WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

Глава 7. «Домашние животные» начинается с определения класса, его групп и подгрупп. По внешним морфологическим признакам класс домашних животных распадается на две группы. Первая группа, условно названная нами «домашние четвероногие животные», обладает тем же набором особенностей, что и класс зверей - морда, четыре лапы (ноги), шерсть (лошадь, корова, бык, овца, баран, свинья, коза, кошка, собака); вторая – класс птиц – «домашние птицы» (петух, курица). По приносимой человеку пользе в первой группе выделяются две подгруппы: сельскохозяйственные животные (лошадь, корова, бык, овца, баран, свинья, коза) и выполняющие очистительно-обережные функции (избавление от мышей, охрана жилища) - кошка и собака. Этим двум подгруппам соответствуют и свои территории нахождения в доме. Сельскохозяйственным животным принадлежит хлев, а собаке и кошке – все домашнее пространство. По наличию рогов и виду копыт (копыта раздвоенные – парнокопытные, копыта нераздвоенные – однокопытные) среди сельскохозяйственных животных выделяются «нерогатые однокопытные» (лошадь), «нерогатые парнокопытные» (свинья), рогатые парнокопытные (корова, бык, овца, баран, коза). Под влиянием библейских представлений лошадь и свинья относятся к нечистым животным и не употребляются в пищу, тогда как коровы, быки, овцы, бараны, козы имеют противоположное значение.

§ 1 «Сельскохозяйственные животные» состоит из пяти разделов.

Первый раздел посвящен реконструкции символики коня. Как показало исследование, конь являлся почитаемым животным у вепсов. Среди вепсских представлений, связанных с конем, многие имеют индоевропейские истоки, например: конь – жертва умершему; посредник между мирами; оберег; предсказатель; носитель плодородия и плодовитости; солнечный символ; неотъемлемый спутник верховного божества. В дальнейшем эти представления получают разное развитие в вепсской традиции. Так, еще в древности под влиянием христианизации у вепсов были прекращены жертвоприношения коней с употреблением жертвенного мяса, в отличие, например, от удмуртов, марийцев, хантов и манси. Представление о коне – посреднике между мирами, попадая в лесную среду, развивалось по линии связи с главным духом вепсской мифологии – хозяином леса. У вепсов, в отличие от индоевропейских народов, почти не сохранились представления о коне как солнечном символе. В то же время большой толчок в развитии получили верования и обряды, направленные на благополучие коней, сохранение их здоровья и повышение плодовитости. В комплексе культурных явлений, связанных с конем, некоторые формировались еще в период прибалтийско-финской общности (поверье об отыскании подводного клада жеребенком с младенцем), другие появились под влиянием русского населения (примета на ложь и врага, предания о выборе места для сооружения храма, обряды сева, заветные праздники и т.д.), третьи оказались продуктом самостоятельного развития (радуга как символ коня, пьющего воду).

Второй раздел посвящен мифоритуальной характеристике крупного рогатого скота – быка и коровы. На основе анализа большого массива разнообразных материалов делается вывод о том, что культ крупного рогатого скота (главным образом, коровы) до сих пор занимает центральное место в жизни вепсских крестьян. Среди наиболее выразительных признаков, связанных с почитанием в разные века, можно назвать следующие: космогонические идеи о соотнесенности крупных копытных с водой, землей, небесной сферой и ее объектами (громом, молнией, дождем, солнцем, луной), огнем; сила плодородия; сходство с человеком, выраженное в обрядах и других явлениях вепсской культуры; праздники в честь крупного рогатого скота; обряды, связанные с уходом за этими животными; отсутствие изгоняющих ритуалов; прародитель семьи по материнской линии (корова); жертва громовержцу (бык). В вепсском мифоритуальном комплексе, связанном с крупным рогатым скотом, были выявлены компоненты разноэтничного происхождения: прибалтийско-финские; индоевропейские, многие из которых прошли через «фильтр» русского окружения; собственно русские и собственно вепсские. Результат такой гетерогенности продемонстрировал, например, реконструированный в работе вепсский ритуал новотела, в котором, наряду со многими элементами русского происхождения, выявился и ряд прибалтийско-финских и собственно вепсских черт (название обрядов argaita, использование ольхи, камня uurkivi, приготовление ячневой каши, кормление детей на пороге). Разное сочетание этих несходных по этническим истокам элементов и их неодинаковое развитие сформировали на вепсской территории несколько типов ритуала, в какой-то мере совпадающих с основными этнодиалектными зонами.

