WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В ходе раскопок на городище Щепилово в 2002 и 2004 гг. мне впервые удалось выделить стратиграфический горизонт, относящийся к раннему этапу мощинской культуры и содержащий находки круга восточноевропейских выемчатых эмалей наряду с другими предметами и керамикой. На других изучавшихся за последнее время памятниках мощинской культуры территории Окско-донского водораздела, несмотря на всю тщательность фиксации, стратиграфически выделить синхронные ему горизонты не удалось. Это может объясняться тем, что этот слой присутствует далеко не на всех памятниках, либо он отложился в течение сравнительно короткого отрезка времени, и поэтому плохо сохраняется и вычленяется.

Выявленный на Щепиловском городище слой залегал между расположенным ниже горизонтом с материалами типа Ново-Клеймёново, и находящимся выше горизонтом мощинской культуры, датирующимся концом III – серединой IV вв. Остатков построек в раннемощинском слое, к сожалению, прослежено не было.

Выделение горизонта, связанного с бытованием предметов круга выемчатых эмалей, на городище Щепилово позволяет достаточно обосновано датировать время появления памятников мощинской культуры на территории Окско-Донского водораздела не позднее второй половины III в. и положить начало выделению комплекса находок, непосредственно с ним связанных.

Полученный на памятниках Окско-Донского водораздела материал представляют определенный интерес для изучения датировки и культурного контекста поздней стадии развития стиля восточноевропейских выемчатых эмалей. Достаточно обоснованно можно отнести к предметам, характерным для этого горизонта на верхней Оке и Окско-Донском водоразделе бронзовые пластины с выполненными мелким точечным орнаментом антропоморфными изображениями.

Тот факт, что пик использования украшений с выемчатой эмалью на памятниках Окско-Донского водораздела приходится на период до черняховского влияния, находит прямую аналогию в процессах, происходивших на территории лесостепи.

Главной проблемой в настоящее время является выделение синхронных слоев на других памятниках Окско-Донского водораздела, поскольку имеющиеся материалы позволяют говорить о существовании этого культурно-хронологического горизонта сугубо предварительно.

3.3. Второй хронологический горизонт (конец III - середина IV вв.). Этот горизонт характеризуется большим количеством находок черняховского импорта, в связи с чем имеет довольно много хронологических индикаторов. Финал его связан с пожарами и следами штурма на всех исследованных раскопками памятниках, чем объясняется массовое выпадение находок в слой.

Наиболее показательными комплексами для этого хронологического горизонта являются участок культурного слоя, изученный раскопами XXIV и XXV на городище Супруты (работы А.В. Григорьева), слой пожара на городище Борисово (раскопы 1-3; работы Т.В. Наумовой 1995 г., автора 1998-1999 гг.), слой 2 на городище Щепилово (работы автора 2002, 2004 гг.). Относящиеся к этому горизонту укрепления были исследованы в ходе разреза вала на Супрутском городище А.В. Шековым в 1996 г., и на раскопе XXVIII на нем же (работы автора 2006-2007 гг.), а также в результате работ на Торховском городище (В.П. Гриценко, 1996 г.).

Начало второго хронологического горизонта может считаться точкой отсчета формирования собственно мощинской культуры на территории Окско-Донского водораздела. Именно в этот период возникает характерный для нее керамический комплекс, хотя и с архаичными чертами, имеющими аналогии среди позднезарубинецких древностей.

Датировка его рубежом III - IV – серединой IV вв., основанная на находках серии двучленных прогнутых подвязных фибул с узкой ножкой (3-й вариант по А.К. Амброзу), подтверждается радиоуглеродными датами, полученными для укреплений склона площадки городища Супруты, время сооружения которых относится к рубежу III-IV вв.

Импорт является отражением одного из векторов черняховского влияния на верхнее и среднее Поочье. Наиболее вероятным посредником этих связей является верхнедонская группа памятников типа Каширки - Седелок. При этом не исключен вариант, при котором влияние оказывается напрямую из ареала черняховской культуры в Посеймье на верховья Оки.

3.4. Третий хронологический горизонт (вторая половина IV в.). Список исследованных объектов, относящихся к этому хронологическому горизонту, относительно велик. Полностью, либо в значительной степени исследованы восемь построек, полученная керамическая коллекция включает 10 целых форм и 16 верхних частей сосудов восстановленных, по крайней мере, до максимального расширения.

Материалы второй половины IV в., представлены комплексами построек 1, 2 и 4 Щепиловского городища (раскопки автора 2002 и 2004 гг.), построек 1, 2, 3 и 4 Борисовского городища (раскопки автора 1998 - 1999 гг.), постройки 1 городища Ново-Клеймёново (раскопки автора 2001 г.) и из других частично частично изученных объектов на тех же памятниках. Имеются сведения о наличии характерных для этого культурно-хронологического горизонта сооружений и керамики на городищах Сенёво, Супруты и Торхово.

