WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

На правах рукописи

ВЫХРЫСТЮК Маргарита Степановна

ТОБОЛЬСКАЯ ПИСЬМЕННОСТЬ XVII-XVIII ВВ.

В АСПЕКТЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ И ИСТОРИЧЕСКОЙ СТИЛИСТИКИ

Специальность 10.02.01 – «Русский язык»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

ЧЕЛЯБИНСК – 2008

Работа выполнена на кафедре русского языка и методики преподавания русского языка ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

Научный консультант: Глинкина Лидия Андреевна

доктор филологических наук, профессор

Официальные оппоненты: Полякова Елена Николаевна

доктор филологических наук, профессор

Чурилина Любовь Николаевна

доктор филологических наук, профессор

Шкатова Людмила Александровна

доктор филологических наук, профессор

Ведущая организация: Санкт-Петербургский институт

лингвистических исследований РАН

Защита состоится 3 октября 2008 г. в 10.00 на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.295.05 при Челябинском государственном педагогическом университете и Тюменском государственном университете по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Челябинского государственного педагогического университета по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69.

Автореферат разослан 1 сентября 2008 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Л.П. Юздова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В диссертации интегрированы методы и подходы к неизданным текстам XVII-XVIII вв. г. Тобольска двух лингвистических наук – лингвистического источниковедения и исторической стилистики.

Исследование проведено в рамках работы межвузовской научной лингвистической лаборатории «Проблемы исторического лингвокраеведения на Южном Урале и в Западной Сибири»» в соответствии с одним из направлений научно-исследовательской деятельности коллектива – лингвистика текста XVII-XIX вв.

Актуальность исследования. Тобольские архивные хранилища располагают огромными запасами лингвистически не описанных и не изученных рукописных и печатных памятников письменности. Самые древние из сохранившихся относятся к XVII веку. Основная масса документов создана во второй половине XVIII в. Этим материалам суждено было после двух пожаров и наводнений в Тобольске остаться на столетия единственным историческим памятником, запечатлeнным в слове. Давно пришло время комплексно представить научному миру тобольские письменные сокровища, тем более, что путеводитель по Тобольскому архиву был составлен полвека назад, в 1961 г., но в Тобольском краеведческом музее профессиональными архивистами письменный материал XVII-XVIII вв. практически не обработан. В Интернете пока нет сведений об архивных и музейных фондах г. Тобольска – одного из богатейших хранилищ памятников письмнности России. Необходимость в исследовании диктует сама жизнь.

Для исследования в аспекте лингвистического источниковедения были отобраны подлинные региональные документы русской истории с конца XVII до конца XVIII вв., отражающие эпоху радикальных перемен не только в обществе, но и в общегражданском языке, происходивших в центре и на окраинах России. Это было время становления национального литературного языка, время серьезной реформации во всех сферах общественной жизни (в экономике, политике, праве, образовании, культуре и т. д.), время нарастания полифункциональности в литературе, время обострения противостояния светской власти и церкви в управлении страной.

Исследование новых текстов различных жанров из региональных фондов государственных архивов страны необходимо для серьезных лингвистических обобщений, для уточнения и углубления научных представлений об эволюции русского языка в целом.

Актуальность настоящего исследования определяется прежде всего расширением текстовой исследовательской базы письменного наследия XVII–XVIII вв. для решения за счет региональных фондов ряда кардинальных вопросов истории русского языка в контексте её современного развития.

Период XVII–XVIII вв. занимает особое место в истории русского литературного языка. XVII в. открывает эпоху становления единых норм национального литературного языка, всей его жанрово-стилистической системы, а восемнадцатое столетие – время «радикального преобразования русской языковой ситуации, захватывающего все уровни русского языка и все сферы его функционирования»1

. В этот период происходит преобразование всех стилей общегражданского языка, обусловленное сохранением традиций приказного письма и интеграцией книжно-литературных элементов, которые используются в качестве стилеобразующих средств многих жанров. В интенсификации этого процесса язык деловой письменности сыграл особую роль.

