WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

Работа может служить одной из посылок для последующих теоретико-методологических разработок в области изучения и иных лингвистических словарей, а также для исследования развития словарного состава на разных этапах функционирования татарского языка. Полученные результаты могут быть реализованы в преподавании ряда общих курсов по исторической лексикологии татарского языка, специальных дисциплин «Теоретическая и практическая лексикография татарского языка», «Татарско-русские и русско-татарские словари XIX века», «Татарская лексикография», «Лексикология татарского языка» в высшей школе, а также как дополнительный и справочный материал для исторических, лингвокультурологических исследований теоретического, прикладного или учебного характера.

Апробация работы. Основные положения диссертации отражены в монографии (Казань, 2008. 410 с.) и 69 статьях, докладывались на Международных конференциях: «Проблемы языка и этноса на рубеже веков» (Чебоксары, 2006); 49 PIAC «Человек и дорога в Алтайском мире» (Берлин, 2006); «Сохранение и развитие родных языков в условиях многонационального государства: проблемы и перспективы» (Казань, 2006); «Вариативность в языках народов Поволжья» (Чебоксары, 2006); 50 PIAC «Казань и алтайская цивилизация» (Казань, 2007); «Казахский язык на стыке веков: теория, история и современное состояние» (Алматы, 2007); 38 ICANAS (Анкара, 2007); «Проблемы терминологии в финно-угорских языках народов Поволжья» (Венгрия, 2007); «Этнодидактика народов России: деятельностно-компетентностный подход к обучению» (Нижнекамск, 2007); «Языковая семантика и образ мира» (Казань, 2008); «Языковые контакты Поволжья» (Казань, 2008); VI Turk dil kurumu (Анкара, 2008); «Казанская тюркская лингвистическая школа: традиции и перспективы» (Казань, 2008), «Диалекты и история пермских языков во взаимодействии с другими языками» (г. Ижевск), а также на всероссийских и республиканских конференциях, итоговых конференциях Казанского государственного университета.

Общая структура исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и трех приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность избранной темы и научная новизна диссертации, определяются направления исследования, основная цель и задачи, объект и предмет исследования, описываются материал исследования и методы его изучения, анализируется история разработки вопроса, указывается теоретическая, практическая и методологическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту, ожидаемые результаты исследования, а также содержатся сведения об апробации диссертации.

В первой главе диссертационного исследования «Общий историко-лингвистический анализ татарско-русских и русско-татарских словарей XIX века» дано системно-комплексное описание имеющихся словарей с точки зрения принципов их составления, структуры, объема, графических особенностей, а также культурологической функции. Именно в это временное пространство появляются самые значительные и фундаментальные татарско-русские и русско-татарские словари, сумевшие оказать огромное влияние на динамику развития и эволюцию лексикографической традиции татарского и русского народов.

Отмечается, что печатные двуязычные словари – лексикографические памятники, предназначенные для изучения татарами русского языка и русскими татарского, стали появляться с 1801 г.

Формирование в XIX в. обширного корпуса двуязычных словарей объясняется целями и задачами внутренней и внешней «восточной» политики России.

Первыми были татарско-русский и русско-татарский словари И.Гиганова, изданные в 1801 и 1804 гг. Эта деятельность была продолжена другими авторами. В XIX в. вышли в свет словари А.Троянского (1833; 1835), С.Кукляшева (1859), Л.Будагова (1869, 1871), Н.Остроумова (1876, 1892), К.Насыри (1878, 1892), Миссионерского общества (1880, 1882, 1886, 1888, 1891), Ш.Габдельгазиза (1893), А.Воскресенского (1894), М.Юнусова (1900).

Эти двуязычные словари, созданные учеными, преподавателями и миссионерами, донесли до нас богатейший лексический материал той эпохи, который отражал продолжавшийся культурно-исторический диалог русского и татарского народов.