Мощинские городища Окско-Донского водораздела после слоя пожара, которым заканчивается второй хронологический горизонт, продолжают существовать. Это хорошо прослеживается в Супрутах, Борисово и Торхово, на которых изучались укрепления склонов площадок. Интересно отметить, что сгоревшие укрепления засыпали эскарпы, спланированные по краям склонов; туда же, как наиболее хорошо зафиксировано на Борисовском городище, был перемещен культурный слой, содержащий следы пожара. Слои третьего хронологического горизонта на участках, близких к склонам городищ, располагаются поверх этой засыпки, «не замечая» ее. Следов новых укреплений не изучено, материалы разреза вала Супрутского городища свидетельствуют, что в этот период, также как и в последующие, он не подновлялся, и, по всей видимости, в качестве укрепления не использовался.

В этот период появляется новый, характерный тип сооружений - подпрямоугольные наземные постройки площадью от 15 до 20 кв. м. с полом, представляющим собой вымостку из небольших известняковых камней и очагом открытого типа, расположенным возле стены, более или менее близко от угла. Стены построек имели, по всей видимости, срубную конструкцию, поскольку следов столбов зафиксировано не было. С постройками связаны небольшие округлые хозяйственные ямы, расположенные либо внутри постройки, в центральной ее части, либо в непосредственной от них близости.

Что касается керамического комплекса, то он, в основном, схож с набором форм второго культурно-хронологического горизонта. Характерным является только исчезновение ребристых мисок ранних, имеющих прототипы в позднезарубинецких древностях, форм и появление нескольких новых типов горшков, получивших развитие в гуннское время.

Вещевой комплекс, в отличие от предыдущего горизонта, характеризуется отсутствием массового черняховского импорта. Единственная известная фибула, несомненно, сделанная черняховскими мастерами, в то же время является единичным изделием, скорее всего, имеющим центральноевропейские прототипы. Другие находки, в основном, рядовые вещи, продолжают сложившуюся ранее традицию и типичны для верхнеокских памятников.

Отсутствие следов активного влияния черняховской культуры на территорию Окско-Донского водораздела может быть объяснено двумя причинами.

Во-первых, к этому моменту прекращает свое существование верхнедонская группа памятников типа Каширки-Седелок. Как уже отмечалось, она может претендовать на роль самого вероятного посредника черняховского влияния на верхнюю Оку в предшествующий период.

Во-вторых, в это время происходят серьезные изменения в характере взаимоотношений между черняховским населением и киевскими племенами Деснинско-Сейминского Полесья, куда во второй половине IV в начинается продвижение населения из области активных черняховско-киевских контактов, ставшего проводником черняховского влияния. Вероятно, появление нового пути проникновения в лесную зону сделало ненужным поддержание активных связей с Верхним Поочьем.

В общем, третий хронологический горизонт занимает место между двумя слоями: содержащим большое количество черняховского импорта и относящимся к гуннскому времени. В постройках этого периода найдено довольно много целых сосудов и находок, хотя слоя пожара в целом не прослеживается, редки и предметы вооружения.

3.5. Четвертый хронологический горизонт (конец IV-V вв.). Описание древностей мощинской культуры на территории Окско-Донского водораздела четвертого хронологического горизонта, относящегося к эпохе Великого переселения народов несколько выходит за рамки темы настоящего исследования. Тем не менее, оно необходимо для четкого выделения позднеримского периода в сравнении с более поздними инновациями. Список исследованных объектов, относящихся к этому хронологическому горизонту невелик, поэтому предлагаемые построения не претендуют на полноту и представляют собой лишь первую попытку обобщения собранной информации.

В настоящее время мы располагаем следующими материалами гуннского времени, происходящими с территории Окско-Донского водораздела: комплексы постройки 3 Щепиловского городища (раскопки автора 2004 г.), построек 5 и 7 Борисовского городища (раскопки автора 1999 г.), из раскопа 1 на городище Картавцево (раскопки автора 2003 г.), материалы из шурфа на Пореченском городище (раскопки автора 2005 г.), серия находок, не имеющих привязки к объектам, происходящая из раскопов разных лет, подъемного материала и кладоискательских раскопок с городищ Сенёво, Супруты, Картавцево, Щепилово.

