WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

НОВОСИБИРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ

(АКАДЕМИЯ) ИМ. М.И. ГЛИНКИ

На правах рукописи

ВОЛОНТ

Ирина Игнатьевна

Образная сфера смеха

в русской музыке XIX XX веков

(трагедийно-сатирический аспект)

Специальность 17.00.02-17 – Музыкальное искусство

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

НОВОСИБИРСК 2008

Работа выполнена на кафедре истории музыки

Красноярской государственной академии музыки и театра

Научный руководитель: кандидат искусствоведения

И.В. Ефимова

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения,

профессор, З.М. Гусейнова

кандидат искусствоведения

Г.А. Еременко

Ведущая организация: Российская академия музыки им. Гнесиных

Защита состоится 20 ноября 2008 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д.210.011.01 по присуждению ученых степеней Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М.И. Глинки (630099, Новосибирск, ул. Советская, 31).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М.И. Глинки.

Автореферат разослан « » октября 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор искусствоведения Н.П. Коляденко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Трудно назвать Художника, не пытавшегося использовать безграничные возможности комического. Категория комического имеет отношение ко всем видам искусства, за исключением, пожалуй, архитектуры. Комическое находит свое отражение и в музыке, хотя это отражение далеко не всегда бывает очевидным, лежащим на поверхности. О драматичной судьбе комического в музыке пишет Б. Бородин – автор первой и пока единственной монографии о комическом в музыке. Научных исследований, посвященных проблеме комического в музыке, немного. В тех из них, которые так или иначе соприкасаются с проблематикой данной работы, категория комического как правило оказывается в тени рассмотрения категории трагического или рассматривается какой-либо один из аспектов комического. Актуальность данного исследования определяется комплексным подходом к образной сфере смеха в русской музыке, с одной стороны, и рассмотрением характерных особенностей русского смехового мира, обусловленных своеобразием русского менталитета, с другой стороны.

Основным объектом исследования избирается образная сфера смеха в произведениях русских композиторов XIX – XX веков, причем в такой ее соотнесенности с трагическим, благодаря которой, явно или скрыто, проявляется амбивалентная сущность смеха.

Материалом данной работы послужили музыкальные произведения, связанные со словом и отмеченные ярко выраженной театральностью. Среди них: некоторые сцены с «комическим элементом» из опер «Борис Годунов» и «Хованщина» М.П. Мусоргского; пять вокальных циклов – «Раек» М.П. Мусоргского, «Антиформалистический раек», «Сатиры (Картинки из прошлого)» на сл. Саши Черного, «Пять романсов» на слова из журнала «Крокодил», «Четыре стихотворения капитана Лебядкина» Д. Шостаковича, «Курортная кантата» («Бюрократиада») Р. Щедрина

1 и оратория-действо «Скоморохи» В. Гаврилина.

Выбор именно этих произведений не случаен. Во-первых, и Мусоргский, и Шостакович, и Гаврилин питали особое пристрастие к вокальной музыке, сопряженное с тягой к слову, его выразительным возможностям. Последнее, кстати сказать, проявляется не только в музыкальном, но и в эпистолярно-литературном наследии этих композиторов. В этой связи уместно привести здесь заключение Б. Асафьева, относящееся к творчеству М. Мусоргского: «русская музыка стала выражать правду жизни, правду души, установив как тезис: спетый звук=пережитое, эмоционально-постигнутое восчувствованное слово…, а музыка должна напоить и напитать слово чувственным (эмоциональным) содержанием, музыкальными мыслями, которые они (композиторы. – И. В.) переживали всей мощью своего организма»

2. В контексте данной диссертации особого внимания заслуживает комическое слово, взятое непосредственно из жизни, – слово, которое представляло для многих русских композиторов уникальную ценность.

Во-вторых, слово служит «путеводной нитью» для автора данной работы в процессе анализа избранных музыкальных произведений, нацеленного на уяснение механизмов взаимодействия музыки не со словом вообще, но со словом комическим, т.е. со словом в смеховом контексте. Этим объясняется выделение в работе таких сторон музыкального целого, в которых наиболее ярко проявляются характерные национальные черты русской смеховой культуры.

