WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Неоправданным представляется предложение квалифицировать действия судей, вынесших заведомо неправосудное постановление о заключении под стражу, по ч. 2 ст. 301 УК РФ. С учетом той высокой роли суда и степени доверия, которая придается его решениям, непосредственный объект преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 305 УК РФ, более точно отвечает сути преступных действий, выразившихся в вынесении заведомо незаконного решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу. Здесь личная свобода отходит на второй план, становясь дополнительным непосредственным объектом, а принцип осуществления правосудия в строгом соответствии с законом занимает место основного непосредственного объекта. Когда решение о применении меры пресечения в виде заключения под стражу принимал прокурор как один из участников уголовного судопроизводства, его преступные действия могли быть уравнены с действиями субъектов, осуществляющих заведомо незаконное задержание, в ст. 301 УК РФ.

Таким образом, действия судьи, вынесшего заведомо незаконное постановление об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 7, 10 ст. 108 УПК РФ) либо заведомо незаконное постановление о продлении срока содержания под стражей (ст. 109 УПК РФ), подлежат квалификации по ст. 305 УК РФ.

Третье преступление, предусмотренное ст. 301 УК РФ, заключается в заведомо незаконном содержании под стражей. В теории уголовного права соответствующие преступные действия в основном связываются с удержанием под стражей ранее законно заключенного под стражу лица по истечении сроков заключения, если последние не продлены в установленном законом порядке.

Субъективная сторона всех преступлений, предусмотренных ст. 301 УК РФ, характеризуется прямым умыслом, о чем свидетельствует указание в законе на заведомую для виновного незаконность задержания, заключения под стражу или содержания под стражей.

В ч. 3 ст. 301 УК РФ закреплен квалифицирующий признак, единый для всех трех составов преступления, содержащихся в данной статье: деяние, повлекшее тяжкие последствия. Исходя из системной характеристики законодательства, представляется целесообразным уточнить квалифицирующий признак, указав на наступление в результате совершения преступления смерти потерпевшего.

В Заключении изложены основные результаты диссертационного исследования.

В Приложении приведены данные анкетного опроса судей и сотрудников районных прокуратур Владимирской обл. по наиболее актуальным вопросам применения норм уголовного закона, устанавливающих ответственность за незаконное лишение свободы.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

В изданиях, рекомендованных ВАК

1. Амосов, А.Е. Уголовная ответственность за незаконные заключение под стражу и содержание под стражей: проблема толкования законодательного текста / А.Е. Амосов // Актуальные проблемы российского уголовного права. № 2 (7). М., 2008 (0, 3 п.л.).

В иных изданиях

2. Амосов, А.Е. Субъект незаконного помещения в психиатрический стационар: дискуссионные вопросы / А.Е. Амосов // Уголовное право: стратегия развития в XX веке: Материалы 5-й Международной научно-практической конференции. М., 2008 (0, 2 п.л.).

3. Амосов, А.Е. Незаконное лишение свободы в уголовном праве России (виды и характеристика): монография / А.Е. Амосов; под ред. А.А. Ашина. Владимир, 2008 (10 п.л.).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»