WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Для понимания механизма репрессий ценна работа Валиева А.Х. «Тридцатые годы глазами прокурора и узника» (повествование о жертвах политических репрессий в Республике Татарстан).24 Книга о времени и о себе не только свидетеля, но и активного участника событий, происходивших в стране в течение 70 лет прошлого века. Бывший помощник прокурора Татарской АССР Валиев А.Х. прошел через все, что прошло поколение людей того времени. В своей книге он показывает, как в период разгула беззакония во всей стране без санкции прокурора и вопреки его возражениям производились массовые аресты, а органы прокуратуры, по существу, были лишены полномочий осуществлять надзор за расследованием уголовных дел в органах внутренних дел. Валиев А.Х. приводит некоторые данные о политических репрессиях в Татарской АССР в 30-е годы, напоминает будущим поколениям о недопустимости произвола государства в отношении своего народа, как председатель правления общественной организации жертв политических репрессий призывает хранить память о невинных жертвах.

Объектом анализа репрессий в конкретном районе стало исследование Фролова Н.С. «Трагедия народа»25. Ее познавательная ценность выходит за рамки одного района. Автор убедительно, на основе тщательного поиска в архивах на примере одного Черемшанского района ТАССР анализирует механизм репрессий в сельской местности. В истории Черемшанского района (бывшего Первомайского) отразилась трагедия не только народов Татарстана, но и всего бывшего СССР. Факты, приводимые автором, убеждают читателя в бесчеловечном отношении власти, прежде всего к крестьянству. Одно дело – упоминание обезличенных миллионов жертв. Их, действительно, можно подвергнуть сомнению. Другое - документально зафиксированное самими карательными органами плановое преследование конкретных лиц за то, что они имели лишнюю корову, сепаратор, хотели верить в бога или не хотели бесплатно отдавать нажитое имущество.

Монография Н.С. Фролова – это и фиксация событий, и еще одно предъявление иска бесчеловечной государственной системе, ее идейным вдохновителям и рьяным исполнителям. Это тот шок, не испытав которого невозможно вылечиться от гипноза идеологических догм. Автор делает жестокий прогноз – пока все эти факты не будут обнародованы, официально осуждены, пока главные деятели той власти остаются безнаказанными, существует опасность повторения трагедии.

Представляет несомненный интерес исследование доктора исторических наук Шайдуллина Р.В «Крестьянские хозяйства Татарстана: проблемы и пути их развития в 1920-1928 годах»26. Монография посвящена исследованиям проблемы развития крестьянского хозяйства Татарстана в годы новой экономической политики. В ней наряду с изучением социально-экономического развития впервые анализируется общественно-политическое настроение крестьянства. В книге обобщается значительный исторический материал из архивов, периодической печати, монографий. Многие из архивных материалов вводятся в научный оборот впервые.

Для нас особый интерес представляет пятая глава: «Социально-политические изменения в деревне в 1920-е годы». В ней автор показывает, как в годы продразверстки над протестующими крестьянами творились бесчинства, сопровождаемые дикими расправами и массовыми арестами. На этой почве в ряде волостей ТАССР произошли выступления крестьян. Подводя итог, автор делает вывод, что в конечном итоге политика «военного коммунизма» явилась основной причиной страшного голода 1921-1923гг., когда свыше двух миллионов жителей республики были обречены на голодную смерть. К тому же бунтующее крестьянство подвергалось жестоким репрессиям, что усугубляло и без того его тяжелое положение.27

В целом обзор имеющейся литературы, научных исследований и публикаций по данному вопросу свидетельствует о том, что опубликованные работы пока не дают всеобъемлющую картину масштабов произвола, хотя по трудам предшественников можно иметь достаточно полное представление о политическом преследовании граждан республики. Однако это только начало в изучении региональных аспектов политических репрессий, происходивших в указанный период.

Источниковая база исследования представлена разнообразным и значительным по объему материалом. Это архивные документы, документальные публикации, источники мемуарного характера (воспоминания, дневники, материалы печати).

В результате многолетней исследовательской работы по истории репрессий в Республике Татарстан определились следующие основные источники:

- архив Управления федеральной службы безопасности по Республике Татарстан;

- архив Министерства внутренних дел Республики Татарстан;

- архив Прокуратуры Республики Татарстан.

- Национальный архив Республики Татарстан;

- Центральный государственный архив историко-партийной документации РТ;

- Книга памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан в 22 томах и ее электронная версия;

- текущий архив редакции Книги памяти жертв политических репрессий.

