WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В процессе социальной идентификации в субъектно-объектных отношениях объектом выступает другой субъект, а это уже не субъектно-объектные отношения, а субъектно-субъектные. Если в субъектно-объектных отношениях деятельность направлена от субъекта к объекту, то в субъектно-субъектных отношениях деятельность взаимозависимая. Специфика социальной идентификации как одной из форм проявления межсубъектных отношений в том, что происходит соотнесение субъекта не с объектом, не с другим субъектом, а с социальными и культурными ценностями, заключенными в другом субъекте. Согласно концепции Е.М. Калашниковой, социальная идентификация представляет собой диалектику процессов приобщения и обособления, которая разворачивается соответственно стадиям социализации.

На первой стадии происходит уподобление сначала спонтанного, а затем сознательного характера: отождествление, эмоциональное «заражение» (комплекс оживления у детей), подражание. Особенность процесса уподобления – в его одновременности с процессом противопоставления. Уподобление влечет за собой обособление, которое выражается через противопоставление. Вначале создается представление о себе на основе оценки окружающих, и только затем делается попытка самостоятельно разобраться в своем внутреннем мире. В противопоставлении себя другим осуществляется осознание себя в отличие от другого. При переходе на вторую стадию социализации индивид овладевает знаниями, навыками, нравственными нормами, индивидом совершается перевод внешнего опыта во внутренний.

В сознании субъекта происходит обособление тех ценностей, которые принадлежали другому субъекту до того, как субъект к ним приобщился. Благодаря процессам приобщения-обособления, приобретенные ценности становятся вплетенными во внутренний мир субъекта и оцениваются как свои индивидуальные ценности, т.е. приобретают статус индивидуально-личностных.

Приобщение и обособление – необходимые противоположности, находящиеся в единстве, благодаря которым развивается индивидуальная субъективность. Уровень развития относительно самостоятельного индивидуально-ценностного сознания обеспечивает включенность в коллективное на более высоком уровне.

Индивидуально-ценностное сознание приобретает в ходе идентификационных процессов относительную самостоятельность по отношению к общественно-ценностному сознанию. Влияние на общественно-ценностное сознание (через коллективное, групповое) обусловлено ролью субъективного, оценочного в нем.

В третьем параграфе – «“Неценностный” мир в понимании постмодернизма (философский анализ)» – выясняется роль субъекта, соотношение ценностного и оценочного в концепциях постмодернистской направленности.

Рассмотрены различные варианты понимания постмодернизма: как рефлексия любой исторической эпохи (У. Эко, Д. Лодж), как специфический период культуры второй половины XX в. (В. Вельш, И. Хассан, Д. Фоккема, Ж.-Ф. Лиотар), как переоценка, продолжение или ветвь модернизма (С. Сулейман, X. Летен), как самостоятельное направление искусства (Г. Хоффман, А. Хорнунг, Р. Кунов), как результат идеологии постиндустриального общества (Ю. Хабермас, Д. Белл, Ф. Фукуяма).

На наш взгляд, постмодернизм не представляет некую отдельную веху в истории человеческой культуры, противоположную предыдущим, а является одним из направлений развития, тенденцией среди многих, способом интерпретации и познания мира.

Постмодернизм – антифундаменталистская парадигма, которая провозглашает, что нет ничего предустановленного, истинного без сомнения, раз и навсегда данного. Постмодернизм характеризуется мозаичностью, эклектичностью, калейдоскопичностью, лоскутностью, совмещением несовместимого и т.д.

У представителей постмодернистской направленности невозможно отделить «постструктуралистский» от «постмодернистского» этапа развития творчества. Постструктурализм, на наш взгляд, есть философское основание постмодернизма, его философский ракурс. Теоретически постструктурализм пересекается с семиотической теорией, леворадикальными течениями, различными литературными практиками (например, с американским деконструктивизмом, для которого деконструкция не более чем методика анализа текстов). Постструктуралисты настаивают на относительности всяких границ (между означаемым и означающим, философией и литературой, литературой и критикой), что, в частности, характеризует их аксиологические ориентации. Учитывая все разнообразие постструктуралистских практик и их терминологическую необычность, затрудняющие интерпретацию (в общепринятом понимании этого слова), тем не менее, можно эксплицировать ряд основных задач, выдвигаемых постструктурализмом: 1) критика западно-европейской метафизики с ее логоцентризмом, проблема кризиса репрезентации; 2) демистификация, изобличение, фиксация возникающих на всех уровнях очагов власти стратегий принуждения, сокрытых под оболочкой бессознательного; 3) поиск зон свободы – маргинальных, находящихся за пределами структуры, но оказывающихся в результате в качестве предельной, далее нерасчленяемой реальности, не контролируемой силами власти (желание, история, «хаосмос», аффекты, тело, жест и т.д.). Нужно иметь в виду, что «вне текста» для постструктурализма нет ничего, реальность для него — это по преимуществу языковая реальность (текстуализованный мир). Оппозиция между текстом как объектом и внешними ему интерпретациями (классическая парадигма) замещается в постструктурализме представлением о континууме бесконечного литературного текста, который всегда выступает своей собственной интерпретацией и тем самым дистанцирован сам от себя.

