WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

Часть источниковедческой базы составили различного рода архивные материалы и исследования: в СПб – Русского географического общества (РГО), Библиотеки Академии наук (БАН), Российского этнографического музея (РЭМ), Музея антропологии и этнографии (МАЭ), Музея истории религии (МИР); в Петрозаводске – Архива Карельского научного центра (АКНЦ); в Хельсинки – Фольклорного архива Общества финской литературы (SKS). Наиболее существенные документы, использованные в нашем исследовании: в архиве РГО – дела М. Юнсовского, А.С. Клеппета, А.Ф. Головина, А.В. Фомина (Светляка). А.В. Фомину (Светляку) принадлежит и часть рукописи «Наша Шимозерия», которая хранится в архиве БАН. Из материалов МАЭ и МИР следует особо отметить данные Н.Н. Волкова о вепсских верованиях и обрядах. В АКНЦ важными для нашего исследования оказались рукописи С.А. Макарьева, Д.М. Пушкина и К.А. Силакова; полевые материалы и диссертация Н.И. Богданова. В архиве SKS были найдены уникальные этнографические и фольклорные тексты на вепсском или финском языках, записанные среди северных вепсов в годы Великой Отечественной войны финляндскими офицерами по просвещению Ю. Перттолой и С.Сяськи. Эти тексты были нами переведены и атрибутированы. Как и большинство других обнаруженных архивных материалов, они впервые вводятся в научный оборот.

3. Полевые материалы.

Значительную часть всех сведений составили экспедиционные материалы, собранные автором в 1981-1994 гг., 1997-1998 гг. (по гранту РГНФ) и 2001-2004 гг. (по гранту «Интеграция») самостоятельно или в составе комплексного исследовательского коллектива практически во всех ныне существующих поселениях северных, средних и южных вепсов. Полевые исследования велись также в русских поселениях Вологодской обл., которые еще в сер. ХIX в. считались вепсскими: в Куштозере, Ундозере, Сяргозере, Пустынке Вытегорского р-на и в Киино, Аксентьевской, Верхнем Конце Бабаевского р-на.

Методика исследования. Для реконструкции вепсских традиционных представлений о животном мире применялся комплексный подход к исследованию с привлечением данных по гуманитарным и естественным наукам. Сбор полевых материалов осуществлялся с помощью методов непосредственного наблюдения и интервью по специально подготовленному развернутому вопроснику. При составлении вопросника учитывались все источники по вепсской культуре, «Указатель типов и мотивов финских мифологических рассказов» Л. Симонсуури, книга А.В. Гуры о славянских животных представлениях8. Во время экспедиций 1997-1998, 2001-2004 гг. вопросник явился «ключом» к сбору значительного и ранее неизвестного материала по теме исследования среди локальных групп вепсского этноса.

Далее для анализа собранных фольклорно-этнографических текстов, содержащих упоминание о персонажах фауны, применялись методы теоретического исследования: структурно-семиотический в сочетании с типологическим и сравнительно-историческим. Важное методическое положение ведущих ученых-этносемиотиков о том, что у любого этнографического факта имеются символические и утилитарные свойства, мы применили к исследованию каждого животного вида и «класса». В любом фольклорно-этнографическим тексте выделялись «элементарные единицы» - символы, содержащие одну или несколько идей о животном, а также реальные представления. Полученные информативные данные соотносились между собой, фиксировались повторения или новые сообщения. В результате суммирования представлений некоторые животные образы становились средоточием пучка различных признаков.

По необходимости к полученным данным подключался типологический метод исследования для выявления из множества признаков наиболее существенных, определяющих ранние формы почитания животных у вепсов (тотемизм, промысловый и скотоводческий культы) и «модели» некоторых обрядов.

Структурно-семиотический анализ дополнялся сравнительно-историческим: народные представления о мире фауны рассматривались на протяжении огромного отрезка времени (с древности и до современности) и в сравнении с традициями различных народов, прежде всего, финно-угорскими и славянскими. При этом привлекались все основные виды сравнения – сопоставительное, историко-генетическое, историко-типологическое и историко-диффузное. Смысл последних трех типов сравнения состоял «не просто в том, чтобы выявить сходное и различное в соответствующих явлениях и подготовить материал для их объяснения, а в том, чтобы получить обоснованный и принципиальный ответ на вопрос об истоках и причинах общности»9.

Научная новизна.

- В диссертации впервые в отечественной и зарубежной этнологии представлен опыт реконструкции и анализа одного из важнейших фрагментов традиционного мировоззрения вепсов – мифолого-религиозных представлений о мире фауны.