Наряду с этим особое внимание уделяется исследованию смешного в собственно музыкальном аспекте его претворения. Рассмотрение способов, средств и форм интонационного воплощения комических образов осуществляется в трех направлениях. Первое направление – анализ и систематизация этих средств. Второе – анализ взаимодействия образной сферы смеха с иными образными сферами (если таковые имеются в рассматриваемых произведениях). Третье направление выстраивается как бы на пересечении двух предыдущих, сводя их результаты в единое целое. Таким путем достигается раскрытие метода музыкально-интонационного воплощения смехового начала в русской музыке, что составляет центральную проблему работы.

Цель данной работы заключается в уяснении таких характерных черт отечественной смеховой культуры, которые нашли свое выражение в целом ряде музыкальных произведений, где смеховое начало преподносится в трагедийно-сатирическом ключе. Такой подход к воплощению комического предполагает совершенное владение композитором всеми оттенками палитры смеха.

Для достижения поставленной цели представляется необходимым решение следующих основных задач:

– классификация форм и приемов комического;

характеристика и систематизация художественных приемов воплощения смехового начала в русской музыке XIX –XX вв;

– рассмотрение диалектической взаимосвязи категорий комического и трагического;

выявление метода художественного воплощения этой взаимосвязи в исследуемых музыкальных произведениях.

Методология. Осуществление намеченной цели и задач опирается на соответствующий методологический фундамент, который складывается из сочетания музыковедческого, литературоведческого и философско-эстетического подходов к осмыслению проблемы воплощения образной сферы смеха в русской музыке, – проблемы, обсуждение которой в данной работе сосредоточено на уяснении сути комического, выраженной музыкальным языком. Этим обусловлено включение в работу раздела о природе феномена смеха вообще, которая рассматривается с разных точек зрения, представленных в целом ряде широко известных специальных исследований по теории комического (глава I). Большинство ученых, так или иначе исследующих смешное и комическое, сходятся в том, что многогранный феномен смеха необходимо рассматривать в различных аспектах – физиологическом, психологическом, социологическом, эстетическом и т. д. В свете проблематики данной диссертации особое значение придается монографии Л. Карасева «Философия смеха» (1996), а также монографии А. Дмитриева и А. Сычева «Смех: социофилософский анализ» (2005). В первой из них изложен оригинальный подход к вскрытию диалектической сущности и катарсической функции смеха, что имеет принципиальное значение в контексте содержания и проблематики данной диссертации. Во второй предлагается социофилософская концепция смеха и рассматривается социокультурная специфика отечественных смеховых традиций, что так же немаловажно для методологии данного исследования.

Методологически значимыми для настоящего исследования явились труды по теории комического В. Проппа, Б. Дземидока, А. Бергсона, терминологический аппарат которых привлекается для атрибуции некоторых приемов воплощения комического в музыке.

Общеизвестно, что смех является неотъемлемой частью русского фольклора. В связи с этим возникла необходимость включения в работу отдельных теоретических положений, разработанных в исследованиях ученых, занимающихся различными проблемами изучения русской народно-смеховой культуры, – Д. Лихачева, А. Панченко, Ю. Лотмана, Н. Некрыловой, Б. Соколова, С. Юркова. Сквозь призму эстетики народно-смеховой культуры рассмотрены в диссертации музыкальные произведения, наследующие традицию балаганных и скоморошьих представлений (главы III и IV диссертации). В частности, образы, ведущие свое происхождение от традиции балаганного театра и получившие воплощение в творчестве Мусоргского, Шостаковича и Гаврилина, рассматриваются в связи со зрелищной стороной ярмарочных увеселений, а также лубочных картинок. Этим аспектом эстетики народного театра подробно занимался Ю. Лотман. Насколько нам известно, с этой точки зрения музыкальные произведения исследуются в отечественном музыкознании впервые. Отдельные наблюдения над образами балаганного представления в творчестве Шостаковича есть в работах В. Вальковой, но они относятся к сфере инструментальной музыки.

