WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В советский период уголовное законодательство сохранило преемственность с дореволюционным законодательством в части выделения двух групп посягательств на свободу; различие заключалось лишь в том, что законодатель не выделял квалифицированные составы незаконного лишения свободы в зависимости от продолжительности нахождения жертвы в неволе.

4. Объективная сторона незаконного лишения свободы может выражаться в: а) прямом насильственном или не требующем применения насилия лишении свободы человека без изъятия его с места нахождения, т.е. в лишении человека свободно покинуть место нахождения (путем применения насилия или к угрозе применения такового, явного лишения свободы путем запирания в каком-либо помещении без применения насилия, явного лишения свободы потерпевшего путем изъятия у него возможности покинуть место нахождения, простого оставления потерпевшего у виновного либо иных связанных с последним лиц без применения насилия и без извещения лиц, ответственных за благополучие потерпевшего, о месте его нахождения); б) обманной изоляции потерпевшего в каком-либо помещении без применения насилия.

Если потерпевший внешне не ограничивается в возможности передвигаться по своему усмотрению, однако не делает этого под угрозой убийства или причинения вреда здоровью, которую он воспринимает реально и осуществления которой у него есть основания опасаться, то такие действия необходимо квалифицировать по ст. 119 УК РФ.

5. Преступление, предусмотренное ст. 127 УК РФ, следует считать оконченным с момента, когда потерпевшему стало очевидно, что он лишен свободы. Если в силу возраста, психического состояния либо каких-то иных причин он не способен осознавать происшедшее, то в такой ситуации преступление следует признавать оконченным с момента «установления господства над потерпевшим» (оставление потерпевшего у виновного без применения насилия; лишение лица, временно находящегося в бессознательном состоянии, возможности покинуть место нахождения).

Моментом окончания незаконного помещения в психиатрический стационар (ст. 128 УК РФ) следует считать момент воспрепятствования человеку покинуть место его пребывания – психиатрический стационар, сопряженный с пониманием потерпевшим того, что его свобода им утрачена. При помещении в психиатрический стационар лица, находящегося в бессознательном состоянии, преступление следует признавать оконченным с момента его доставления в психиатрический стационар.

6. Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 301 УК РФ, заключается в заведомо незаконных уголовно-процессуальном, административно-процессуальном задержании, дисциплинарном задержании военнослужащего, поскольку деятельность, в связи с которой эти виды задержания имеют место, охватывается видовым объектом преступлений против правосудия в качестве деятельности, содействующей реализации задач и целей правосудия, а общественная опасность незаконного административного или дисциплинарного задержания оправдывает уголовную ответственность. Напротив, незаконное задержание в условиях военного времени и чрезвычайного положения не может квалифицироваться по ч. 1 ст. 301 УК РФ, поскольку не согласуется с видовым объектом преступлений против правосудия. Данные виды задержания не связаны с разрешением спора между государством и гражданином о совершении последним противоправного деяния, поэтому соответствующие действия, совершенные незаконно, надлежит квалифицировать по ст. 286 УК РФ.

7. Исторические традиции построения конструкций составов преступлений против личной свободы, выявившиеся на практике затруднения при квалификации похищения человека (ст. 126 УК РФ) и его отграничении от незаконного лишения свободы (ст. 127 УК), неоправданные различия в диспозициях и санкциях похищения человека и незаконного лишения свободы оправдывают исключение ст. 126 УК РФ из действующего уголовного закона с соответствующей корректировкой ст. 127 УК РФ.

