WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Таким образом, в научной литературе проблеме локальной политической элиты в регионах РФ уделено недостаточно внимания. Данная проблема ранее не изучалась в предложенной диссертантом трактовке. Кроме того, в имеющихся работах внимание уделяется, прежде всего, правовому и административному аспектам проблемы. Также элитистская проблематика в исследованиях политического процесса локального уровня зачастую сводится к анализу поведения персоналий. Это обуславливает необходимость исследования локальной элиты как политической и социальной страты в современной России.

Объект исследования – локальная политическая элита в регионах РФ.

Предмет исследования – развитие локальной политической элиты в регионах РФ как политического субъекта и социальной группы.

Цель диссертационного исследования – определить уровень сформированности и степень автономии локальной политической элиты в регионах РФ с середины 1990-х годов до настоящего времени и обозначить направления и тенденции ее дальнейшего развития.

Достижение данной цели требует решения следующих исследовательских задач:

- уточнить объем понятия «локальная политическая элита» и раскрыть его содержание применительно к условиям современной России;

- выявить условия формирования и этапы развития локальной политической элиты в регионах РФ;

- проанализировать взаимоотношения локальной политической элиты с группами интересов на локальном уровне в регионах РФ;

- определить границы локальной политической элиты в регионах РФ;

- проанализировать структуру локальной политической элиты в регионах РФ, выявить внутриэлитные группы и дать характеристику каждой из них;

- выявить тенденции развития локальной политической элиты в регионах РФ.

Исследование ограничено временными рамками: с середины 1990-х годов по настоящее время.

Выводы в значительной мере сделаны на основании анализа материалов по различным субъектам РФ, однако, прежде всего, по трем регионам: Пермской области (с 2005 г. – Пермскому краю), Кировской области, Свердловской области. Выбор названных регионов обусловлен двумя причинами.

Во-первых, существующими различиями в их политической и социально-экономической жизни. В Пермской области/крае экономическая сфера достаточно развита, достаточное количество акторов обладает весомыми интересами и ресурсами для долговременного политического соперничества как на региональном, так и на локальном уровнях. Кировская область традиционно является реципиентом государственного бюджета, в регионе существуют глубокие экономические проблемы, социальная и политическая ситуация на региональном и локальном уровнях нестабильна. Свердловская область является развитым в экономическом плане регионом, с традициями публичного политического соперничества и амбициозной внутренней и «внешней» политикой региональных властей.

Во-вторых, схожестью политических, социальных и экономических характеристик выбранных регионах с теми или иными из большинства других субъектов РФ. При этом из исследования исключены регионы, которые принципиально отличаются от прочих особенностями политического устройства, общественных отношений, национальными традициями, конфессиональным составом и другими значимыми характеристиками: регионы Северного Кавказа (Адыгея, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Чечня), некоторые «северные» регионы (Чукотский АО, существовавшие ранее Корякский АО, Ненецкий АО, Таймырский АО), «этнические» регионы (Татарстан, Башкортостан, Калмыкия, Якутия, Тыва), наиболее «бедные» регионы (существовавшие ранее Агинский Бурятский АО, Усть-Ордынский Бурятский АО). Сформулированные нами выводы относительно локальной политической элиты в регионах РФ на данные регионы не распространяются.

Под локальным уровнем политики в данном исследовании понимается уровень субрегиональный. Под локальной элитой понимается элита территориальной единицы муниципального уровня – городского округа или муниципального района (в соответствии с терминологией, используемой в действующем законодательстве об МСУ). При этом региональные административные столицы и города-«миллионники» остаются за пределами нашего исследования, поскольку политические процессы в них значимо отличаются от идущих на уровне малых и средних городов и сельских районов (которые и составляют большинство муниципальных образований в регионах РФ).