Методологической основой анализа музыкальных произведений в диссертации является интонационная теория Б. Асафьева, нашедшая развитие в трудах Л. Мазеля, В. Медушевского, Е. Ручьевской, В. Холоповой. Кроме того, рассмотрение некоторых вопросов, касающихся композиции и драматургии анализируемых музыкальных произведений, базируется на теории игровой логики, разработанной Е. Назайкинским в его исследовании «Логика музыкальной композиции».

По ходу анализа образного содержания произведений привлекались те или иные научные данные, содержащиеся в монографиях Г. Головинского и М. Сабининой, Р. Ширинян, С. Хентовой, Р. Петрушанской, В. Васиной-Гроссман. Методологическую значимость в рамках данного исследования приобрели работы Н. Бекетовой, Б. Бородина, В. Вальковой, Э. Добрыкина, Н. Салниса, А. Цукера, М. Якубова и др. Некоторые положения этих работ привлекаются в объеме, необходимом для решения поставленных нами задач.

Научная новизна работы. Диссертация представляет собой монографическую работу по заявленной теме, где впервые предлагается и апробируется комплексный подход к анализу художественного текста конкретных музыкальных произведений, принадлежащих перу выдающихся мастеров отечественного искусства. Образная сфера смеха в русской музыке впервые рассматривается сквозь призму амбивалентности как такого имманентного свойства русской смеховой традиции, в котором выражено некое глубинное свойство русского менталитета. Впервые в отечественном музыкознании предпринимается анализ партитуры оратории-действа В. Гаврилина «Скоморохи».

Практическая значимость работы определяется, во-первых, возможностью использования ее результатов в курсе истории отечественной музыки, а также в спецкурсе по теории музыкального содержания; во-вторых, – восполнением научно-теоретической базы той малоизученной еще области отечественного искусства, которая связана с претворением смехового начала в музыке.

Апробация работы. Диссертация выполнена на кафедре истории музыки Красноярской государственной академии музыки и театра. Она обсуждалась на кафедре теории музыки Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М.И. Глинки, а также – на совместных заседаниях кафедр истории музыки, теории и композиции Красноярской государственной академии музыки и театра. Содержание диссертации отражено в ряде публикаций (см. список в конце автореферата). Некоторые идеи и положения, выдвигаемые в работе, были предметом дискуссий на научно-практических конференциях (Красноярск, Новосибирск, Уфа).

Структура работы, определяемая ее целью и задачами, складывается из Введения, четырех глав и Заключения. Указатель литературы содержит 146 наименований.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяется объект и методологическая основа диссертации, формулируются цель и задачи работы, анализируется степень изученности заявленной проблемы в отечественном музыкознании. Кроме того, экспонируется главная идея исследования – идея о взаимообратимости комического и трагического, которая преподносится сквозь призму одной из ключевых идей русской философской школы, а именно – идеи трагизма русской жизни.

В Главе I «Феномен смеха: о диалектике комического и трагического (некоторые теоретические предпосылки)» ставится проблема глубинной взаимосвязи комического и трагического. Предлагаются философские, психологические, лингвистические и физиологические обоснования антиномичной связи этих двух начал. Осознанию внутренней связи между ними способствовало рассмотрение природы комического как такового, со всей присущей ему многоплановостью. Сравнение различных определений, а также атрибутов комического как одной из основных категорий эстетики позволяет считать смех объединяющим, главным признаком комического и его видимым результатом. Иначе говоря, проблема комического неотделима от проблемы смеха, каковой есть «чувственная первооснова комического» (определение Б. Бородина). Соответственно, все многообразие его проявлений образует «смеховой мир» или «смеховую культуру» (термины М. Бахтина), отражение которой в эстетическом сознании той или иной эпохи составляет содержание категории комического.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»