Постмодернистские принципы философского маргинализма, открытости, описательности, безоценочности ведут к дестабилизации любой системы ценностей. Эпоха тотального ценностного равенства приводит к тому, что ничто не осуждается и не превозносится, нет ни низших, ни высших ценностей – все ценности равны. Иерархия ценностей уничтожается. Постмодернистское равенство ценностей формирует у человека специфические душевные состояния. С одной стороны, информация обезличивает человека, с другой стороны, значима только личностная интерпретация. Субъект находится в зависимости от своих желаний и норм общества. Он бессилен перед природной стихией и не видит смысла в самоизменении. Обретая свободу в языке, эта свобода оборачивается множественностью интерпретаций. Все это обуславливает потерю идентичности. Отсюда возникает идея о децентрации субъекта, его «смерти» и «воскрешении». Конструирование целостного мировоззрения субъектом остается невозможным, поскольку субъект остается оторванным от объективной реальности, отрицается сама связь, само отношение между вещами и языком. Недооценивается то, что человек, включаясь в текст или игру, вступает тем самым в отношения.

Человек «зациклен» на «субъективации» (рационализация опыта по М. Фуко) и приходит к бессмысленности самоопределения из-за потери «Я» в многообразии идентификаций. Длительная неясность, быстрая смена ценностных ориентиров, их эклектичность противоречат фундаментальному требованию целостности личности, тем самым лишая ее качества системности и устойчивости. Акцентирование внимания только на субъекте без связи его с объективностью заводит в тупик. Ценности упраздняются и нивелируются за ненадобностью, в них нет необходимости, т.к. зафиксировать в потоке многообразия ничего не удается, все субъективно и сиюминутно. Отсутствие ориентиров в жизни приводит и к обессмысливанию самой жизни. Отсутствие связи между объектом и субъектом приводит к отсутствию смысла, оценки, ценности.

В четвертом параграфе – «Изменение социальной структуры как детерминанта модернизации ценностей в трансформирующейся России» – на основе анализа изменения социальной системы определяется место и роль ценностей в индивидуально-ценностном и общественно-ценностном сознании россиян.

Процессы социальных изменений в обществе определены как «трансформация» при сопоставлении и выяснении отличий с такими процессами, как перестройка, преобразование, переход, кризис и роль в них прогресса, регресса, т.д. Трансформация – это понятие, используемое для обозначения радикальных перемен в обществе: структурных, институциональных, системных.

Рассмотрены подходы И. Валлерстайна, Э. Тоффлера, Ф. Фукуямы к определению изменений в обществе. На современном этапе развития социальные системы характеризуются многообразием вариативности в определении и рассмотрении действительности. Современные концепции подчеркивают значимость не одного вектора общественного изменения из возможных, а настаивают на множественности и вариативности.

Анализ российской социальной системы основывается на исследованиях таких ученых, как Т.И. Заславская, Л.М. Дробижева, В.А. Ядов, Н.И. Лапин, Л.А. Беляева и др.

В период формирования новой идеологии и выработки «надповседневных», трансцендентальных ценностей на первый план выступают ценности повседневности. Ориентация индивидуально-ценностного сознания внутри отношений «Я – Мы – Они» отклоняется в сторону индивидуализма. В повседневности баланс между «индивидуализмом» и «коллективизмом» более стабилен, чем при реализации «надповседневных» ценностей.

