WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Положения, выносимые на защиту:

1. Рассмотрение парламентаризма в качестве самостоятельной политико-правовой категории предполагает акцентирование внимания на двух смысловых значениях. С одной стороны, термин парламентаризм используется для обозначения системы народного представительства представляющей легальную форму участия населения в политическом процессе. В подобном понимании парламентаризм является условием и вместе с тем признаком демократического государства. С другой стороны, парламентаризм рассматривается в качестве инструментальной составляющей системы сдержек и противовесов, обеспечивающей ограничение аппарата государственного управления с целью недопущения абсолютизации властных полномочий и злоупотребления ими.

2. Анализ соотношения категорий парламентаризм и парламентская форма правления позволяет говорить об их взаимной связи и, вместе с тем не тождественности. Основным отличием является то, что парламентаризм сочетает в себе функциональную и субстанциональную характеристику государственного устройства, в то время как парламентская форма правления является сугубо функциональной характеристикой системы государственной власти. В подобном понимании парламентаризм является аналогом демократии, в то же время в условиях парламентарной формы правления возможно сосредоточение парламентом большинства властных полномочий, что обусловливает так называемый «парламентский абсолютизм». Таким образом, парламентская форма правления может при определенных обстоятельствах ущемлять демократию и посягать на принцип парламентаризма.

3. Рассмотрение парламентаризма в качестве организационного основания конституционализма предполагает следующую дефиницию: «Парламентаризм это получившая конституционно-правовое закрепление система взаимодействия государственных органов и общественно-политических структур (партий, профсоюзов, общественных формирований), обеспечивающая демонополизацию и политико-правовую подконтрольность аппарата государственной власти и позволяющая строить государственную политику в рамках широкого социального консенсуса».

4. Исследование основных этапов генезиса концепции парламентаризма позволяет говорить о том, что становление основных институтов народного представительства и парламентарного правления происходило в эпоху буржуазных революций XVII-XIX вв., и было инициировано конфликтом нарождающегося гражданского общества и абсолютизма, претендующего на неограниченную власть. В связи с этим создаваемые в рассматриваемый период теоретические модели государственного устройства были сосредоточены на поиске нормативных (конституционных) и организационных (парламентских) средств ограничения властных возможностей государства, недопущения «властного произвола» со стороны представителей аппарата чиновной бюрократии.

5. В основу британской модели парламентского ограничения государственной власти положен двойственный инструментарий. Это с одной стороны участие парламента в процессе формирования исполнительной ветви власти и последующий парламентский контроль за ее функционированием, а с другой стороны наличие официальной парламентской оппозиции рассматриваемой в качестве формы проявления и гарантии демократичности всей политической системы страны. Свои функции оппозиция выполняет через деятельность «теневого Кабинета», который является «оппозицией правительству её величества, но не её величеству». Принципиальное значение имеет также участие оппозиции в законодательном процессе. Один из фундаментальных парламентских обычаев в Великобритании гласит: «Меньшинство должно быть услышано» в ходе дебатов.

6. В отличие от британской модели, отечественная конституционно-правовая традиция, сформировавшаяся в Российской Империи пореформенного периода, в большей степени была направлена не на ограничение государственного абсолютизма, а на выработку своего рода «диалога» власти и подвластных. Политическим идеалом объявлялся постепенный переход от абсолютизма к правовому государству через конституционную монархию. В рамках подобного подхода особое значение предавалось повышению политической культуры общества в целом (как «верхов», так и «низов»), при этом предметом анализа являлся вопрос о социальных силах страны, способных проводить или поддерживать конституционные преобразования. Учитывая отсутствие третьего сословия в западном его понимании, такое видение проблемы позволяло поддерживать более или менее постоянные альянсы либеральной интеллигенции с прогрессивной бюрократией.

7. В системе теоретических оснований современного российского парламентаризма центральное место занимает идея объединения представительной и законотворческой функций. Это предполагает, что законы как нормативно-правовые акты, обладающие высшей юридической силой, принимаются народными представителями. Таким образом, обеспечивается реализация общесоциальных интересов, положенных в основу конституционного принципа народного суверенитета.

8. В отечественной конституционно-правовой науке феномен парламентаризма все чаще рассматривается не только как некая «особая система организации государственной власти», но и доктринальная установка, ориентирующая государство и общество на формирование системы политического устройства с реально действующим народно-представительным органом, созданным в целях принятия наиболее важных управленческих решений и осуществляющим законотворческую функцию.

Теоретическая значимость диссертационной работы определяется комплексным междисциплинарным исследованием широкого круга проблемных вопросов, характеризующих с позиций конституционного права взаимосвязь парламентаризма и конституционализма.

Сформулированные в работе теоретические положения и выводы могут быть использованы в качестве методологической основы дальнейших научных разработок в данной области, дополняя многие разделы конституционного права России и зарубежных стран, а также отдельные разделы административного права и муниципального права, международного права, общей теории права и государства, а также ряда других отраслевых дисциплин.

Практическая значимость исследования состоит в том, что теоретические результаты могут быть использованы:

а) в научно-исследовательской деятельности при изучении вопросов, связанных с пониманием социально-юридической сущности и содержания представительной власти и правотворческой деятельности;

б) в практической деятельности представительных органов государственной власти, а также негосударственных субъектов, наделенных полномочиями в сфере народного представительства;

в) при подготовке лекций, проведении семинарских и практических занятий по конституционному праву России и зарубежных стран, общей теории права, истории государства и права, истории политических и правовых учений и целому ряду отраслевых наук.

г) при подготовке и проведении спецкурсов «Российский парламентаризм: история и современность», «Органы представительной демократии в системе государственной власти России».

Апробация результатов исследования. Рукопись диссертации была обсуждена и одобрена на заседании кафедры государственного права Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов.