Теоретическим основанием диссертационного исследования является элитизм. Элитизм как способ анализа политической реальности строится на положениях о неизбежности социальной дифференциации общества и сосредоточения политической власти в руках активного управляющего меньшинства. Элитологическая парадигма мышления получила широкое распространение в современных научно-гуманитарных исследованиях. Она была апробирована в качестве теоретического основания исследований в ряде научных дисциплин: политологии, социологии, истории, психологии. Интерпретация на ее основе политических, социальных и экономических процессов является весьма распространенной среди исследователей. Методологическую основу исследования составили теория «машин роста»54 и теория городских политических режимов55, представляющие комплексный элитистско-плюралистический подход к изучению политических процессов.

При проведении исследования использованы следующие конкретные методы сбора и обработки материала: метод анализа документов, ивент-анализ прессы, интервьюирование, анкетирование.

Эмпирическую базу исследования составляют несколько групп источников.

Во-первых, законодательные акты и нормативные документы. К данной группе относятся федеральные правовые источники: Закон № 1550-1 «О местном самоуправлении в РСФСР» от 06.07.199156, Указ Президента РСФСР № 75 «О некоторых вопросах деятельности органов исполнительной власти в РСФСР» от 22.08.199157, Указ Президента РСФСР № 239 «О порядке назначения глав администраций» от 25.11.199158, Указ Президента РФ «О реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации» от 09.10.199359, Закон № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28.08.199560, Закон № 126-ФЗ «О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации» от 25.09.199761, Закон № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.200362. Помимо них был проанализирован ряд уставов муниципальных образований, принятых в 1996 году, с учетом внесенных позже принципиальных исправлений и дополнений63.

Во-вторых, данные электоральной статистики. К данной группе относятся сборники, изданные ЦИК РФ64, данные, содержащиеся на официальном сайте ЦИК РФ65, данные, содержащиеся на официальных сайтах избирательных комиссий регионов РФ66.

В-третьих, материалы СМИ. К данной группе относятся материалы, опубликованные в федеральных («Коммерсант», «Коммерсант-Власть», журнал «Власть»), региональных («Деловое Прикамье», «Звезда», «Коммерсант-Пермь») и муниципальных («Боевой путь», «Город», «Уральский шахтер», «Искра», «Чусовской рабочий», «Чусовской металлург», «Камские зори», «Березниковский рабочий», «Новая газета», «Очерский край», «Березники вечерние», «Сылвенские зори», «Родник Прикамья») печатных СМИ, а также размещенные в сети Интернет67

.

В-четвертых, материалы направленного интервью с представителями органов местного самоуправления территорий регионов РФ. В общей сложности диссертантом проведено 24 интервью в Пермской, Свердловской и Кировской областях.

Научная новизна исследования заключается в том, что диссертантом проведено комплексное исследование локальной политической элиты в регионах РФ начиная с момента ее формирования и до настоящего времени.

В процессе реализации цели и решения исследовательских задач диссертантом были получены следующие, имеющие научную новизну, результаты:

- выявлены достоинства и недостатки существующих критериев выделения элиты применительно к изучению политических процессов локального уровня, в качестве определяющих предложены: приоритетное влияние на принятие политических решений, автономия и ресурсная обеспеченность;

- сформулировано определение локальной политической элиты исходя из степени ее автономии и роли для локального сообщества и территории;

- дана комплексная характеристика локальной политической элиты в регионах РФ с середины 1990-х годов до настоящего времени, в качестве наиболее важных характеристик выделены уровень сформированности и степень автономии на разных этапах ее эволюции;

- определены границы локальной политической элиты, сделан вывод о необходимости ее разграничения с региональной элитой и только с ней;

- определена структура локальной политической элиты в регионах РФ, в качестве основных компонентов выделены корпус глав муниципалитетов, корпус депутатов представительных органов МСУ и лидеры местных организаций политических партий в муниципальных образованиях;

- выявлены направления и тенденции дальнейшего развития локальной политической элиты в регионах РФ.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Локальная политическая элита может быть определена как социальная группа, оказывающая приоритетное влияние на принятие стратегических политических решений, влияющих на локальное сообщество и территорию, и обладающая необходимыми для этого степенью автономии и ресурсным потенциалом. Ключевым моментом для определения политической элиты выступает степень автономии, достаточная для самостоятельного принятия политических решений. Акцент на обеспечение ресурсами важен, поскольку он создает предпосылки для определения автономии локальной политической элиты исходя, кроме прочего, из ее ресурсного потенциала.