Все изученные мощинские городища Окско-Донского водораздела содержат слои конца IV-V вв., причем в большинстве случаев они продолжают последовательную хронологию памятников, возникших, по крайней мере, на рубеже III-IV вв. Известное на сегодняшний день исключение представляет собой городище Картавцево, не содержащее слоев ранее конца IV-V вв. и не входящее в систему городищ более раннего времени.

Древности гуннского периода имеют достаточно яркие отличия от материалов более раннего культурно-хронологического горизонта по составу керамического и вещевого комплексов. Кроме того, в это время появляются новые типы построек (подпрямоугольные полуземлянки).

Другим фактом является наличие активных культурных связей с регионом Верхнего Подонья, где в этот период существуют памятники типа Чертовицкое - Замятино. Благодаря тому, что мощинское население было одним из компонентов верхнедонской группировки, культурные контакты не ограничивались заимствованием предметов, входящих в «престижный набор» (таких как фибулы из Сенёво и Супрут и гребень из Щепилово), а также оказали влияние и на формирование керамического комплекса. К числу инноваций нами отнесены появление горшков с декоративным ребром в верхней части плечика и мисок-плошек.

Возможно, что распространение на поселениях Окско-Донского водораздела полуземлянок также может быть объяснено культурным влиянием верхнедонских памятников, где подобные сооружения известны.

Наряду с достаточно очевидными «южными» контактами населения Окско-Донского водораздела в конце IV-V вв. фиксируется и наличие культурного импульса из Центральной Европы, в первую очередь, со стороны групп балтского населения в Мазурском поозерье, в основном – в Сувалкии, Центральной и Восточной Литве и Белорусском Понеманье. Этот культурный импульс необходимо рассматривать в рамках дальних связей между донскими и понеманскими культурами, опосредованных группами верхнеокского и верхнеднепровского населения.

Материальными свидетельствами его являются фибула из Сенёво и распространение на Верхней и Средней Оке узколезвийных топоров с широким клином, увеличенным обухом и слабо выраженными выступами на щекавицах, в число которых входит и находка с городища Щепилово. Уточнение датировки и культурного контекста этой группы вещей будет возможно после публикации материалов раскопок городища Воротынск и новых материалов из рязано-окских могильников.

В заключение необходимо заметить, что на городище Картавцево сделаны находки поясных накладок «геральдического» стиля, свидетельствующие о возможном наличии на нем слоев VI-VII вв. Их дополняет случайная находка верхней части пальчатой фибулы, сделанная на памятнике, также расположенном в лесной зоне на мелком притоке Оки. Значительные размеры и циркульный орнамент позволяют отнести эту вещь к днепровской группе пальчатых фибул. Наиболее вероятная ее датировка – VII в. Находки, относящиеся к VI-VII веками, происходят из глубины лесной зоны с мелких притоков Оки, и полностью отсутствуют на более близких к границе лесостепи памятниках (например бассейна р.Упы). По всей видимости, именно в этом регионе, к сожалению слабо исследованном, следует искать памятники, которые смогут заполнить существующую в настоящее время хронологическую лакуну, включающую VI-VIII вв., вплоть до появления в регионе Окско-Донского водораздела славянских поселений в начале IX в.

В заключении диссертации подводятся итоги и излагаются выводы по теме.

В результате работы были собраны исчерпывающие данные о памятниках позднеримского времени на территории региона и составлен полный каталог. Получены надежные основания для разработки дробной внутренней хронологии - ряд опорных, имеющих хорошую стратиграфию городищ.

Проведенная синхронизация слоев эталонных памятников опирается на достаточно детальную типологию керамики и анализ вещевого комплекса, при проведении которого привлекались максимально широкие аналогии.

Полученная последовательность развития древностей позднеримского времени на территории Окско-Донского водораздела выглядит следующим образом.

Начало позднеримского времени на данной территории связано с финалом существования памятников типа Ново-Клеймёново (II – 1-ая. половина III вв.). Их появление связано с позднескифскими верхнедонскими памятниками сарматского времени. Материальная культура складывается в результате взаимодействия позднескифских и типичных для верхней и средней Оки элементов. На позднем этапе существования памятников типа Ново-Клеймёново фиксируется центральноевропейский культурный импульс.

Все изученные раскопками памятники гибнут в пожарах. Следов влияния их материальной культуры в более поздних древностях Окско-Донского водораздела на сегодняшний день не замечено.

Сменяют их памятники мощинской культуры, относящиеся к 1-му хронологическому горизонту, связанному с бытованием предметов круга восточноевропейских выемчатых эмалей (середина - 2-я половина III в.). Этот этап выделяется по очень скудному кругу источников.

Вещевой комплес имеет многочисленные аналогии среди позднедьяковских древностей, и, в меньшей степени, среди находок с рязано-окских могильников.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»