WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Дети мигрантов в большей степени были представлены в подгруппе, которая составлена молодыми людьми, занимающими позицию потребительского отношения к обществу, а именно группы «Я – уединенное» и «О – требование к обществу». Они считают, что общество им обязано, раз они поставлены в такие условия. В то же время результаты дескриптивной статистики показали, что они являются членами разнообразных неформальных молодежных объединений, что еще более укрепляет позицию противостояния обществу (рис. 4).

Я – индивидуальное

О – принятие общества

Я = О

Я – уединенное

О – требование к обществу

Рис.4. Направленность личности и вхождение в неформальные группы

При анализе данных, иллюстрирующих степень вовлеченности коренных жителей и мигрантов в неформальные группы, выявлены достоверные различия р < 0,1. Количественный и качественный анализ показал, что испытуемые с направленностью личности «Я – уединенное» и «О – требование к обществу» входят в неформальные группы. Отсюда следует, что большинство мигрантов попадают в подгруппу молодых людей, стремящихся к уединению, а также предъявляющих требования к обществу («Я – уединенное» р =0,0212 и «О – требования к обществу» р = 0,0528), их общение сводится только к взаимодействию с представителями своей национальности. Они являются членами разнообразных неформальных объединений (ЭМО, рокеры, реперы, хиппи, панки, стрит рейсеры, неформалы, металлисты). Мы считаем, что вступление в неформальные группы детей мигрантов чаще всего связано с необходимостью общения и принадлежности к определенной группе, поиском хороших взаимоотношений, возможности быть самим собой, взаимопонимания и поддержки. Кроме того, молодежная субкультура представляется как фаза развития, через которую должен пройти каждый. Она является доступной социальной базой (площадкой), где каждый может проявить собственную самостоятельность: умение принимать решения и руководить, организовывать и организовываться, то есть способствует процессу интеграции и адаптации детей мигрантов к доминирующей культуре.

Анализ методики «прошлое, настоящее, будущее» показал, что в результате статистической обработки с помощью критерия Хи-квадрат выявлена тенденция к различиям (р < 0,1) между коренными жителями и мигрантами при изображении ими своего прошлого настоящего и будущего. Так, если 15 % коренных жителей одинаково изображают свое прошлое, настоящее и будущее, то среди мигрантов таких респондентов всего 8 %. Это свидетельствует о том, что коренные жители целостно воспринимают свою прошлую, настоящую и будущую жизнь. Также необходимо отметить, что при направленности личности «Я – индивидуальное» выявлены достоверные различия (р = 0,0358), которые указывают на то, что испытуемые данной группы делают акцент на свою настоящую жизнь.

Испытуемые с направленностью «Я – уединенное» обозначают свою прошлую, настоящую и будущую жизнь без всяких выделений, а именно одинаковыми кругами (тенденция к достоверным различиям р = 0,1). Также были выявлены достоверные различия (р = 0,0106) между описанием своего прошлого и настоящего (большими кружками), а настоящее обозначено маленьким. То есть можно сделать предположение, что настоящее для них не так значимо как прошлое и будущее.

В группах с направленностью личности на «О – принятие общества» и «Я = О» достоверных различий выявлено не было.

В группе испытуемых с направленностью личности на «О – требование к обществу» была выявлена тенденция к достоверным различиям (р = 0,0633) испытуемых, больше ориентированных на свое прошлое и будущее. Это было подтверждено достоверными различиями (р = 0,0098), которые выражались в обозначении своей будущей жизни как более выраженной по сравнению с прошлым и настоящим, то есть при изображении своей прошлой, настоящей и будущей жизни они их обозначали по возрастанию: прошлое было обозначен самым маленьким кругом, настоящее средним, а будущее самым большим.

В результате сравнительного анализа описания одного дня своей прошлой, настоящей и будущей жизни детей мигрантов и коренных жителей были выявлены достоверные различия. В первом случае при описании одного дня из своей прошлой жизни наблюдается тенденция к воспоминаниям о хороших, праздничных днях (р = 0,0565); данная тенденция у коренных жителей составила 29 %, а у мигрантов 39 %. Можно предположить, что для детей мигрантов прошлое является очень значительным фактом, которое служит связующим звеном межу прежней комфортной, привычной жизнью и новым миром с новыми требованиями. Поэтому они стремятся сохранить как можно больше положительных воспоминаний из прошлой жизни.