Персонажами третьего раздела являются овца и баран. Отмечается, что эти домашние животные в вепсской мифоритуальной традиции, в отличие от крупного рогатого скота, представлены намного бледнее. Некоторые элементы почитания имеют место - жертвоприношение барана св. пр. Илье у белозерских вепсов, предсказатель и аналог грома у южных вепсов, защитная и продуцирующая роль животного и его шерсти, но они, как правило, носят узколокальный характер и не составляют развитого культа. Реконструируемый вепсский комплекс верований и обрядов, связанный с овечьим приплодом, шерстью, мясом выглядит маловыразительным, по сравнению с красочным и сложным комплексом, направленным на плодородие и получение больших удоев у коров. При этом некоторые верования и обряды на «овечью тему» - такие же, как у восточных славян.

В четвертом разделе определяется место козы в вепсском традиционном мировоззрении. Козы в вепсских деревнях появились поздно – только в начале ХХ в. Тем не менее, образ этого животного обнаруживается в верованиях южных и капшинских вепсов. Вызывает также удивление популярность козы в вепсских сказках. Отмеченные явления из области духовной культуры приводят к выводу об их сравнительно позднем появлении в вепсской среде, скорее всего, под влиянием русского населения.

В пятом разделе рассматривается образ свиньи. Лексический материал показывает, что свинья была известна предкам вепсов еще до распада прибалтийско-финской общности. Однако на всем протяжении хозяйственной истории (с древности и до наших дней) разведение свиней у вепсов занимало незначительное место, по сравнению с крупным и мелким рогатым скотом. Видимо, это обстоятельство способствовало тому, что свинья не имела почти никакого значения в мифоритуальной системе вепсов. В вепсских представлениях свинья – это, прежде всего, носитель болезней (sugased ‘щетинка’, ehtiti – болезнь от ругани, siganik ‘свиная шея’). В способах лечения этих болезней отразилось своеобразие вепсской традиции.

§ 2. «Собака». Выявленные вепсские представления, связанные с собакой, обрисовали достаточно противоречивый образ. Восприятие этого животного другими, порою весьма отдаленными, народами, оказалось типологически сходным с вепсами. Однако воплощение этих представлений в определенных текстах вепсской культуры придало образу собаки у вепсов свой национальный колорит. Имевшие место в раннем средневековье жертвоприношения собак и тризны с вкушением их мяса исчезли с распространением среди веси христианства. Тем не менее, собака в вепсских представлениях сохранила причастность к преисподней. Ее связи с миром мертвых, с духами, излечивающая и защитная сила, запреты обижать животное являются свидетельствами существования почтительного отношения к собаке. Но по сравнению с конем и крупным рогатым скотом, это почитание было рангом ниже. Перечисленные сельскохозяйственные животные были возвышены до верхнего мира, имели связи с верховными богами, тогда как собака соотносилась с нижним миром, с духами низшей мифологии.

§ 3. «Кошка». Мифоритуальный комплекс о кошке ярок и противоречив. В нем выделяются достаточно убедительные верования и обряды, связанные с почтительным отношением к этому животному: связь с домашними духами; очищающая, излечивающая и продуцирующая сила; сходство с человеком; запреты на убийство и битье. Параллельно им под влиянием наблюдений над биологической природой кошки, социальных и религиозных факторов формируется противоположное мнение. При этом центром актуализации «кошачьих» представлений обоих полюсов оказалась территория расселения капшинских и южных вепсов.

§ 4. «Петух и курица». Эти домашние птицы занимали существенное место в верованиях, ритуалах и фольклоре вепсов, хотя еще в начале XX в. куроводство было слабо развито в вепсских деревнях. С петухом и курицей оказались связаны основные пространственно-временные идеи существования вселенной: верхний и нижний миры, чередование дня и ночи; они были воплощениями плодородия, предсказателями. Петух - символ солнца и огня, мощнейший оберег. Сравнительный анализ показал, что эти представления имели древнее индоевропейское происхождение. В вепсской среде они получили разные витки развития. Солнечная и огненная природа петуха использовалась в сложении образов духов бессонницы rgu и домашнего очага pinrahkoi; обережное значение петуха получило яркое воплощение в вепсских заговорах от болезней. С развитием птицеводства курица стала объектом продуцирующих и предохранительных ритуалов. Многие из них были заимствованы от русских, у которых куроводство и связанный с ним комплекс обрядов оказались более развитыми. Отмечаются и некоторые региональные особенности вепсских представлений и обрядов. На территории Межозерья важность петуха в обряде перехода в новый дом понижается с севера на юг. Для средних вепсов характерны более разнообразные обряды, связанные с разведением кур.

