WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Аресты производились, как показал помощник прокурора республики А.Х. Валиев, без санкции прокурора. Основанием для арестов были «усмотрение» работников НКВД и их оперативные данные. Фактически им предоставлялись ничем не ограниченные, никем не контролируемые полномочия. По сути, эти органы были поставлены над партией, государственными органами, правосудием, что привело к грубым нарушениям законности и прав граждан.

Замученные избиениями, многодневной стойкой (не разрешали садиться), арестованные давали показания, оговаривая себя в контрреволюционных преступлениях. В таких условиях люди не выдерживали мучений, подписывали протоколы, не читая их.

Таким образом, в исследуемые годы режим обрушил карательный аппарат против партийной элиты и партии в целом. Ощутимый урон был нанесен творческой интеллигенции. В тюрьму были брошены видные ученые и писатели. В застенках ГУЛАГа погибли десятки директоров крупных предприятий, главных инженеров, ведущих специалистов, талантливых организаторов производства.

В третьем параграфе рассматриваются репрессии против духовенства. Советская власть с первых дней своего существования была настроена антирелигиозно. Декрет о земле от 8 ноября 1917 года лишал церковь права собственности на землю. Декрет от 17 декабря 1917 года все земельные угодья, включая церковные, передавал в собственность государства. Руководители государства понимали, что уничтожить такой многовековой институт можно путем лишения его собственности.

Декретом от 24 декабря 1917 года все учебные заведения передавались в ведение Народного Комиссариата просвещения, следовательно, церковь лишалась всех семинарий, академий, училищ. Все это распространялось и на другие конфессии.

С начала 1918 года был принят ряд декретов и постановлений, направленных на удушение церкви. Так, 20 января 1918 года был опубликован декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви; 23 января разослан приказ Народного Комиссара государственного призрения о прекращении выдачи средств на содержание церквей и священнослужителей. Декрет от 2 февраля 1918 года лишал церковь всего имущества, движимого и недвижимого, и права приобретать его. Таким образом, в течение четырех – пяти месяцев церковь была лишена не только всего имущества, но и права юридического лица и приравнивалась к частным обществам и союзам. И церковные служители и их жены лишались избирательных прав. Эти декреты и распоряжения касались всех без исключения конфессий.

В борьбе с религией ВЧК использовала антирелигиозную комиссию при ЦК ВКП (б), которая в обстановке строжайшей секретности разрабатывала планы тотального подавления церквей. Эта комиссия, возглавляемая Емельяном Ярославским, изобретала способы раскола церквей, создавая различные реформаторские группы, этот метод особенно интенсивно применялся по отношению к Русской Православной церкви.

В Казани закрылась Духовная академия, создавались препятствия для отправления ритуалов, арестовывались священнослужители.

1 мая 1919 года председателю ВЧК Ф.Э. Дзержинскому, в строго секретной форме было дано указание, в котором говорилось: «В соответствии с решением ВЦИК и Совета Народных Комиссаров, необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады». Подписали это указание Председатель ВЦИК М.И. Калинин и Председатель Совета народных комиссаров В.И. Ульянов (Ленин).

Указание это с усердием выполнялось. В 1922 году было проведено более 250 процессов. В начале 20-х годов в стране разразился голод, особенно жестокий в Поволжье. 26 февраля 1922 года ВЦИК разрешил без ведома церковных властей изымать храмовые драгоценности и использовать их для закупки продовольствия, чтобы смягчить последствия голода. Патриарх Тихон расценил этот акт как «святотатство» и высказался против их изъятия. В свою очередь Ленин настаивал на отчуждении церковных драгоценностей, не останавливаясь перед подавлением сопротивления. «Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять – тем лучше»,- писал он 19 марта 1922 года. Экспроприация сопровождалась арестами и судами. В 1923 без суда расстреляно не менее 15 тысяч священнослужителей. К 1932 году в стране оказались закрытыми 90 процентов православных храмов. К 1937 году были репрессированы 137 представителей православного духовенства. Были убиты либо умерли в тюрьмах и концлагерях многие священнослужители. Только в Татарской ТАССР было репрессировано 1065 мусульманских священнослужителей и 1600 православных религиозных деятелей. Каждый пятый из них был расстрелян. Были уничтожены уникальные образцы русского и татарского зодчества. Сохранились лишь единицы православных храмов. К 1988 году в Татарстане осталось всего 19 зарегистрированных мусульманских общин.