Анализ описания одного дня настоящей жизни свидетельствует, что дети мигранты, так же как и коренные жители (29 %), ориентированы на учебу в школе, институте и занятия спортом, но в меньшей степени (4 %).

При описании будущего были выявлены достоверные различия (р =0,0012), 27 % мигрантов ориентированы на получение образования, карьерный рост и самоутверждение, тогда как коренные жители с подобной ориентацией составили лишь 13 %.

Можно предположить, что дети мигрантов больше внимания уделяют своей прошлой и будущей жизни, чем настоящей. Коренные жители относятся к своей прошлой, настоящей и будущей жизни одинаково, но живут настоящим. Мигранты в большей степени акцентируют внимание на будущем, точнее на своем самоутверждении в нем, чтобы приобрести определенный статус. Коренные жители также стремятся к самоутверждению, но, на наш взгляд, для них это не так значимо, как для детей мигрантов. Подобная ситуация может быть связанно с тем, что в настоящей жизни они уже имеют определенный статус, а мигранты находятся на каком-то «промежуточном» этапе.

Методика «Социограмма» позволила нам сделать вывод, что дети мигранты с равной направленностью личности «Я = О» обозначают себя в центре круга, и только в этой группе есть достоверные различия. Что касается остальных групп, то в них достоверных различий между коренными жителями и мигрантами выявлено не было. Можно сделать вывод, что для тех и других свойственно изображение себя как в верхней части, так и в центре круга.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать следующие выводы:

1. Как свидетельствуют результаты осуществленного исследования, большая часть детей-мигрантов, детей мигрантов входит в неформальные объединения. На наш взгляд, это связанно с тем, что они воспринимают ситуацию как кризисную и испытывают чувство нестабильности, тревоги, отчуждения. вследствие этого они как бы регрессируют на более ранние стадии развития, ищут дополнительную внешнюю точку опоры и ждут от общества поддержки, принадлежности к определенной группе, хороших взаимоотношений, возможности быть самим собой, взаимопонимания и поддержки, что способствует выстраиванию контакта с новой средой и социумом, а также адаптации в новом для них мире.

2. Молодежная субкультура позитивно влияет на адаптацию детей-мигрантов, детей мигрантов. Данная культура представляется как фаза развития, через которую должен пройти каждый. Она является доступной социальной базой (площадкой), где каждый может проявить самостоятельность: умение принимать решения и руководить, организовывать и организовываться. Также можно сказать, что молодежная субкультура, с одной стороны, противопоставляет себя взрослой культуре, а с другой – является переходным этапом и дополнением к взрослой культуре, внося в нее новые традиции, способы познания, отношения к окружающему миру. Молодые люди взаимодействуют с обществом и доминирующей культурой (культурой взрослых), что способствует успешной социальной адаптации.

3. Как показали результаты нашего исследования, дети-мигранты, дети мигрантов в большей степени были представлены в подгруппе занимающих позицию потребительского отношения к обществу, а именно группы «Я – уединенное» и «О – требование к обществу». Испытуемые данных групп считают, что общество, поставившее их в негативные условия миграции, приобретает перед ними определенные обязательства. Это вполне закономерно, поскольку, попадая в новые социокультурные условия, дети-мигранты, дети мигрантов испытывают чувство тревоги, нестабильности, они пытаются найти точку опоры. Предъявляя обществу требования, они ждут от него поддержки, превращая данную ситуацию в детско-родительские отношения (регрессируют).

4. Дети-мигранты и дети мигрантов, демонстрирующие направленность на принятие общества и определение места в нем, успешнее адаптируются к социуму. Принятие молодыми людьми молодежной субкультуры отражает ее в поведении и других внешних проявлениях, способствует адаптации их к новым социокультурным условиям.

Проведенное исследование подтвердило выдвинутую гипотезу, выносимые на защиту положения, и позволило определить перспективы дальнейшего исследования в данном направлении, в частности, по развитию продуктивных способов адаптации, взаимодействия и толерантности к новому обществу.