Середина и вторая половина XVIII в. ознаменовались в истории русского языка тем, что в этот период углубляются национальные основы и расширяются источники пополнения литературного языка. В него начинают более активно проникать речевые средства из обиходно-разговорного языка, языка деловой письменности и западноевропейские заимствования. Исследователи отмечают, что в это время значительно сужается сфера употребления церковнославянского языка, игравшего большую роль на предыдущих этапах истории русского литературного языка, и начинается размежевание светской и духовной традиций, что приводит уже в конце XVIII в. к превращению церковнославянского языка в корпоративно замкнутый профессиональный язык (социолект) духовенства.2

Однако в исторической русистике пока еще нет достаточно полного представления о том, как происходило взаимодействие всех живых и угасающих языковых средств в разных звеньях общенационального языка, в частности, в разных жанрах делового языка. Такой материал специалисты черпают из опубликованных и рукописных документов, обильно представленных в центральных и периферийных архивах, но, к сожалению, еще не в полной мере исследованных и редко публикуемых из-за трудностей в работе со скорописью при передаче её гражданицей.

По мнению С.И. Коткова, «…незнание текстов XVIII века и отсутствие их лингвистических изданий сыграло определенную роль в утверждении сомнительного мнения, вошедшего в качестве бесспорного в учебные пособия, что современный облик и фонетический строй русского языка к XVI–ХVII векам уже сложились, и поэтому более поздние памятники каких-либо существенных показаний о его фонетико-грамматическом развитии не содержат» [Котков 1980: 38]3

. Многие ученые (В.В. Иванов, 1987, 1992; И.А. Малышева, 1997, 1998; Е.Н. Полякова, 1983, 1989, 1992; Л.Ф. Копосов, 2000; О.В. Никитин, 1999, 2000; 2004; А.П. Чередниченко, 2002 и др.), разделяя мнение И.С. Коткова, также объясняли неполноту лингвистической интерпретации текстов прошлого незначительным вниманием к поздним скорописным источникам деловой письменности ХVII–ХVIII вв.

Обобщая сказанное, отметим, что актуальность исследования региональных рукописных и печатных текстов XVII–XVIII вв. мотивируется, с одной стороны, недостаточной изученностью значимого источниковедческого материала, хранящегося в периферийных архивах, в том числе тобольских, и, с другой стороны, нерешенностью проблемы формирования русского нормированного полифункционального общегражданского письма как одного из главных звеньев образования русского национального литературного языка не только в центре, но и в далёкой провинции. В настоящее время накопилось много разрозненных выводов, сделанных на основе анализа памятников письменности разных регионов нашей страны, которые пришло время объединить, проанализировать, сделать обобщающие выводы об их содержательности / информационности, об их стилистических особенностях и значении в формировании национального русского литературного языка.

Привлечение все новых и новых текстов разных жанров из фондов государственных архивов различных регионов нашей страны играет важную роль для серьезного лингвистического обобщения.

Степень изученности темы и проблемы. Лингвистическое источниковедение отпочковалось от историко-филологического источниковедения более двух веков назад. Главным направлением его деятельности было собирание и издание древних рукописных книг с углубленным историко-культурным комментарием. В истории науки оно было представлено именами таких выдающихся учёных, как Ф.И. Буслаев, А.Х. Востоков, Е.Ф. Карский, В.О. Ключевский, Б.А. Ларин, Д.С. Лихачев, С.П. Обнорский, А.А. Потебня, А.И. Соболевский, И.И. Срезневский, Б.А. Рыбаков, А.А. Шахматов и др. Материально-научная база этого направления оказалась изначально необозримой и безграничной. Реальный объем письменного наследия был непомерно велик за счет неописанных рукописей, которые хранились в больших и малых городских архивах. С.И. Котков призывал осваивать старинное рукописное богатство в разных уголках страны: «Дальнейшее развитие истории русского языка во многом зависит от приобщения исследователей к рукописному наследию, притом не только уставному и полууставному, но также и скорописному»4

.