- Впервые на вепсских материалах разрабатывается одна из малоизученных проблем этнозоологии - реконструкция народных классификаций фауны, дающих представление о мифологии, верованиях и зачатках научных знаний у этносов в древности.

- Впервые, благодаря привлечению широкого круга источников, подробное рассмотрение получает ранее поднятая исследователями проблема выявления зооморфных культов у вепсов.

- В диссертации продемонстрирован новый подход к проблеме зоолатрии. При исследовании зооморфных культов внимание обращено не только на представления и обряды почтительно-уважительного характера, как это обычно делалось во многих религиоведческих работах, но и на негативные действия и характеристики, адресованные почитаемому животному, которым, по возможности, дается объяснение.

- На основе исследования вепсских традиционных представлений о мире фауны получены новые результаты об этнокультурных заимствованиях, влившихся в вепсскую культуру.

- В научный оборот вводятся ранее неизвестные оригинальные архивные и полевые материалы.

Практическая значимость.

Практическая значимость проведенного исследования состоит в восполнении одной из существенных лакун в исследовании культуры вепсов, а именно их мифолого-религиозной традиции. Выводы диссертации могут быть важными аргументами в решении спорных вопросов этнической истории и культуры вепсов. Введенные в научный оборот материалы представляют собой не только разные жанры вепсской традиционной культуры, но и образцы вепсской диалектной речи, поэтому в равной мере будут полезны как этнографам и фольклористам, так и лингвистам. Диссертационные данные могут быть использованы в учебном процессе для подготовки лекционных курсов и написания учебников по этнографии, фольклористике и лингвистике вепсов и других финно-угорских народов, при руководстве студенческими курсовыми и дипломными работами.

Настоящее исследование способно помочь в осуществлении различных культурных проектов, направленных на сохранение малочисленного вепсского народа: в разработке современной национальной символики, геральдики вепсских поселений; в подготовке театрализованных представлений, музейных экспозиций, научных и научно-популярных передач по радио и телевидению, художественных фильмов.

Опыт такого внедрения уже имеется. С 1993 г. лекции о вепсской мифологии, в том числе и о животном мире, входят в спецкурс по этнографии вепсов и карел, который автор ежегодно читает студентам факультета прибалтийско-финской филологии и культуры в Петрозаводском государственном университете. Материалы исследования изучались работниками культуры для создания герба Вепсской национальной волости Республики Карелия, радио- и телевизионных передач, туристических маршрутов и экскурсий. В 2005 г. к работам автора о вепсской мифологии обращался коллектив государственного ансамбля песни и танца Карелии «Кантеле» для подготовки театрализованной программы «Vepsnman noiduz» («Вепсские фантазии»). В январе 2006 г. состоялась ее премьера. Некоторые реконструированные в диссертации обряды по рекомендации автора были включены в сценарий видеофильма «Вепсская свадьба», подготовленный «Союзом вепсской молодежи Карелии». В 2006 г. на конкурсе финно-угорских фильмов в г. Ижевске фильм занял призовое место.

Апробация работы. Результаты исследования были представлены:

- в отчетах и докладах на заседаниях сектора этнологии и Ученого совета Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН;

- в монографиях: Календарные обычаи, обряды и праздники вепсов (конец XIX -начало XX в.). СПб., 1994. 9,36 п.л.; Традиционные праздники вепсов Прионежья (конец XIX - начало XX в.). Петрозаводск, 1996. 9,6 п.л.; Животные в традиционном мировоззрении вепсов (опыт реконструкции). Петрозаводск, 2006. 35 п.л. (проекты на издание двух последних успешно прошли конкурсный отбор и были поддержаны Российским гуманитарным научным фондом в 1995 и 2004 гг.);

- в статьях, в том числе и опубликованных в ведущих научных журналах, утвержденных ВАК Министерства образования и науки РФ;

- в докладах на различных научных мероприятиях: III и IV международных финно-угорских чтениях (СПб, РЭМ, 1994, 1997); международных симпозиумах «Этнография крестьянского двора» (СПб, МАЭ, 1994), «Традиционная культура финно-угров и соседних народов» (Петрозаводск, 1997); международной летней школе «Традиция и конфликты идентитетов» (Йоэнсуу, Финляндия, 1995); международных конференциях «Рябининские чтения» (Петрозаводск, 1999, 2003), «Народные культуры Русского Севера» (Архангельск, ПГУ, 2003); IX и X Международных конгрессах финно-угроведов (Тарту, 2000; Йошкар-Ола, 2005), III и YI конгрессах этнографов и антропологов России (Москва, 1999; СПб, 2005); Первом всероссийском конгрессе фольклористов (Москва, 2006); региональных конференциях «Вепсы: история, культура, межэтнические контакты (К 100-летию со дня рождения С.А. Макарьева)» (Петрозаводск, ИЯЛИ, 1995), «Итоги комплексного междисциплинарного экспедиционного исследования традиционной культуры народов Карелии и сопредельных территорий» (Петрозаводск, ПГУ, 1998, 1999, 2002); юбилейных конференциях, посвященных 70-летию и 75-летию ИЯЛИ КарНЦ РАН (Петрозаводск, 2000, 2005).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, восьми глав, заключения, списка использованной литературы и приложения, в которое входят схемы, таблицы и иллюстрации. Общий объем работы 572 страницы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы, ее научная и практическая значимость, определяются цели и задачи диссертации, источники и методы исследования.