Основное содержание диссертации отражается в следующих публикациях автора:

  1. Варфоломеева, Е. А. Связь эмоциональной сферы с успешностью обучения студентов-психологов / Е. А. Варфоломеева // Россия и Восток. Обучающееся общество и социально-устойчивое развитие Каспийского региона : материалы III Международной научной конференции. 21–22 апреля 2005 г. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2005. – С. 115.
  2. Варфоломеева, Е. А. Эмоциональная регуляция одаренных детей: проблемы и пути решения / Е. А. Варфоломеева // Россия на путях модернизации: актуальные проблемы общественного развития : материалы Международной научной конференции. 29 апреля 2005 г. – Саратов : Изд-во СГАП, 2005. – С. 143–144.
  3. Варфоломеева, Е. А. Один из подходов к реализации психологической безопасности в высшем учебном заведении / Е. А. Варфоломеева // Личностно развивающее профессиональное образование : материалы Международной научно-практической конференции 17–18 ноября 2005 г. – Екатеринбург : Изд-во Рос. гос. проф.-пед. ун-та, 2005. – Ч. III. – С. 123–124.
  4. Яцков, О. Н. Условия развития субъективно-ценного представления о себе у современных студентов / О. Н. Яцков, Е. А. Варфоломеева, Т.В. Степкина // Формирование компетенций учащихся и студентов в общем и профессиональном образовании : материалы Международной научно-практической конференции. 30 ноября 2005 г. – Челябинск : Образование, 2005. – С. 136–140.
  5. Дахина, Т. В. Психологические особенности мотивации студентов к научно-исследовательской деятельности / Т. В. Дахина, Е. А. Варфоломеева // Психология образования: региональный опыт : материалы II национальной научно-практической конференции. – М. : Федерация психологов образования России, 2005. – С. 139–140.
  6. Кайгородов, Б. В. Психологическая служба как центр психологической помощи субъектам образовательного процесса в университете / Б. В. Кайгородов, Е. А. Варфоломеева // Психология образования: региональный опыт : материалы II национальной научно-практической конференции. – М. : Федерация психологов образования России, 2005. – С. 143–144.
  7. Степкина, Т. В. Роль Психологической службы в профориентации выпускников на специальности университета / Т. В. Степкина, Е. А. Варфоломеева, Б. В. Кайгородов // Психология образования: региональный опыт : материалы II национальной научно-практической конференции. – М. : Федерация психологов образования России, 2005. – С. 150–151.
  8. Варфоломеева, Е. А. Поведение и деятельность / Б.В. Кайгородов, Е. А. Варфоломеева // Естествознание и гуманизм : сборник научных работ. – Томск : Изд-во ТГУ, 2006. – Т. 3, № 1. – С. 10–11.
  9. Варфоломеева, Е. А. Роль СМИ в проявлении психологической устойчивости населения / Е. А. Варфоломеева, Е. М. Ли // Поведение человека в чрезвычайных ситуациях : материалы III Всероссийской научно-практической конференции студентов и молодых ученых. 27–28 апреля 2006 г. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2006. – С. 29–30.
  10. Кайгородов, Б. В. Переживание экстремальной ситуации и его влияние на поведение индивида / Б. В. Кайгородов, Е. А. Варфоломеева // Поведение человека в чрезвычайных ситуациях : материалы III Всероссийской научно-практической конференции студентов и молодых ученых. 27–28 апреля 2006 г. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2006. – С. 84–86.
  11. Кайгородов, Б. В. Личность мигранта в условиях мультикультурного региона / Б. В. Кайгородов, О. В. Самитова, Е. А. Варфоломеева // Психология образования: культурно-исторический и социально-правовой аспект : материалы III Национальной научно-практической конференции. – М., 2006. – С. 256–257.
  12. Варфоломеева, Е. А. Некоторые аспекты психологической помощи детям-мигрантам / Е. А. Варфоломеева // Психологическое консультирование на стыке наук, времен, культур : материалы Международной научно-практической конференции. 27 сентября – 1 октября 2007 г. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2007. – С. 217–219.
  13. Варфоломеева, Е. А. Субкультура и миграция / Е. А. Варфоломеева // Вестник костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова : научно-методический журнал. – Сер. психологические науки. Акмеология образования. – Кострома, 2007. – т. 13. – С. 192–195.(Журнал включен в перечень изданий, рекомендованных ВАК для публикации основных результатов диссертационных исследований по психологическим специальностям).

Подписано в печать 28.09.2007.

Уч.-изд. л. 1,3. Усл. печ. л. 1,2.

Заказ № 1278. Тираж 110 экз.

______________________________________________________

Оттиражировано в издательском доме «Астраханский университет»

414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20

тел. (8512) 54-01-87, факс (8512) 54-01-89,

E-mail: asupress@yandex.ru

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»