WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Противоречие множества существующих в обществе экономических интересов может быть в определенной степени нивелировано путем установления общеобязательных правил поведения субъектов экономической деятельности – их прав и обязанностей. В этом смысле правовые нормы являются универсальным цивилизованным инструментом снятия (или, по крайней мере «сглаживания») экономических противоречий. Это предполагает, что они могут интерпретироваться в качестве основного государственно-правового средства предупреждения экономических конфликтов. При этом особое значение приобретают конституционные нормы, которые направлены на регулирование фундаментальных отношений, а) складывающихся по поводу устройства государства и организации государственной власти и б) между индивидом и государством.

Таким образом, конституционные нормы путем закрепления прав и обязанностей субъектов экономической деятельности регулируют экономические отношения на особом, конституционном уровне. Нормы конституционного права устанавливают основные принципы функционирования экономики, экономические права субъектов политико-правового взаимодействия, иерархию форм собственности и т. д. Система норм конституционного права, направленных на предотвращение коллизий и снятие противоречий интересов субъектов экономической деятельности, составляет общеправовую основу экономической деятельности в государстве. Система этих норм, и прежде всего норм-принципов, в комплексе определяет тип сложившейся в данном социуме, на данном этапе исторического развития экономической системы. В частности нормы Конституции Российской Федерации устанавливают: единство экономического пространства, свободу экономической деятельности (ч. 1 ст. 8); обязательное признание и равную защиту всех форм собственности (ч. 2. ст. 8); свободное осуществление собственниками прав владения, пользования, распоряжения имуществом, землей, другими природными ресурсами (ч. 2. ст. 35.). При этом конституционные нормы устанавливают ограничения, пределы экономической деятельности. В частности свобода экономической деятельности гарантируется постольку, поскольку не нарушает единства экономического пространства, свободы перемещения товаров, услуг или финансовых средств, не направлена на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (ч. 1 ст. 8, ч. 3 ст. 34). Кроме того, в основном законе закрепляется, что свобода экономической деятельности гарантируется государством только в том случае, если она не запрещена законом, а незаконные виды и формы экономической деятельности не подпадают под охрану конституционной нормы. Таким образом, на конституционном уровне, путем нормативного установления определяются пределы возможного и необходимого поведения каждого участника экономических отношений, что позволяет привести противоречащие экономические интересы к некоему консенсусу в рамках конституционной законности.

Конституционные установления предполагают осуществление государственного контроля за их реализацией. Контроль представляет собой одну из функций управления, суть которой заключается в том, чтобы проверять, наблюдать, отслеживать то или иное явление. Конституционный контроль как вид государственного контроля направлен на проверку и выявления несоответствия юридических актов основному закону государства. Поскольку управление в социальном смысле связано с категорией властвования, постольку контроль как управленческая функция государства также есть властная деятельность, влияющая на поступки, действия субъектов конституционных правоотношений.

Место и роль государственного контроля в системе конституционно-правовых средств преодоления экономических конфликтов определяется потенциальной возможностью применения государственных административных ресурсов к тем субъектам экономической деятельности, которые провоцируют конфликтную ситуацию, не следуя в процессе экономической деятельности конституционным нормам. И особое значение здесь приобретает вопрос о контроле за государственными органами и должностными лицами, уполномоченными от имени государства издавать юридические акты, направленные на регулирование хозяйственной и потребительской деятельности. Неконституционность этих актов создает угрозу единству экономического пространства страны, свободе перемещения товаров, услуг финансовых средств, экономическим правам иных субъектов и т. д. Но, при этом, безусловно, следует поддержать точку зрения А.А. Белкина о том, что «любой юридический акт должен быть поставлен в такое положение, при котором может быть возбужден вопрос о его конституционности. Любой! Даже если это всего лишь договор купли-продажи между Петром и Павлом»6. Конституционный контроль как средство противодействия экономическим конфликтам не связан исключительно с деятельностью судебных или квазисудебных органов. В рамках отечественного конституционного права выделяется, например, президентский, параламентский, прокурорский контроль за конституционностью актов, так или иначе регламентирующих экономическую деятельность. Но при этом властная природа государственного контроля всегда проявляется в том, что контрольные органы обладают кругом полномочий, к числу которых прежде всего следует отнести: во-первых, возможность давать подконтрольным объектам обязательные для исполнения указания об устранении вскрытых недостатков; во-вторых, возможность ставить перед компетентными инстанциями вопрос о привлечении к ответственности лиц, виновных в обнаруженных нарушениях; в-третьих, возможность непосредственно применять в необходимых случаях меры государственного принуждения.