Лингвистическое источниковедение как самостоятельное научное направление, имеющее свой предмет и метод, возникло в русистике в начале 60-х годов XX века. Оно заложило основы источниковедческих изысканий русской исторической лексикологии и лексикографии. Взаимодействие этих двух отраслей языкознания предполагает глубокое и параллельное освещение ими взаимно обусловленных задач. При обработке больших лексических массивов специалисты по исторической лексикологии и лексикографии выявляют слова, требующие проверки по первичным источникам с тем, чтобы в исторические словари были включены безошибочные формы и даны верные толкования слов. Эта важная задача выполняется с опорой на исследования источниковедов. Выделяются три стороны лингвистического источниковедения: изучение лингвистической содержательности, информационности источника, определение степени достоверности в нем фактов языка при соблюдении эдиционных лингвистических правил.

Понятие лингвистической содержательности теоретическим источниковедением до последних лет не разрабатывалось. Ни один словарь не ориентирует нас на раскрытие сущности этого понятия. Анализ трудов в этой области Л.А. Астахиной (2006), С.С. Волкова (2006), Л.А. Глинкиной (2006), А.П. Майорова (2006), О.В. Никитина (2000, 2002, 2004) подводит к пониманию содержательности текста как совокупности лингвистических данных, выявленных на разных языковых уровнях текста.

Но в лингвистике текста содержательность часто обозначают терминами информационность / информативность, при этом подразумевая «…основную категорию текста, включающую различную по своему прагматическому назначению информацию: а) содержательно-фактуальную (СФИ), б) содержательно-концептуальную (СКИ), в) содержательно-подтекстовую (СПИ)»5

. Первый тип информации включает сведения о фактах, событиях, процессах, происходящих, происходивших или тех, которые будут происходить в окружающем мире, действительном или воображаемом. Содержательно-фактуальная информация эксплицитна по своей природе, т. е. всегда выражается вербально, причем языковые единицы обычно употребляются в их прямых, предметно-логических, словарных значениях, закрепленных за этими единицами социально обусловленным опытом. Содержательно-концептуальная информация служит для передачи понимания автором отношений между описанными явлениями, значимости этих явлений в социальной, экономической, политической и культурной жизни. Такая информация извлекается из всего текста и представляет собой творческое переосмысление фактов, событий, процессов, происходящих в обществе и представляемых автором. Последняя информация (СПИ) в текстах XVIII в. ослаблена.

В опубликованной в 2001 г. работе историка В.Н. Автократова «Теоретические проблемы отечественного архивоведения» говорится об актуальном подходе к исследованию языка памятников прошлого, заключающемся в «…соединении информационного подхода с источниковедческим методом текстуального анализа. Последний невозможен без внимания к лингвистике документа, а именно к лингвистическому источниковедению с его специфическим отношением к документам со стороны их лингвистической содержательности и информационности»6

.

Типология древней письменности позволяет группировать тексты в значительные системно-тематические блоки в зависимости от репрезентируемого в них комплекса лингвистических данных: 1) язык деловой письменности, 2) язык церковной литературы и 3) бытовой народно-разговорный язык. Каждый из этих блоков перспективен с позиций науки для самостоятельного углубленного изучения.

Разновидности языка, характеризуемые разнообразным составом языковых средств, сходных по семантико-функциональным признакам и выполняющих единое коммуникативное задание в соответствующей сфере общения, формируются в русском языке к началу XVIII в. В науке они получают название функциональных стилей. На формирование и развитие функционального стиля оказывает влияние комплекс экстралингвистических стилеобразующих факторов»7

. Вид деятельности, соотносительный с формой общественного сознания (наука, политика, право, искусство), тип содержания, характерный для соответствующей сферы коммуникации, и др. – все это определяет типовые цели и задачи общения и порождает социальный заказ на ту или иную форму речи, на тот или иной функциональный стиль.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»