Кроме того, данные о репрессированных гражданах Татарстана можно найти в региональных Книгах памяти, а также в областных архивах многих областей бывшего СССР, где уроженцы Татарстана проживали до ареста, или отбывали заключение или ссылку.

В архиве УФСБ по РТ был создан специальный фонд 109 рассекреченных дел. В нем находятся архивно-следственные дела, распорядительные документы ВЧК-ОГПУ-НКВД, протоколы заседаний внесудебных органов по рассмотрению следственных дел Казанской губернской и Всетатарской чрезвычайных комиссий. Кроме того, там сосредоточены материалы «тройки» ГПУ-НКВД ТАССР, сведения о приведении в исполнение приговоров о высшей мере наказания, ряд других документов.

В архиве УФСБ находится более 22 тысяч дел реабилитированных. Это так называемый фонд рассекреченных уголовных дел. Нам удалось воспользоваться электронной версией этих дел.

Нами использованы карточки к делам репрессированных, хранящихся в Прокуратуре РТ, где содержатся краткие сведения на осужденных. В течение 1989 по 1998гг., пересмотрены 11636 уголовных дел в отношении 22914 человек, из которых заключениями прокуратуры реабилитировано 20643 человек.

Основу источников по административным репрессиям (раскулаченные), находящимся в архиве МВД РТ (Ф. 3 оп.3 ед. хр. с 5 по 67), составили личные карточки «на кулацкие семейства, утвержденные к высылке из пределов республики», а также протоколы «тройки» по выселению кулацких семейств за пределы ТАССР в отдаленные местности СССР.

Источниковую базу ведомственных архивов существенно дополнили государственные архивы.

Так в национальном архиве Республики Татарстан хранится несколько фондов революционных трибуналов. Это, Ф. Р-526 –Революционный трибунал ЦИК, Ф. Р-664 –Казанский уездный трибунал. Кроме того фонды уездных революционных трибуналов: Лаишевский –Ф. Р-663, Мамадышский – Ф. Р-657, Свияжский Ф– Р-662, Спасский Ф. Р- 779, Всетатарский – Ф. Р – 623, Ф. Р- 5853 чрезвычайной комиссии г. Бугульмы. В них хранятся следственные дела за 1918-1922 гг. Часть документов находится в фондах Прокуратуры и Верховного Суда республики (Ф. Р – 6948 и Р – 3870).

В названных фондах содержатся сведения об актах неповиновения крестьян местным властям, случаях вооруженных выступлений, справки, протоколы судебных разбирательств карательных мер, изъятий хлеба и церковных ценностей и многое другое.

Среди опубликованных источников в последние 10-15 лет следует назвать: Постановления Совета Народных комиссаров, выписки из протоколов и Циркулярные письма ЦК ВКП (б); шифрограммы И. Сталина.

Для понимания природы политических репрессий важное значение имели законодательные и нормативные акты, оперативные приказы ОГПУ, Народного комиссариата внутренних дел, такие как 00447 от 30 июля 1937 года, 00486 от 15 августа 1937 года, 00593 от 20 сентября 1937 года и др. По существовавшей в то время кодовой классификации приказов НКВД, два нуля перед цифровым номером приказа означали, что он издан по директиве или резолюции лично И. Сталина.28 Часть подобных документов приводим в приложении.

Только в конце ХХ века появились первые сборники документов, приоткрывшие истинную историю репрессий. Например, в 1993 году вышел «Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий», позднее, в 1999 году, вышел еще один.29 Сборники содержат как распорядительные документы органов государственной власти, так и директивы, указания, приказы различных репрессивных ведомств, а также документы по реабилитации незаконно репрессированных граждан.30 В стране началась работа по изучению архивно-следственных дел.

Попыткой нового подхода к материалам по истории советской деревни конца 20-х – начала 30-х годов явилось издание в 1999 – 2001гг. сборников документов и материалов в пяти томах «Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание.»31. Их составителям удалось включить рассекреченные документы партийных и государственных архивов, объективно освещающие положение дел в деревне, в т.ч. материалы ЦК ВКП (б), ЦИК и СНК СССР, ВЦИК, Наркомзема, Колхозцентра и др.