2. Деятельность представителей локальной элиты, являясь политической, не сводится к администрированию. Общая схема распределения полномочий между органами самоуправления и вышестоящими уровнями органов государственного управления в масштабах страны такова, что ряд принципиальных политических решений, касающихся муниципалитетов, принимается «над» ними (федеральными и региональными властными структурами). Однако в настоящее время степень централизации процесса принятия политических решений и его сложность таковы, что общее стратегическое управление конкретными локальными сообществами и территориями «сверху» невозможно. Это предопределяет существование политической элиты локальных территорий.

3. Верхняя граница локальной политической элиты проходит по линии муниципалитеты/регион. Формально представители региональных структур, в силу должностных обязанностей или личных интересов действующие на локальном уровне, подпадают под данное определение локальной элиты. Однако они не входят в ее состав, поскольку являются политическими акторами другого уровня. К локальной политической элите относятся те, чьи основные интересы сосредоточены в локальной территории, и чьей главной социальной функцией является управление локальным сообществом.

4. Сфера приоритетного влияния и интересов локальной политической элиты ограничена локальной территорией, поэтому локальная политика дифференцируется от региональной, но не сама по себе. Другими словами, нижняя граница локального политического процесса не определима, он включает и происходящие на уровне поселений изменения. Сферы деятельности и интересов представителей обоих уровней самоуправления пересекаются, сводясь к управлению локальными территориями и сообществами. Активное включение в локальный политический процесс представителей поселений усложняет внутриполитические отношения на локальном уровне.

5. Локальная политическая элита как социальная группа имеет ряд характерных особенностей, обусловленных уровнем ее функционирования. Во-первых, она с неизбежностью оказывается малочисленной. Во-вторых, персональный состав элитного слоя и характер личных взаимоотношений между членами элитного сообщества оказывают значимое влияние на политический процесс. В-третьих, оставаясь конкурентной средой, элитное сообщество является достаточно сплоченным по отношению к внешним контрагентам. Это объясняется тем, что ее представители имеют общие, совпадающие или пересекающиеся интересы, четко отграничивают их от интересов других территорий или уровней власти и могут более эффективно отстаивать их совместно.

6. Органы местного самоуправления выступают основой властной институционализации локальной политической элиты. Система МСУ также легитимирует особое положение представителей локальной элиты в локальном сообществе. При этом локальная политическая элита не сводима к занимающим высшие муниципальные должности.

7. В структуре локальной политической элиты выделяется три основных компонента: корпус глав муниципалитетов, депутатский корпус представительных органов самоуправления и партийное руководство локального уровня. Стандартная схема может быть дополнена, например представителями бизнес-структур или медиа-структур. Указанное разделение на внутриэлитные группы достаточно формально, поскольку отдельные персоны могут представлять несколько из них, таким образом расширяя сферу своего влияния в территории. Подобное «совмещение статусов» формирует локальную элиту из наиболее влиятельных представителей общественной, политической и экономической жизни территорий. Единственный официальный статус, который гарантирует вхождение в состав локальной политической элиты «сам по себе» - статус руководителя системы самоуправления. Все прочие статусы (депутатский, партийный, общественный, др.) гарантией включения в локальную политическую элиту являются не всегда. Многое зависит от политического влияния данной структуры (представительного органа самоуправления, партийной организации, общественной организации, др.) в конкретной локальной территории, в данных политических условиях, и от собственных возможностей (финансовых ресурсов, авторитета, отношений с прочими представителями элиты и т. п. ) участника локальной политической жизни.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»