В рамках системы конституционного противодействия экономическим конфликтам государственный контроль является специфической обратной связью, подразумевающей передачу информации о состоянии исполнения конституционных установлений субъектами экономической деятельности. В этом смысле государственный контроль следует рассматривать, прежде всего, как специфическое средство предупреждения. При этом значение государственного контроля в базисной финансово-экономической сфере настолько велико, что на конституционном уровне определяется необходимость формирования специального контрольного органа. В ч. 5. ст. 101 Конституции Российской Федерации закрепляется, что «для осуществления контроля за исполнением федерального бюджета Совет Федерации и Государственная Дума образуют Счетную палату, состав и порядок деятельности которой определяются федеральным законом». Правовой статус Счетной палаты является наиболее высоким среди всех иных федеральных органов, осуществляющих контрольную деятельность, за исключением Президента РФ, Федерального Собрания РФ и Правительства РФ. Счетная палата – это единственный федеральный контрольный орган, осуществляющий свою деятельность на основе соответствующего федерального закона. В рамках осуществления контрольной функции Федеральным законом «О Счетной палате Российской Федерации»7 возлагается на этот государственный орган решение целого ряда задач, среди которых особое место занимает определение эффективности и целесообразности использования федеральной собственности (ч. 2 ст. 2). При этом контрольные полномочия Счетной палаты распространяются: 1) на все государственные органы (в том числе их аппараты) и учреждения в Российской Федерации; 2) на федеральные внебюджетные фонды, а также на органы местного самоуправления, предприятия, организации, банки, страховые компании и другие финансово-кредитные учреждения, их союзы, ассоциации и иные объединения вне зависимости от видов и форм собственности, если они используют федеральную собственность либо управляют ею; 3) на деятельность общественных объединений, негосударственных фондов и иных негосударственных некоммерческих организаций в части, связанной с использованием федеральной собственности и управлением ею (ст. 12). Кроме того, Счетная палата осуществляет контроль за поступлениями в федеральный бюджет средств, полученных от распоряжения государственным имуществом (в том числе его приватизации, продажи), а также от управления объектами федеральной собственности (ст. 18).

Диссертант указывает на то, что конституционный контроль как средство противодействия экономическим конфликтам может осуществляться в форме предварительного и последующего контроля, т. е. когда компетентные государственные органы не только выявляют несоответствие юридических актов основному закону государства, но и отменяют действие тех актов, которые не соответствуют Конституции. В этой связи отмечается, что особыми полномочиями последующего конституционного контроля обладает Конституционный Суд, который в ст. 1 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» определяется как «судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства»8.

В мире существует практика закрепления на конституционном уровне экономической составляющей споров, разрешаемых посредством конституционного правосудия. Так, например, в ст. 137 Федеральной Конституции Австрии, определяется, что Конституционный Суд (который является старейшим в Европе) рассматривает все имущественно-правовые требования, предъявляемые к землям, районам, общинам и союзам общин, которые не подлежат ни разрешению в общем порядке, ни исполнению путем принятия решения органом управления.

Конституция Российской Федерации и Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» не указывают на экономические аспекты разрешения споров на конституционном уровне. Но из содержания Закона и самой Конституции следует, что именно конституционное правосудие в условиях становления и развития гражданского общества выступает основным государственно-правовым средством противодействия экономическим конфликтам. Это вытекает из общего положения, согласно которому конституционные права субъектов экономической деятельности «могут быть реализованы только в том случае, если конституционной юстиции удается эффективно обеспечивать незыблемость конституции и конституционного строя, как высших ценностей правового государства»9. При этом особую важность приобретает то обстоятельство, что в современной России Конституционный Суд выполняет не только собственно судебные, но и правотворческие функции, «его решения приобретают прецедентный характер и становятся источниками права»10. Причем, «юридическая сила итоговых решений Конституционного Суда превышает юридическую силу любого закона, а соответственно практически равна юридической силе самой конституции, которую уже нельзя применять в отрыве от итоговых решений Конституционного Суда, относящихся к соответствующим нормам, и тем более вопреки этим решениям»11.