В Казанском университете в 3040-е годы XIX в. при Восточном разряде сформировалась Казанская школа тюркологов. Большая заслуга этой школы заключается в том, что её представители выдвинули идею привлечения к научной работе по филологии представителей тех народов, языки которых стали объектом научного исследования. Почти все авторы исследуемых словарей были основоположниками или воспитывались под непосредственным влиянием данной школы, внесли определенный вклад в развитие тюркского языкознания. Они не только изучали книжно-литературный язык тюркских народов, но и уделяли большое внимание разговорным формам языков народов, имевших в то время письменность.51

Татарско-русские словари XIX в. И.Гиганова, А.Троянского, С.Кукляшева, Л.Будагова, Н.Остроумова, К.Насыри, Ш.Габдельгазиза, М.Юнусова для татароязычных пользователей являются активными, для русскоязычных – пассивными. Словари И.Гиганова (1804), К. Насыри (1892), А.Воскресенского (1894) для татар являются пассивными, а для русских – активными.

Для двуязычной лексикографии особенно важна мегаструктура, или рамочная структура – взаиморасположение частей словаря. Наиболее распространенная мегаструктура: предваряющий текст (предисловие, правила пользования), корпус, заключающий текст (различные приложения). Предваряющий и заключающий тексты называются окружающим текстом. В татарско-русских и русско-татарских словарях XIX в. основное место отведено корпусу словаря. Предисловие, правила пользования, различные приложения присутствуют только в некоторых из них. Например, в предисловии словарей Н.Остроумова и А.Воскресенского представлен грамматический материал; М.Юнусов обращает внимание на произношение звуков татарского языка и пытается объяснить артикуляцию специфических звуков; К.Насыри (1878), Ш.Габдельгазиз (1893) ограничиваются алфавитом, в словаре 1892 г. К.Насыри дает ценные советы относительно изучения русского языка, в приложении термины русско-европейского происхождения; в словаре Миссионерского общества (1880) даны церковные слова. Однако ни в одном словаре не представлены правила пользования ими.

Продуманные структура и композиция этих лексикографических источников свидетельствуют о том, что их авторы владели методикой составления словарей. Двуязычные словари татарского языка XIX в. составлены по алфавитному или тематическому принципу. В двуязычных словарях А.Троянского, С.Кукляшева, Л.Будагова, Н.Остроумова, К.Насыри, А.Воскресенского, М.Юнусова слова расположены строго в алфавитном порядке, во многих (татарско-русских) – по арабскому алфавиту и представлены в трех столбцах: арабский – татарский – русский. В русско-татарских словарях твердо соблюдается русский алфавит.

Второй тематический тип был использован И.Гигановым (1801), Ш.Габдельгазизом (1893) и Миссионерским обществом (1880–1891). Эти словари структурировались по систематической макроструктуре: слова в них располагаются не по алфавиту, а группируются по семантической близости.

Татарско-русские и русско-татарские словари XIX в. могут служить образцом для современных лексикографических трудов.

В татарско-русских словарях XIX в. представлены леммы в основном тюрко-татарского и арабо-персидского происхождения. Русско-европейские леммы встречаются в них редко, они составляют 0,2 – 1,13 % их словарного состава.

Во многих словарях отсутствуют теоретические и научные сведения по фонетике, морфологии, синтаксису татарского языка. Авторы ограничиваются лишь представлением алфавитов двух языков: татарского (на арабской графике) и русского. Это, несомненно, обедняет их содержание. Только в словарях К.Насыри (1878, 1892), Н.Остроумова (1876, 1892), А.Воскресенского (1894) и Миссионерского общества (1888) приводятся краткие сведения по грамматике татарского языка.

При каждом акте перевода, будь то устный или письменный перевод текста, подбор словарного эквивалента и т.д., мы имеем дело с двумя языками. В татарско-русских словарях XIX в. входным языком является татарский, так как первая колонка состоит из татарских слов, а в русско-татарских словарях И.Гиганова (1804), К. Насыри (1892), А.Воскресенского (1894) входным является русский язык.

В словарях XIX в. основное место занимает эквивалентный перевод; перевод слов двумя и тремя синонимами способствует лучшему пониманию иностранного языка.

Для раскрытия значений других заглавных лексем авторы анализируемых словарей в некоторых случаях обращаются к приему энциклопедического толкования. Этот прием использован во всех словарях исследуемого периода, что придает им характер энциклопедичности. Эта характерная черта татарско-русских и русско-татарских словарей, по всей видимости, была обусловлена их задачами и целями, поскольку словарь не только являлся сводом лексики из словарного фонда языка, но и был призван отразить просветительские интенции нации в области материальной и духовной культуры, уровень лингвокультурного развития общества, а также эволюцию науки о языке.

