицированных составах грабежа и неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения медиана лишения свободы соответственно составляет 4,5 и 3,58 года. Подобное различие, на взгляд соискателя, в первую очередь обусловлено законодательным приемом, использованным при построении указанных санкций: по п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ она содержит как минимальную, так и максимальную границы наказания, а по п. «в» ч. 2 ст. 166 УК РФ – только максимальный предел лишения свободы.

Штраф как дополнительный вид наказания предусмотрен лишь за квалифицированный грабеж и в зависимости от принципа реализации его медиана соответственно составляет 6 250 руб. и 0,06 года.

Наказуемость особо квалифицированного неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ч. 4 ст. 166 УК РФ) законом определена в виде лишения свободы на срок от шести до двенадцати лет (медиана 9 лет). Опасность этого преступления, по мнению диссертанта, в целом сопоставима с основным составом разбоя, где также предусмотрено насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угроза такого насилия. Однако их наказуемость существенно различается; санкция ч. 4 ст. 166 УК РФ по максимальному сроку лишения свободы совпадает с санкцией ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Адекватность отражения общественной опасности рассматриваемых преступлений, на взгляд автора, в определенной мере может характеризовать степень пенализации, которая определяется в соотношении максимума предусмотренного в санкции статьи вида наказания к максимуму данного вида наказания, закрепленного в Общей части УК РФ. Применительно к лишению свободы в основных составах разбоя и вымогательства оно будет составлять: по ч. 1 ст. 162 УК РФ – 40 %, по ч. 1 ст. 163 УК РФ – 20 %; применительно к ограничению свободы и аресту за вымогательство этот показатель будет 100 %.

В квалифицированных составах преступлений степень пенализации в виде лишения свободы грабежа и неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством характеризуется одинаково – 35 %.

Подобное совпадение объяснить достаточно сложно. С одной стороны, характер угрозы насилия в обоих случаях совпадает; оба преступления могут совершаться группой лиц по предварительному сговору, последствия, которые наступают, в целом сопоставимы (крупный ущерб имманентно присущ преступлению, предусмотренному ст. 166 УК РФ); с другой стороны, грабеж относится к хищению и, следовательно, по своей сути более общественно опасен, чем неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»