На основании проведенного сравнительного анализа научных подходов к определению места Конституции и Конституционного Суда в системе средств преодоления экономических конфликтов автором разработана концепция «конституционно-правового инструментария преодоления экономических конфликтов», в рамках которой предлагается авторское видение принципа прямого действия Конституции. С одной стороны, Конституция, являясь нормативно-правовым актом (законом) предполагает возможность непосредственного применения конституционных норм в процессе разрешения коллизий и конфликтов в области экономических отношений. С другой стороны, Конституция представляет ядро правовой системы, комплексный принцип ее формирования и функционирования. В подобном понимании особое значение приобретают акты интерпретации конституционных положений, принимаемые Конституционным Судом России и по сути являющиеся инструментами практического воплощения парадигмы современного российского конституционализма.

В заключении формулируются основные выводы и положения исследования, предлагаются варианты их практического внедрения в практику конституционно-правового регулирования экономических отношений в современной России.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Плотникова Н.Ю. Консенсуальные формы разрешения юридических конфликтов / Н.Ю. Плотникова [Текст] // Государство и право в XXI веке: Сб. научных трудов / Редкол.: В.М. Чибинев (отв. ред.) и др. М.: Издательская группа «Юрист», 2006. – 0,2 п. л.

2. Плотникова Н.Ю. Конфликты в сфере отношений права частной собственности / Н.Ю. Плотникова [Текст] // Актуальные проблемы деятельности правоохранительных органов по профилактике, раскрытию и расследованию преступлений: Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 29 сентября 2006 г. / Под общ. ред. Л.Т. Бородавко. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2006. – 0,3 п. л.

3. Плотникова Н.Ю. Материальные и процессуальные основания применения права / Н.Ю. Плотникова [Текст] // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия Право. 2006. Вып. 7. – 0,3 п. л.

4. Плотникова Н.Ю., Куликов В.Ю. Юридические конфликты в сфере применения права: понятие, признаки, механизм преодоления
/ Н.Ю. Плотникова, В.Ю. Куликов [Текст] // История государства и права. 2006. № 9. – 0,4 (0,2) п. л.

5. Плотникова Н.Ю., Куликов В.Ю. Правоприменительное отношение как форма разрешения юридических конфликтов / Н.Ю. Плотникова, В.Ю. Куликов [Текст] // Государство и право: история и современность: Сб. научных трудов / Редкол.: В.М. Чибинев (отв. ред.) и др. М.: Издательская группа «Юрист», 2006. – 0,4 (0,2) п. л.


1 Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации. М., 2005. С. 409.

2 Запрудский Ю.Г. Социальный конфликт (политологический анализ). Ростов, 1992. С. 43.

3 Федеральный Конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ (с изм. и доп. от 15 декабря 2001 г.; 4 июля 2003 г.; 5 апреля 2005 г.).

4 См: Шихат И. Альтернативные методы разрешения споров // Российская юстиция. 1999. № 3.

5 Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» от
24 июля 2002 г. № 102-ФЗ.

6 Белкин А.А. Конституционная охрана: три направления российской идеологии и практики. СПб., 1995. С. 54.

7 Федеральный закон «О Счетной палате Российской Федерации» от 11 января 1995 г. № 4-ФЗ (с изм. и доп. от 30 декабря 2001 г.; 10 июля, 24 декабря 2002 г.; 30 июня, 23 декабря 2003 г.; 29 июня, 14 августа, 1 декабря 2004 г.).

8 Федеральный Конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ (с изм. и доп. от 8 февраля,
15 декабря 2001 г.; 7 июня 2004 г.; 5 апреля 2005 г.).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»