Глава 8. «Современные исполнители вепсских мифологических рассказов о животных» посвящена анализу нынешнего состояния вепсских мифологических представлений о мире фауны. Как показали экспедиционные работы, поверья и былички о животных до сих пор распространены среди вепсов. В главе перечисляются наиболее популярные в настоящее время сюжеты данного тематического цикла. Внимание к исполнителям позволило автору увидеть конкретных участников процесса передачи мифолого-религиозного наследия. Они представлены тремя группами. Первая группа активно использует традицию, вторая - хранит её в памяти и изредка извлекает для собственных нужд, третья - изменяет и отвергает.

В Заключении подводятся итоги исследования, обобщаются выводы, частично сформулированные в главах работы, отмечаются перспективы дальнейшего изучения. Все результаты исследования сгруппированы в пять тематических блоков, отражающих выполнение намеченных цели и задач.

1. Итоги реконструкции «вепсской галереи животного мира». Сопоставительный анализ вепсских материалов с данными других народов показал, что для мифолого-религиозной традиции каждого этноса характерен свой неповторимый ряд животных. Достаточно вспомнить у вепсов основных персонажей фауны, составивших классы птиц, зверей, рыб, насекомых и т.д., которые в комплексе отличались от славянской и финно-угорской традиций. Наделение особым символическим значением одних реалий и отсутствие внимания к другим всегда определяется самой культурой. Тем не менее, среди этих реалий обязательно будут явления, ожидаемые в каждой мифологической системе12. Применительно к миру фауны, это образы животных, распространенные почти по всему миру и выделяемые практически всеми культурами, например, врон (ворона), змея, бабочка и т.д. Еще более значительную группу составят типологические образы, характерные для народов, проживающих в таежной зоне. Это всегда самые сильные и опасные – медведь и волк, а также лиса, заяц, олень (лось) и т.д. Для народов, занимающихся скотоводческой деятельностью, - лошадь, крупный и мелкий рогатый скот.

2. Выделенный ряд животных в традиционном мировоззрении вепсов членился на «классы»: птицы, звери, рыбы, «змееподобные», «мышеподобные», земноводные, насекомые, домашние животные, внутри которых имелись более мелкие подразделения. Детальный анализ всего видового состава фауны в мифолого-религиозном аспекте позволил достроить недостающие звенья этнозоологической классификации вепсов и представить ее со всеми подробностями на схеме 2 Приложения.

3. Выявление культовых животных. Исследование продемонстрировало, что из животных, известных природному окружению вепсов, далеко не все были отобраны вепсской культурой, не все прямо или косвенно почитались. Культовый ряд представителей мифолого-религиозной фауны формировался под влиянием нескольких мотивов, выступающих вместе или по отдельности: польза, восхищение какими-либо свойствами и страх. Особо подчеркнем, что среди отсортированных животных не все имели важное хозяйственное значение (например, бабочка, лягушка) и не все полезные (преимущественно, из диких видов) оказались культовыми (например, промысловые тетерев, глухарь, рябчик, многие виды рыб).

Исследование показало, что в настоящее время достаточно трудно выделить культовых или почитаемых диких животных у вепсов. Зооморфные культы этой части фауны оказались чрезвычайно разрушенными. До нашего времени не сохранились культы лося (оленя), бобра, которые явно существовали в древности у всех финно-угорских народов. Без сомнения почитаемыми животными у вепсов были медведь и водоплавающие птицы (утка, лебедь), сюда же можно отнести и гуся. Нам удалось выявить дожившие до современности достаточно целостные комплексы признаков, лежащие в их основе. Для культа медведя таковыми оказались: 1) тотем; 2) носитель огня; 3) дух-хозяин леса; 4) символ плодородия и плодовитости; 5) самый главный среди зверей; для культа водоплавающей птицы: 1) тотем; 2) прародительница мира; 3) источник расцвета природы, плодородия, плодовитости; 4) душа. Эти комплексы оказались идеальной моделью для определения культов и их сохранности у других диких животных и птиц. Так, сравнение образов лебедя и журавля позволило сделать вывод о существовании культа последнего у вепсов.

Культовые представления о животных могли различаться по классам. В вепсской традиции только для летающих представителей фауны (некоторые птицы, бабочка) характерны идеи о душе, поскольку они связаны с небом, символизирующим легкость и чистоту. Вокруг образа медведя сконцентрированы многие идеи промыслового культа, как бы отражающие материальную основу жизни - достаток. На эти идеи обращалось внимание и при изучении других объектов охоты и рыболовства. В результате представлениями, связанными с промысловым культом, оказались охваченными весь класс рыб и наиболее яркий их представитель – щука, а также лесной зверь - барсук.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»