В начале 90-х годов вышел ряд документальных сборников и журнальных статей по истории коллективизации и раскулачивания в 1929 – начале 1930-х годов, в которые были включены не публиковавшиеся ранее документы партийных и советских учреждений, ОГПУ и его органов на местах, суда и прокуратуры, центральных, республиканских, краевых и областных и других ведомств и организаций. Среди них следует назвать сборники: «Из истории раскулачивания в Карелии. 1930-1931гг.», изданного в 1991 году, в 1992 году «Спецпереселенцы в Западной Сибири (1933-1938гг.)» в 1993году, Репрессии на Кубани и Северном Кавказе, Раскулачивание на Украине, Спецпереселенцы – жертвы сплошной коллективизации. Из документов «особой папки» Политбюро ЦК ВКП (б). 1930-1932гг.» - Исторический архив. 1994. № 4, Лагерная система и принудительный труд Сибири и на Дальнем Востоке в 1929-1941гг32. и другие.

Уникальность многих работ заключается в том, что они впервые используют документы органов ОГПУ, милиции и прокуратуры, партийных комитетов и советских учреждений, раскрывающих насильственный процесс коллективизации, сопротивление крестьянства насилию и беззаконию со стороны органов власти в деревне. Перечисленные работы были полезными для нашего исследования, поскольку дали возможность сопоставлять происходящие процессы в регионах бывшего Советского Союза в целом с событиями в Татарии. Ряд статей было опубликовано о репрессиях начальствующего состава Красной Армии.33

Особую группу составляет мемуарная литература. Воспоминания бывших заключенных отличаются эмоциональностью, описанием деталей лагерной жизни, личных переживаний. Такие исследования рождают понимание того, как и чем жили заключенные лагерей, раскрывают атмосферу, царившую в том или ином лагере или на этапе пересылки34.

Ряд интересных сведений по проблемам истории политических репрессий мы почерпнули в опубликованных материалах историко-документальных изданий «Мирас», а также в журналах «Татарстан», «Казань», «Магариф» и др. Эти проблемы освещали газеты «Республика Татарстан», «Ватаным Татарстан», «Казанские ведомости», «Вечерняя Казань» и др.

Однако отдельные публикации, написанные на волне всеобщей разоблачительности, особенно в 90-е годы, носили поверхностный характер. Написанные со слов репрессированных, они отличались излишней эмоциональностью и недостаточной достоверностью. Однако в целом СМИ внесли большой вклад в дело изучения вопроса.

И, наконец, несомненный интерес представляет «Книга памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан» в 22-х томах35. Для нас она послужила ценным историческим источником, объектом всестороннего исследования. В своей работе для иллюстрации мы использовали материалы многих томов. Это поистине энциклопедия человеческой трагедии, человеческого горя.

Списки многотомной Книги жертв политических репрессий составлены на основе следственных и фильтрационных дел, хранящихся в архивах Комитета Федеральной службы безопасности по Республике Татарстан (КГБ) и Министерства внутренних дел, архивов Республики Татарстан, Государственного архива Российской Федерации, а также архивов других регионов бывшего СССР. Использован банк данных Прокуратуры РТ и сведения, находящиеся в электронном банке данных жертв политических репрессий в пределах бывшего СССР, созданном по инициативе общества «Мемориал» разных регионов СНГ.

В список Книги памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан включены жители и уроженцы республики, обвиненные по 58-й статье УК РСФСР. Кроме того, издание содержит сведения о расстрелянных или умерших в местах заключения на территории республики.

Текст дан на двух государственных языках – русском и татарском. Данные о каждом репрессированном унифицированы и располагаются в следующей последовательности:

Фамилия, имя, отчество репрессированного; год и место рождения; место жительства на момент ареста; национальность; профессия или должность; место работы; дата ареста; каким органом осужден; дата вынесения приговора; на основании какой части 58-й статьи вынесен приговор; формулировка приговора; каким органом и когда пересмотрен приговор; дата расстрела или смерти в местах лишения свободы; место смерти или гибели; дата реабилитации.

Столь полные данные позволили нам сделать достаточно подробный социальный, профессиональный, национальный, конфессиональный анализ, результаты которого мы представляем в работе. Книга памяти послужила ценным источником для определения сроков ведения следствия, наиболее часто применяемых мер наказания в разные годы.

Книга стала историческим и официальным документом и источником информации по истории политических репрессий в Республике Татарстан как для органов власти, так и для исследователей рассматриваемого периода.

Данные Книги позволяют представить масштабы репрессий в регионе, раскрыть отношение центральной власти к региональным деятелям, узнать судьбы многих жертв политических репрессий, арестованных в Татарии.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»