Поскольку важной задачей работы является выявление культовых животных в вепсском традиционном мировоззрении, один из разделов «Введения» посвящен определению объема и границ такого ключевого понятия как «культ» и производного от него слова «культовый» применительно к персонажам фауны. Содержание понятия «культ», в том числе - и применительно к животным, уже неоднократно подвергалось критике рядом ученых (Е.А. Крейнович, Е.С. Новик, Е.В. Антонова, С.П. Нестеров). В работе анализируются некоторые формулировки культа в отечественной научной литературе и делается заключение о том, что они имеют разночтения и недоговоренности. Изначальной позицией автора в вопросе о культе является обращение к исходной трактовке этого латинского по происхождению термина. Слово «культ» в русском и многих западноевропейских языках (англ. cult; нем. Kult; франц. culte; польск., словац. kult; сербохорв. култ и др.) происходит от лат. cultus в значении «почитание, поклонение, уважение». Однако в ряде рассмотренных формулировок исходный признак культа – почитание – вообще отсутствует. Используя сильные стороны различных формулировок и упуская слабые, автор дает следующее определение: культ - коллективное почитание какого-либо объекта, выраженное в совокупности различных мифолого-религиозных представлений и обрядов. Таким образом, культ определяется объектом, обладающим в мифолого-религиозных представлениях особыми сверхъестественными свойствами. Следуя исходной семантике культа – «почитание, поклонение», на объект направлены соответствующие обряды - преимущественно почтительно-уважительного характера. Но, определившись с характером обрядов, нельзя оставить без внимания рассуждения по этому вопросу одного из критиков культа Е.С. Новик о том, что не все действия, адресованные сверхъестественным объектам, можно назвать культовыми в прямом значении слова «культ», поскольку некоторые из них не содержат элементов почитания (например, у кетов угощение враждебных духов, а затем шум, террор, уничтожение их изображений и т.д.)10. В отличие от Е.С. Новик, автор считает, что негативные проявления обычно относятся к внемонотеистическому культу и могут быть отражением различных стадий его развития (становления, разрушения и т.д.), проходивших под влиянием многих факторов исторического, хозяйственного, этнического, религиозного характера.

В «чистом» виде культ животных проявляется, прежде всего, в тотемизме – самой древней универсальной форме почитания животных, определяемой как комплекс верований и обрядов родового общества, связанный с представлением о родстве между группами людей (обычно родами) и так называемыми тотемами – видами животных (реже растениями, явлениями природы и неодушевленными предметами). В почитание животного-тотема входит совокупность признаков и действий: родовое тотемическое имя (впоследствии имена трансформировались в прозвища или фамилии); запрет наносить вред тотему, главным образом - убивать и употреблять в пищу; верования о связи человека с животным – их взаимопревращения, половое сожительство, биопсихическое сходство; охранительные свойства тотема и его отдельных частей и др. Однако учеными называются и другие формы почитания животных, в которых различные представители мира фауны не умещаются в схему определения «культа» - «почитаемый объект – обряды»: промысловый культ, который содержит два объекта почитания – животных и их покровителей (духов-«хозяев»); инкарнация богов в животное; животное – одна из предпочтительных жертв божествам и др.

Данные явления автор, как и большинство исследователей зоолатрии (Л.Я. Штернберг, С.А. Токарев, З.П. Соколова и др.), объясняет разными стадиями развития зооморфных культов. В течение многовековой истории человечества менялись идеи, а с ними менялись и культы, приобретая весьма сложные формы. Принимая во внимание неизбежный факт исторического изменения, в диссертации под «культовыми» или «почитаемыми» животными понимаются: а) животные - непосредственные объекты культа; б) представители мира фауны, которые в результате длительной эволюции и трансформаций зоолатрии стали «обслуживать» культы различных сверхъестественных существ (в качестве их жертв, атрибутов, спутников, посредников, призраков и т.д.).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»