Авторы татарско-русских и русско-татарских словарей XIX в. были нацелены на наиболее полное и последовательное решение важных лингвокультурологических задач. Многие из них стремились правильно истолковать слова, показать позиции и положения слов в лексической системе языка, выявить их особенности, условия употребления, связь слов с жизнью, составляющую их сущность, вследствие чего им пришлось поместить в словарные статьи дополнительную информацию историко-географического и культурно-массового характера: названия знаменательных событий и исторических дат, имена героев и персонажей мифов и легенд, термины по астрономии, медицине, химии, физике, математике, алгебре, философии, логике, значения которых невозможно раскрыть лишь с помощью эквивалентов или антонимов.

По объёму словари принято делить на краткие, средние и большие. К первым можно отнести труды И.Гиганова (1801), К.Насыри (1878), С.Кукляшева (1859), словари Миссионерского общества (1880–1891), Ш.Габдельгазиза (1893).

Большими словарями являются лексикографические сочинения И.Гиганова (1804), А.Троянского (1833, 1835), Л.Будагова (1869, 1871), Н.Остроумова (1876, 1892), К.Насыри (1892), А.Воскресенского (1894).

В некоторых татарско-русских и русско-татарских словарях XIX в. в составе лексических единиц отдельными леммами представлены имена собственные: А.Троянского (1833, 1835), Л.Будагова (1869, 1871), Н.Остроумова (1876), С.Кукляшева (1859).

Двуязычные словари XIX века занимают важное место среди письменных памятников татарского языка. В 1801–1900 гг. было издано 13 татарско-русских и русско-татарских словарей, в которых зафиксированы самые активные лексические единицы, употреблявшиеся в разговорной речи.

Все указанные словари имели много общего. Во-первых, они были нацелены на решение единой идеологической задачи – способствовать миссионерской деятельности среди татарского населения Российской империи. Во-вторых, их авторы, составители и издатели, будучи высокообразованными специалистами-филологами, при подготовке данных трудов проводили важную исследовательскую работу в области татарской лингвистики. Фактически они заложили многие ключевые направления исследований в этой области, актуальные и по сей день.

Составители указанных словарей использовали разные варианты кириллического письма. Нами выделены следующие особенности графо-фонетической передачи слов:

а) за исключением специфической транслитерации слов на кириллице, многие слова в двуязычных словарях XIX в. представлены без каких-либо фонетических изменений: (бяке – прорубь, Идел, иделчек – река, кондыз – бобр, ата урдяк – селезень и т.д.);

б) для передачи специфических звуков в большинстве словарей употреблены специальные знаки: я, ; о, ; ю, ; ж, дж, дз; н, нъ, нг; г;

в) довольно большое количество слов передано графически в традиционном старотатарском (древнетюркский вариант) языке. Это объясняется тем, что некоторые словари были составлены как учебные пособия для чтения древне- и старотюркских и старотатарских текстов. Например: ИжЪПЗн бугдай – пшеница [Т., 1833, с.219]

52, ЗЪР агыз – рот, уста [Т., 1833, с.52]. В словаре отмечены слова, сохранившие в себе старые традиции: чыраг – лучина [Б., 1869, с.466], капуг – ворота [Б., 1871, с.65], ткрмч – колесо [К., 1959, с.33], КЯСгЯткрмк – катиться [К., 1859, с.33], КЯСИ КФгЯ ткрп тешмк – скатиться [К., 1859, с. 33], КЮдтакын – еще [К., 1859, с.36 ], КЯСЯбЯ ткрклек – круглость, круглота [К., 1859, с.36], КЯТ тикез – ровный [К., 1859, с.36], УЮФ сукыш – война [К., 1859, с.62], сачъ – волосы [Ю., 1900, с. 53], санчу – колотье в боку [Ю., 1900, с.53], сачакъ – цветокъ [Ю., 1900, с. 53], сыгыр – корова [К., 1859, с. 61], бугдай – пшеница [Т., 1869, с. 219], тулкунъ волна [Т., 1871, с. 20] и т.д.

Опущение инляутного и ауляутного [г] и чередование звуков [г], [гъ] и [й], [w] являются особенностью кыпчакского языка, что представлено и в татарском языке. Например, сыгыр – корова [Б., 1869, с.81], бугдай – пшеница [Т., 1869, с. 219], ЗЪР агыз – рот, уста [Т., 1833, с.52] и т.д.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»