Санкционированные сверху решения по отношению к религии, доходя до мест, принимали уродливые формы. Не было недостатка в призывах ломать мечети и церкви. Дело доходило до публичного сожжения священной книги мусульман Корана, открытия свиноферм в мечетях. Бесчинства и издевательства над верующими и священнослужителями достигло в Татарии таких масштабов, что получили всеобщую огласку. В мае 1930 года ЦК ВКП (б) принял постановление «О состоянии и работе Татарской партийной организации». Среди прочих к недостаткам были отнесены чрезмерное усердие в борьбе с религиозными предрассудками. Местным властям запрещалось впредь отмечать Пасху и Курбан-байрам скоморошными шествиями вокруг церквей и мечетей с исполнением издевательских частушек. Отменялось публичное изъятие икон и Коранов с их последующим сожжением.

Таков был итог деятельности властей по искоренению религии.

Вторая глава диссертационного сочинения - «Политика советского государства в отношении крестьянства – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе второй главы речь идет о том, что взаимоотношения большевиков пришедших к власти, и крестьянства – явились одной из самых драматических страниц в истории советского общества первых послереволюционных десятилетий. Основной удар репрессий сразу же после революции приняло на себя крестьянство. Политика «военного коммунизма» привела к недовольству крестьян, препятствовала подъему производительных сил на селе и стала причиной глубокого экономического и политического кризиса в стране массового сопротивления и противодействия крестьян мероприятиям властей.

Как результат непосильных налогов шел ускоренный процесс разорения и обнищания деревни. Начиная с сентября 1918 года, в Татарии поочередно восставали десятки волостей. В результате только в Казанском уезде карательными отрядами было убито более 100 человек. В ответ на бесчинства восстала вся Закамская сторона. По массовости бунт крестьянства не имел себе равных и вошел в историю как «вилочное восстание». Мы прослеживаем, в какой последовательности развивались события, что являлось их движущей силой.

Руководство страны отдавало себе отчет в том, что только применяя жестокий террор, оно могло подчинить деревню, заставить крестьян отдавать хлеб, почти бесплатно работать на государство. На этот произвол крестьянство ответило вооруженной борьбой за право распоряжаться плодами своего труда. В Татарской АССР это проявилось особенно ярко. Стихийные выступления против местных властей охватили десятки уездов и волостей и унесли не одну сотню жизней.

Жестокость проявлялась с обеих сторон. В результате 637 повстанцев было убито, 5235 арестовано, потери правительственной стороны составили 800 человек. Начавшаяся в конце 1929 года коллективизация стала продолжением террора не только для тех, кто принимал участие и поддерживал крестьянскую войну, но и для всего крестьянства.

Во втором разделе второй главы рассматривается «деятельность» внесудебных репрессивных органов. В архивах силовых ведомств отложилось достаточно свидетельств происходящего в те годы. Суть дела заключается в том, что для предварительного рассмотрения дел так называемых «врагов народа» ОГПУ СССР 29 октября 1929 года издало циркуляр, согласно которому были созданы «тройки», в которые входили нарком внутренних дел ТАССР, помощник прокурора республики, представитель областного комитета партии и один-два работника ОГПУ-НКВД.

Обвинения были стандартными: антисоветская пропаганда, контрреволюционная кулацкая группировка, а для Татарии еще и кулацко-мулловская группировка или обвинение в буржуазном национализме.

Кроме «троек», уголовные дела по 58 статье рассматривали «Особые совещания», выездные сессии Главсуда ТАССР, военные трибуналы, выездные сессии Военной коллегии Верховного Суда СССР и др.

Вплоть до 1929 года почти все проходившие по протоколам «тройки» - сельские жители. «Тройка» ГПУ-НКВД ТАССР за 10 лет с 1929 года по 1938 год рассмотрела более десяти тысяч дел на 16 876 человек, они обвинялись в контрреволюционных преступлениях. Наибольшее число репрессированных - сельские жители, в основном кулаки и середняки. Если смотреть по «пиковым» годам, то наибольшее их количество было осуждено «тройкой» в 1930-1931гг. – 7488 человек; в 1937 году – 1617, а всего за 10 лет по протоколам ОГПУ-НКВД ТАССР – 12037 крестьян.

В заключение раздела приводятся данные о репрессированных по политическим мотивам, в их числе приговоренных к расстрелу с 1929 года по 1938год.

Третий параграф посвящен анализу репрессированных в Татарской АССР на основе Книги памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан в 22 томах, а также электронную базу данных жертв административного произвола, т. е. раскулаченных. На основе имеющихся дел и опубликованных источников нами сделан анализ репрессий по количеству арестов за каждый год, начиная с 1918 года.