8. Системный анализ составов незаконного лишения свободы позволяет выдвинуть ряд предложений по унификации законодательного описания их признаков, а также правоприменительной практики. В частности, по ст. 128 УК РФ следует квалифицировать действия, выразившиеся в незаконном удержании в психиатрическом стационаре лица, ранее помещенного туда на законных основаниях, а по ч. 1 ст. 301 УК РФ – заведомо незаконное удержание лица, ранее задержанного на законных основаниях и в законном порядке; из ч. 3 ст. 127, ч. 2 ст. 128 и ч. 3 ст. 301 УК РФ следует исключить указание на наступление иных тяжких последствий, поскольку, во-первых, данное понятие является крайне неопределенным; во-вторых, в отношении некоторых из таких последствий невозможно установить причинную связь и неосторожную форму вины со стороны виновного; в-третьих, ни одно из тяжких последствий несопоставимо с равнозначным ему по тексту закона последствием в виде смерти потерпевшего и вполне может быть учтено при назначении наказания (п. «б» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

9. В целях совершенствования уголовного законодательства внесены предложения:

а) переименовать гл. 17 УК РФ в «Преступления против личной свободы, чести и достоинства личности»;

б) ст. 126 исключить из УК РФ;

в) ст. 127 УК РФ изложить в следующей редакции:

«Статья 127. Незаконное лишение свободы

1. Незаконное лишение человека свободы –

наказывается…

2. Незаконное лишение свободы:

а) двух и более лиц;

б) лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением несовершеннолетнего;

в) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

г) продолжительностью свыше семи суток;

д) совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

е) совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

ж) совершенное группой лиц по предварительному сговору;

з) из корыстных побуждений, –

наказывается…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего, –

наказываются…

Примечание. Лицо, добровольно освободившее человека, незаконно лишенного свободы, до истечения семи суток с момента незаконного лишения свободы, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления»;

г) ст. 128 УК РФ изложить в следующей редакции:

«Статья 128. Незаконное помещение в психиатрический стационар

1. Незаконные помещение лица в психиатрический стационар или удержание лица в психиатрическом стационаре –

наказываются…

2. Те же деяния, если они повлекли по неосторожности смерть потерпевшего, –

наказываются…»;

д) ст. 301 УК РФ изложить в следующей редакции:

«Статья 301. Незаконные задержание или содержание под стражей

1. Заведомо незаконные задержание подозреваемого, административное задержание, задержание в связи с дисциплинарным проступком, а равно незаконное удержание ранее задержанного лица –

наказываются…

2. Заведомо незаконное содержание под стражей –

наказывается…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, –

наказываются…».

Теоретическая и практическая значимость исследования определяются прежде всего тем, что в нем: а) комплексно рассмотрено преступное незаконное лишение свободы; б) выявлен основной непосредственный объект данной группы преступлений; в) в системной связи проанализированы входящие в данную группу преступления; г) сформулированы теоретически обоснованные предложения по унификации законодательного описания их признаков, а также правоприменительной практики.

Практическая значимость проведенного исследования обусловлена его направленностью на решение стоящих перед правоохранительными органами задач по своевременному выявлению, пресечению и предупреждению незаконного лишения свободы, а также точному и единообразному применению соответствующих уголовно-правовых норм.

Кроме того, практическая значимость диссертации определяется тем, что: 1) внесен ряд конкретных предложений по совершенствованию уголовного законодательства; 2) содержащиеся в диссертации выводы и положения могут быть использованы как для дальнейшего теоретического исследования преступного незаконного лишения свободы, так и в правоприменительной практике; 3) некоторые рекомендации могут быть учтены при подготовке постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации; 4) результаты диссертационного исследования целесообразно применять в процессе преподавания курса уголовного права.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права и процесса Владимирского государственного университета, где проводилось ее рецензирование и обсуждение.

Некоторые теоретические выводы и положения диссертационного исследования докладывались на международной научно-практической конференции «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке» (Московская государственная юридическая академия, 2008 г.).

Основные положения работы опубликованы в монографии и научных статьях, в том числе в ведущем рецензируемом научном журнале из списка рекомендованных изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней кандидата наук.

Структура диссертации обусловлена ее целями и задачами, кругом рассматриваемых вопросов и состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографии и приложения.

Содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования и раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, излагаются научная новизна, методология, теоретическая, эмпирическая и правовая база работы, формулируются основные научные положения, выносимые на защиту, раскрывается теоретическая и практическая значимость диссертации, приводятся данные об апробации результатов диссертационного исследования.

Глава I «Социальная обусловленность уголовно-правовой охраны личной свободы» включает три параграфа.

В параграфе первом «Социально-правовые причины криминализации незаконного лишения свободы. Личная свобода как объект преступления» раскрывается понятие свободы в философском и социально-правовом аспектах.

По мнению диссертанта, наименование гл. 17 УК РФ «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» является не вполне точным. Во-первых, не содержит упоминания о преступлениях против личной свободы, являющихся системообразующими в данной главе; во-вторых, наводит на мысль, что иных преступлений против свободы личности уголовный закон не знает; в-третьих, не охватывает преступлений, предусмотренных ст. 1271 и 1272 УК РФ, которые не сводятся к посягательствам против «свободы, чести и достоинства личности». Данную главу УК РФ точнее именовать как «Преступления против личной свободы, чести и достоинства личности».

В работе формулируется определение основного непосредственного объекта преступлений против личной свободы (или незаконного лишения свободы) (см. раздел I автореф.).

Автором выделяются две группы преступлений против личной свободы. Первая охватывает преступления, посягающие исключительно и только на личную свободу человека. Именно эти деяния относятся к преступлениям против личной свободы, образуя незаконное лишение свободы (ст. 126, 127, 128, 301 УК РФ). При этом похищение человека в работе не исследуется, уголовно-правовая норма о нем рассматривается как излишняя. Несмотря на помещение ст. 301 УК РФ в главу о посягательствах против правосудия, основной непосредственный объект преступления должен отражать, с одной стороны и прежде всего, право на личную свободу и, с другой, – корреспондирующую обязанность процессуальных субъектов соблюдать при осуществлении своей деятельности конституционный принцип неприкосновенности личности.

Соответственно к преступлениям, образующим незаконное лишение свободы, не относятся деяния, в которых лишение свободы выступает в качестве составной части способа совершения преступления (насильственные посягательства против личности – убийство, изнасилование и т.п.; против собственности – разбой, вымогательство и т.п.), захват заложника и т.п. В определенных случаях речь может идти о существовании дополнительного или факультативного объектов посягательства.

Основной непосредственный объект торговли людьми (ст. 1271 УК РФ) и использования рабского труда (ст. 1272 УК РФ) необходимо увязывать с достоинством личности в целом. Вследствие совершения указанных преступлений страдает не просто личная свобода – рушится весь комплекс социальных связей, окружающих человека, он сам, условно говоря, перестает быть субъектом права, становясь его объектом. Поэтому указанные преступления можно рассматривать как деяния против достоинства личности.

В параграфе втором исследуются нормы о незаконном лишении свободы в дореволюционном и советском уголовном праве России.

Незаконное лишение свободы как самостоятельная разновидность преступного деяния появляется в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.; попытку возводить его истоки к более древним памятникам права, таким как Русская Правда, Судебники XV–XVI вв., Соборное уложение 1649 г., нельзя признать обоснованной.

Исследование дореволюционного российского законодательства о преступлениях против свободы позволило сделать следующие выводы: 1) по субъекту преступления деяния против свободы образовывали две группы посягательств: «общие», нарушавшие личную свободу; «служебные», направленные против свободы лица; 2) по объективной стороне выделялись деяния, состоящие в принуждении, задержании и заключении, похищении и захвате; 3) уголовному законодательству не был известен общий состав похищения человека; похищение человека включалось в выделенные по потерпевшему составы посягательств на личную свободу и рассматривалось как «отмирающая» разновидность преступных действий, основной характеристикой которых остается незаконное лишение свободы (Н.А. Неклюдов, И.Я. Фойницкий и др.); 4) ответственность за незаконное лишение свободы дифференцировалась в зависимости от его продолжительности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»