Идеологический плюрализм рассматривается не как эклектическая смесь несоединимого, а как общецивилизационное качество и ценность повседневной жизни. Это находит отражение и в создании ценностных инвариантов. В этом смысле множественность ценностей отвечает условиям свободного формирования личности. Социальные изменения неизбежно влияют на личность, активизируя ценностное сознание, что влияет на принимаемые решения, состояние внутреннего мира, иерархизацию ценностей.

Во второй главе – «Проблема формирования социальных ценностей в различных социальных группах трансформируемой России» – показано влияние деформирующейся социальной структуры на изменения общественно-ценностного сознания. Рассмотрены особенности идентификационного механизма в процессе влияния индивидуально-ценностного сознания на общественно-ценностное сознание.

Первый параграф – «Специфика социальной структуры постсоветской реальности как объективная основа трансформации ценностного сознания (социологические основания)» – представляет анализ основных результатов современных эмпирических исследований.

Изменения, произошедшие в российском обществе, интересуют как российских, так и западных ученых. Так, Р. Инглехарт, сторонник концепции постиндустриального общества, выясняет в ходе длительного и глубокого анализа, что Россия тяготеет к материальным ценностям. Данные выводы подтверждаются российскими исследователями (А.В. Андреенкова).

М.К. Горшковым, Н.Е. Тихоновой, Е.И. Пахомовой отмечено, что западные стратификационные принципы не подходят для современного российского общества. Это обусловлено тем, что признаки, по которым дифференцируется общество, не ясны для самих представителей общества. Например, формирование российского среднего класса демонстрирует, что большинство населения по совокупности признаков, по которым выделяется данная группа, относит себя к этому классу. Данная идентификация неадекватна, т.к. в индивидуально-ценностном сознании произошло только частичное, поверхностное приобщение. Возможно, что человек глубоко убежден, что он приверженец ценностей среднего класса, тогда следует обратить внимание на функции и значимость данной группы, представителем которой он является. Объединение в группу осуществляется на существовании общего между индивидами – общих целей и ценностей. Новая социальная группа может объединиться по тому набору ценностей, который устраивает всех представителей группы в той или иной мере, допустимой для удержания группы от распада.

Ближайшее окружение является приоритетной ценностью для населения России, что отмечают Н.И. Лапин, В.А. Ядов, Ю.Г. Волков и др. Такая «микроуровневая» идентичность создает впечатление стабильности, с одной стороны, с другой стороны, такой тип идентичности усиливает отчуждение от государственных институтов. Эту идентификацию можно расценить как «уход в себя», нежеланием принимать решения и нести за них ответственность (Ю.А. Левада).

Мы считаем, что идентификация с семьей и друзьями может быть рассмотрена как возможность обратного воздействия на общество в целом. Именно в семье человек проходит первичную социализацию, в семье формируется индивид, который воспитывается определенным образом, усваивает нормы общества, формирует свое отношение к нему. Исследования ценностей молодежи свидетельствуют о стремлении нового поколения активно осваивать ценности самореализации, опираться и на собственные силы, и на демократические принципы. Речь идет об изменении ценностного сознания, которое осуществляется со сменой поколений. В условиях формирования новых социальных отношений изменение ценностного сознания в большей степени зависит от личного выбора. Приобщение к ценностям в трансформирующемся обществе означает не просто и не только приобщение к существующим ценностям, их обособление или создание новых, но и понимание своего места в социальной структуре. Формирование новых ценностей – сложный процесс изменения ценностного сознания, это происходит во внутреннем мире личности.

Во втором параграфе – «Диалектическая связь индивидуального и общественного в ценностном сознании (роль социально-психологического механизма в идентификации)» – предложена разработка концепции «приобщения-обособления» при влиянии индивидуально-ценностного сознания на изменение общественно-ценностного сознания.

Такие элементы внутреннего мира, как мотивы, потребности, способности, интересы, оценки, не только выступают формой отражения, но и выполняют функциональную роль – проектирование реальной жизни.

При социально-психологическом подходе можно наблюдать поведение людей, находящихся под влиянием реального или воображаемого присутствия других людей. Взаимодействие социального как общественного и психологического как индивидуального осуществляется в идентификации через процессы интериоризации и экстериоризации. Социальное и психологическое в идентификации тесно переплетаются и взаимодействуют.

Обособленное в процессе интериоризации существует как субъективное до того момента, пока не появятся условия для дальнейшего развертывания. Влияние индивидуально-ценностного сознания на развитие общественно-ценностного сознания социума и есть продолжение личного опыта.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»