Период первых лет Советской власти мы нашли возможным объединить, так как за годы Гражданской войны приведенные данные являются не полными, многие архивные сведения не сохранились, целый ряд репрессий не получили документального не оформления. По нашему мнению, лишь начиная с 1928 года данные об арестах отражают истинное положение дел. В диссертации приводится сводная таблица, на основании которой мы делаем вывод о том, что первый пик репрессий в Татарии пришелся на 1930 и 1931 годы, причем количество арестов в 1930 г. превысило количество в 1931г. на 14%, а в 1932 г. сократилось до 45% от уровня 1930 года.

1937 год был «рекордным» по количеству репрессий. Число арестов в этом году превысило 1931год на 19%, в следующем 1938г. аресты составили около 50% от уровня 1930года.

Следующий пик пришелся к началу войны, но необходимо уточнить, что данные по военным и послевоенным годам не полные, так как работа по реабилитации лиц, побывавших в немецком плену и привлеченных к ответственности за «измену Родине» не завершена. В Республике Татарстан их более 49 тысяч, также отнесенных к жертвам политических репрессий.

В диссертации дается новая статистика осужденных в республике по 58 статье УК РСФСР – 54,5 (54 725) человек, подвергшихся политическим репрессиям, среди них 4444 женщины. В местах заключения погибло 13938 человек. Расстреляно 5922, всего приговоренных к ВМН – 8011 человек. Очевидно, при пересмотре дел части приговоренных к расстрелу была избрана иная мера наказания.

Каков национальный состав репрессированных в Татарии Больше всех пострадали русские как наиболее многочисленная нация – 49,27%, за ними коренное население – татары – 31%, чуваши - 3,35%, евреи - 0, 92%, удмурты - 0,50% и др.

Колхозники и крестьяне (кулаки, единоличники) составляют более 50%, Рабочие - более 17%, служащие – 12,89%, руководители различного ранга – 6,55%, военнослужащие - 5, 05%, мусульманские и православные священнослужители около 4%, студенты 0,98% и т.д.

Мы приводим таблицу осужденных по политическим мотивам граждан республики по каждому району.

Что касается лиц подвергшихся административным репрессиям, т.е. раскулаченным и высланным за пределы республики, мы не смогли провести глубокое исследование. Сложность заключается в том, что в личных делах большинства их них отсутствуют данные о национальности, роде занятий, месте рождения и др. Со времени принятия Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» в Республике Татарстан проделана значительная работа. Рассмотрено более 48,7 тысячи заявлений от жителей России и СНГ, по которым реабилитировано более 64,5 тысячи человек, из которых раскулаченных граждан 46,7 тысячи, репрессированных по национальному признаку – 1827, военнопленных – 194. По рассмотрению 33,4 тысяч заявлений было принято решение о невозможности применения Закона «О реабилитации…» в виду не подтверждения факта политической репрессии в связи с отсутствием документальных сведений.

В архивах Министерства внутренних дел и Национального архива Республики Татарстан на хранении имеются документы на более 50 тысяч раскулаченных семейств и около четырех тысяч дел на спецпереселенцев – немцев, финнов и лиц других национальностей, выселенных за пределы ТАССР в период войны. Окончательное число лиц, репрессированных в республике назвать трудно. Если исходить из того, что в семьях тогда было по 6-10 человек, то пострадавших от репрессий - не менее 350 000 тысяч. Однако более точную цифру можно будет назвать только после полного окончания процесса реабилитации.

Основные положения диссертации отражены

В следующих работах:

Публикация в научном журнале из перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Иванова О.А. Политические репрессии в Татарской АССР

//Ученые записки Казанской государственной академии ветеринарной медицины им. Н. Баумана. Том 186. – Казань: 2006. - С. 388-394.

В прочих изданиях:

  1. Иванова О.А. Из истории политических репрессий в Республике Татарстан. Некоторые вопросы истории Великой Отечественной войны// Сборник статей. Казанский государственный архитектурно-строительный университет. – Казань: 2005. - С. 85-94.

3. Иванова О.А. Политические репрессии в Республике Татарстан накануне и в период Великой Отечественной войны. // Сб. статей и материалов научной конференции. Татарстан в годы Великой Отечественной войны: люди, события, память. – Казань: Казанский государственный университет, 2006.- С. 212-223.

4. Иванова О.А. Из истории репрессий против духовенства в Татарской АССР в 20-30-е годы ХХ века. Материалы 58 республиканской научной конференции// Сб. научных трудов докторантов и аспирантов. Казанский государственный архитектурно-строительный университет. – Казань: 2006, 2006.- С. 43-47.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»