Результаты исследования получили апробацию в публикациях по теме исследования, а также в выступлениях автора: на международной научно-теоретической конференции «Актуальные проблемы теории и истории государства и права» (Санкт-Петербург, декабрь 2003 г.); на ежегодной научно-практической конференции аспирантов и соискателей юридического факультета «Государственно-правовые отношения в России XXI века» (Санкт-Петербург, 29 октября 2004 г.); на IV-ой международной научно-теоретической конференции «Актуальные проблемы теории и истории государства и права» (Санкт-Петербург, декабрь 2004 г.); на межвузовской научно-практической конференции аспирантов и соискателей «Государственно-правовые отношения в России XXI века» (Санкт-Петербург, 16 ноября 2005 г.); на V-ой международной научно-теоретической конференции «Публичное, корпоративное, личное право: проблемы конфликтности и перспективы консенсуальности» (Санкт-Петербург, декабрь 2005 г.), и др.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает введение, три главы, объединяющие семь параграфов, заключение и список литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, показывается степень ее разработанности, определяются объект, предмет цель, задачи, теоретическая и методологическая основы исследования, его научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, указывается теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

В первой главе «Проблемы понимания категории «парламентаризм» в рамках дискурса конституционно-правовой науки» выделены параграфы: «Парламентаризм как политико-правовая категория» (§ 1); «Генезис концепции парламентаризма в контексте становления и эволюции конституционной доктрины» (§ 2).

В современной юридической литературе активно дискутируется вопрос о способах и степени участия населения в осуществлении государственной власти, поскольку стремительно меняющиеся политико-правовые реалии, постоянное обновление конкретных форм государственности, трансформация взаимоотношений между властными структурами внутри отдельно взятого социума обуславливают необходимость обновления категориального аппарата с тем, чтобы точнее и полнее отразить многообразие проявлений современной политической жизни.

В связи с этим следует обратить внимание на тот факт, что представительная демократия получила довольно широкое распространение в мире, что свидетельствует об ее известном универсализме и способности данной политической системы обеспечить правопорядок, стабильность и соблюдение основных прав человека. Однако реальная роль парламента в функционировании политических структур современности и прошлого времени может быть правильно понята только на основе широкого междисциплинарного подхода к анализу проблемы сущностного и структурно-функционального понимания парламентаризма.

Предлагаемый автором комплексный междисциплинарный подход к анализу категории парламентаризма исходит из следующей посылки: парламент и парламентаризм – понятия взаимосвязанные, но не равнозначные. Без парламента нет парламентаризма, который основан на сильном полновластном парламенте, наделенном определенными качествами, среди которых можно выделить:

избрание депутатов на прямых всеобщих свободных выборах, что является основной гарантией высокого уровня представительности данного государственного органа;

самостоятельность и независимость в системе разделения властей – именно парламент образует законодательную ветвь власти;

высокий уровень полномочий парламента при решении вопросов государственного управления, например при формировании исполнительной власти;

конституционно закрепленные полномочия в процессе законотворчества.

В то же время парламентаризм есть высшее качество парламента, которое может им утратиться, хотя форма правления при этом останется неизменной. Парламент может существовать без некоторых сущностных элементов парламентаризма, что характерно для авторитарных режимов, но парламентаризм и авторитарный (и, тем более тоталитарный) режим несовместимы. В подобном понимании логично предположить, что парламентаризм как явление сопрягается исключительно с демократическим типом политико-правового режима.

Подобный подход позволяет сформулировать авторскую дефиницию парламентаризма как организационной формы внешнего выражения народного суверенитета и, одновременного инструмента политико-правового ограничения аппарата государственной власти. Рассматриваемый в качестве конституционно-правовой категории парламентаризм представляет собой получившую конституционно-правовое закрепление систему взаимодействия государственных органов и общественно-политических структур, обеспечивающую демонополизацию и правовую подконтрольность аппарата государственной, а также позволяющую строить государственную политику в рамках широкого социального консенсуса относительно основных конституционно-правовых ценностей.

Исследование основных этапов генезиса концепции парламентаризма позволяет говорить о том, что ее становление происходило в эпоху буржуазных революций XVII-XIX вв., и было инициировано конфликтом нарождающегося гражданского общества и абсолютизма, претендующего на неограниченную власть. В связи с этим создаваемые в рассматриваемый период теоретические модели государственного устройства были сосредоточены на поиске нормативных (конституционных) и организационных (парламентских) средств ограничения властных возможностей государства, недопущения «властного произвола». В европейских странах в соответствии с принципом «разделения властей», обоснованным Дж. Локком и Ш. Монтескье, конституционные акты закрепили на практике теорию, основное содержание которой было связано с ограничениями, накладываемыми на государственную власть, с порядком ее организации и функционирования, со способами ее легитимации, привнесением принципов свободы и равенства в сферу публичного права. Согласно Дж. Локку, Ш. Монтескье наличие власти всегда чревато опасностью злоупотребления ею, поэтому необходимо функциональное и социально-политическое разделение властей, их взаимный контроль и взаимная ответственность.

На протяжении второй половины XIX начала XX в. парламентаризм, в основу которого были положены классические принципы разделения и равновесия властей, сдержек и противовесов, рассматривался как социально-политический и юридический феномен, смысл которого состоял в обеспечении свободы, понимаемой в духе «английской традиции» как свободы меньшинства от большинства, свободы от вмешательства в частную жизнь. Гарантом парламентаризма считалась писаная конституция, фиксирующая компетенцию государственных органов и стоявшая над ними, поскольку была принята специально созданным органом и требовала особого порядка изменения, а также конституционное закрепление системы разделения властей и сдержек и противовесов.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»